Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Музыкант Сергей Жилин о новом сезоне шоу «Голос»: «Репертуар не детский, это и будет интересно»

×
Разговор на Малине 27 февраля 2014 в 21:19
Проблемы с видео?

Музыкант, который играл дуэтом с Биллом Клинтоном, сейчас дирижирует для детей на Первом канале.


Екатерина Дегай: Сергей, здравствуйте.

Сергей Жилин: Здравствуйте.

ЕД: Ваш новый проект называется «Голос. