Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Антон Баков: «Каждый год к нам в город завозят 100 тысяч тонн грязи, которая стоит 140 миллионов рублей»

×
Разговор на Малине 4 февраля 2014 в 23:40
Проблемы с видео?
В материале:

Баков Антон

Председатель Монархической партии — об актуальных вопросах, которые обсуждаются в Екатеринбургском сенате.

Смотрите также:

«Мы будем продвигать городской Сенат по франшизе в Москву и Петербург, желающие уже есть»

Екатеринбургский Сенат придумал, как ликвидировать пробки в Екатеринбурге


Ольга Чебыкина: В нашей студии появился человек, который не нуждается в представлении, Антон Алексеевич Баков. Здравствуйте.

Антон Баков: Здравствуйте.

ОЧ: Повод нашей встречи — третье заседание екатеринбургского сената. Вы обсуждали важный для города вопрос — детские сады. Какое сверхальтернативное решение вы предлагаете, до которого до сих пор не догадалось всё чиновничество?

АБ: Для кого-то проблема детских садов — огромные деньги. У нас сейчас чтобы сделать одно место ребёночку в детском саду, городской бюджет тратит 956 тысяч рублей. Почти миллион рублей на каждого нового члена общества, для того, чтобы он какое-то время находился в детском саду, вынь из бюджета и положь. 

ОЧ: Почему так дорого? Там инкрустированные бриллиантами горшки? 

АБ: Такая стоимость квадратного метра у нас в городе, дорогие коммуникации…

ОЧ: Это если строить сады заново?

АБ: Да. Конечно, все чиновники очень хотят получить много денег из бюджета, освоить их, позвать своих знакомых, товарищей, соседей, кто кого найдёт, чтобы они стали миллионерами и чтобы у чиновников настроение улучшилось. 

Есть более дешёвый вариант. На него пошли не от хорошей жизни, конечно, не у нас, а в Москве. В прошлом году 15 мая изменили СанПиН, санитарные нормы. Садики были двухэтажные, понятно, почему — чтобы дети по этажам не бегали. Москва разрешила пристраивать третьи этажи. По всей стране закипела бурная работа. Ну что там, копейки стоит оборудовать мансарду, взять либо листовые несущие конструкции, металлические, либо каркасник какой-нибудь деревянный. Стоит в три, четыре, пять раз дешевле. 

ОЧ: Классная идея, что не так?

АБ: Всё не так. Очевидно, слишком дёшево. Все мечты рушатся, что вот мы сейчас получим 20 миллиардов и на них построим детские садики. А тут раз — и не 20 миллиардов, а один. А может быть, даже меньше. Конечно, у всех слёзы на глазах. 

За год наша администрация выставила на тендер только четыре садика на реконструкцию — из тех сотен, которые у нас существуют. Нам надо 27 тысяч мест в детских садах, в перспективе надо будет 32 тысячи. А этого не будет, потому что чиновники игнорируют изменения в федеральном законодательстве и не выполняют свою работу. 

Мы будем кричать, шуметь, бить в набат. Тем более к нам пришли сразу несколько строителей, принесли проекты, говорят: разрешите нам строить, мы готовы решать эту проблему. Мы их не лоббируем, конкретные фамилии не называем, но действительно это возможно.

ОЧ: Есть ли какие-то результаты по итогам двух предыдущих заседаний Сената? Раньше на совете обсуждалась борьба с пробками, экологическая ситуация. Есть ли подвижки, слышат ли вас в городе, в области, в полпредстве? 

АБ: Мы как бы пытаемся толкнуть один камень вперёд. У нас силы ограничены, но мы надеемся, что за ним пойдёт два камня, четыре камня, и образуется целая лавина. Нам удалось сдвинуть полпредство. С нами в контакте уже вовсю работает наш федеральный инспектор Владимир Шабанов. Он уже был в приёмной сената, проводил круглый стол по экологии. Удалось выяснить страшную военную тайну: каждый год к нам в город завозят 100 тысяч тонн грязи — эту смесь, которая сыпется, а потом оказывается у нас на одежде, на машинах, в лёгких. Это стоит 140 миллионов рублей. Сейчас мы готовим официальный документ, чтобы это дело запретить, потому что, я считаю, толку тут никакого нет, кроме лишних трат денег и большой беды для всех горожан. 

ОЧ: Было всего три заседания, и на двух из них обсуждался брендинг города. Про это модно говорить, только ленивый не предлагал макеты и проекты. Сенаторы и сочувствующие, находившиеся на заседании, высказывали в кулуарах такую мысль: этим инициаторам, молодым прикольным ребятам, у которых глаз горит, говорили напрямую — зачем вы это делаете, на это всё равно нет денег. Людям нужны детские сады, хорошие дороги, чистый воздух. Даже малое транспортное кольцо скорее согласятся строить, чем разрабатывать брендинг города.

АБ: Это теоретически. А практически до сих пор всё завешано плакатами с ЭКСПО-2020. Они никак, мне кажется, не отражали дух нашего города. 

Понятно, почему это обсуждается в Сенате: у нас все разбираются в воспитании детей, в политике и, конечно, в брендинге. Это самые обсуждаемые темы. Согласен, может быть, это не самое главное. Но у города должно быть что-то современное в XXI веке, кроме того герба, который нам достался из проклятого прошлого, из XVIII века. Всё-так полтора миллиона человек здесь живёт, нужна какая-то эмблемка, логотипчик. 

Мне кажется, этот брендинг ещё не окончательный вариант, но он имеет право на существование. И я прекрасно понимаю молодые дарования, которым кроме всего прочего нужна ещё и аудитория. А то ты творишь, творишь, а вокруг только жена ходит и бурчит, что всё, что ты делаешь, неправильно, и вообще лучше бы пошёл вагоны разгрузил, денег бы в семью принёс.

ОЧ: То есть вы ещё и социальную функцию пытаетесь в Сенате выполнить.

АБ: И психотерапевтическую. Я считаю, что вообще люди заслуживают право быть выслушанными. 

ОЧ: Антон Алексеевич, ходит такая шутка, что Сенат — это игрушка для ваших детей. На третьем заседании с четвёртым вопросом, весьма интересным, по поводу расширения списка почётных граждан Свердловской области, с докладом выступал ваш сын Миша. Расскажите, пожалуйста, не для этого ли создан Сенат? 

АБ: Честно говоря, в том числе и для этого. Я вовсе не собираюсь устраивать своих детей на бюджетную государственную должность, где бы они учились работать за государственные деньги. Если они могут обучаться за свои собственные, за мои, за общественные деньги, то я считаю, это слава богу. 

Другое дело, что, конечно, основная функция Сената, наверное, не эта, а придание некой столичности Екатеринбургу, то, чего, я считаю, очень не хватало нам в последние годы. Это хороший атрибут: ни у кого нет сената, а в Екатеринбурге есть. По-моему, прекрасно. 

А дети — дети растут, они должны учиться. Прекрасно будет, если хотя бы кто-то из них свяжет свою жизнь с нашим городом, где наша семья живёт с середины XIX века. 

ОЧ: Славно, что вы не отрицаете этот факт преемственности. Предлагаю пригласить в студию Михаила, он, наверное, самый юный сенатор.

АБ: Да, наверное. Рояль надо вынуть из кустов.

ОЧ: Дадим ему возможность сделать доклад и в нашем эфире.

(К разговору в студии присоединяется Михаил Баков)

ОЧ: Миша, привет.

Михаил Баков: Добрый день.

ОЧ: Я уже спросила у папы, для чего ему сенат, он ответил, и я ответом удовлетворена. Зачем ты ходишь в сенат?

МБ: Во-первых, это очень интересно. Во-вторых, в сенате представлено молодёжное крыло наших объединений, студенческих братств. Это инициативная группа молодых ребят из разных вузов, которая работает с нами уже больше полугода. Мы начали общаться с ними ещё в начале лета. Хотим перенять систему студенческих братств по типу Америки. Достаточно интересно, весело. Учиться мне ещё полтора года. Стараемся.

ОЧ: Если на второй год не останешься.

МБ: Я отличник, мне не грозит. 

АБ: Уговариваю его пойти в магистры, но он пока категорически против. 

МБ: Сколько можно учиться.

АБ: По специальности строитель, хочет строить.

МБ: Творить. 

АБ: Говорит, лучше бы я полез к детским садикам третьи этажи подстраивать.

МБ: Да, и тут идеи есть.

ОЧ: Я поняла, откуда выросли ноги первого вопроса повестки про надстройку садиков. 

АБ: Нет, нет, на этот раз нет (смеётся).

ОЧ: Вы классные инициативные люди, прекрасно самоорганизуетесь и без сенатов и прочих взрослых прибамбасов. Есть ли смысл сената для тебя? Ощутил ли ты какую-то эффективность того, что вы делаете там? 

МБ: Безусловно. Когда я посещаю сенат, есть время не только во время сессии, но и до и после, когда можно пообщаться с интересными публичными людьми, обсудить какие-то вопросы. Например, встретиться с юристом-экологом и спросить у него что-нибудь по нормам и изменениям. 

ОЧ: Расскажи про свою последнюю инициативу, расширение списка почётных граждан города. Откуда возникла эта идея, кого вы планируете в него включить? Это, безусловно, светлая мысль.

МБ: Спасибо. Сейчас мы ведём работу над студенческими братствами. Залог успеха братств — это общение с состоявшимися людьми, принцип связи поколений, социального лифта, когда люди, например, с того же строительного факультета общаются с авторитетными строителями, а те им не только подсказывают, но и помогают в дальнейшем с трудоустройством или другими вопросами. Прямо такое братство. 

Мы начали анализировать список людей, которые окончили тот или иной вуз. Каждое студенческое братство получило типа домашнего задания. Все обратились к списку почётных граждан и обнаружили, что, к сожалению, список этот как минимум не полный.

ОЧ: Куцый?

МБ: Это мягко говоря. Многие очень интересные люди туда не попали. Там есть бывшие, действующие чиновники, олигархи, но люди, которые действительно много сделали для нашего города, туда не попали.

ОЧ: Но там же есть и учёные, например. На торжественное собрание к 80-летию области пригласили по-настоящему заслуженных, было очень трепетно было находиться с людьми науки в одном зале. Я не могу согласиться, что это список, состоящий из чиновников.

АБ: Тут не надо переборщить, когда приглашаешь. Мы думали об этом, когда организовывали сенат: не превратить это всё, извините меня, в торжественное мемориальное мероприятие, кладбище ещё живых людей. Должна быть какая-то живость. Поэтому молодёжь и пыталась установить контакт с представителями своих специальностей. Посмотрели в список почётных граждан, а многих авторитетов, которые пользуются общегородской славой, там нет. Меня поразило, что там нет Кормильцева, допустим. Илья Валерьевич Кормильцев, я считаю, очень много сделал для прославления нашего города. 

МБ: Сейчас мы хотим причислить к этому списку уже умерших людей, о заслугах которых никто не будет спорить. Безусловно, этим вопросом нужно заниматься. Есть люди, которые ещё при жизни могли бы получить это светлое почётное звание. Но сейчас это, наверное, не так интересно комиссии по почётным гражданам и просто гражданам, поэтому мы бы могли бы помочь как-то взять инициативу на себя. Нам это было бы достаточно интересно.

ОЧ: Как это происходит, кто утверждает, кто ставит финальную роспись и насколько это вообще реально? Я всегда за то, чтобы действия приводили к результату. Насколько реально расширить этот список, в какую инстанцию нужно писать?

АБ: Во-первых, дело здесь не в инстанциях. Вот, допустим, Бажов: вроде бы не почётный гражданин, но все им занимаются. Я за свои деньги издал путеводитель по бажовским местам, это был мой спонсорский жест. Артюх, допустим, защищает память старика Букашкина. Работа идёт, надо только как-то её систематизировать.

ОЧ: Напоследок я хочу спросить про ваши личные взаимоотношения. Даже здесь, в студии, папа настаивает на продолжении учёбы, Миша говорит — нет-нет-нет, сколько можно учиться, я и так уже умный. 

АБ: А я какой был умный в его годы!..

ОЧ: Миша, насколько тебе тяжело с таким авторитарным отцом?

МБ: Мы достаточно часто спорим, но в конце приходим к конструктиву. Не скажу, что чаще побеждает он или я. В плане учёбы я вполне обосновано аргументирую, почему надо сделать именно так, и в целом он со мной соглашается. Посмотрим, время ещё есть, чёрт знает что произойдёт за полтора года. 

АБ: По сравнению со своей сестрой Анастасией это милый покладистый ребёнок. Вот уж там — коса на камень.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Баков Антон

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^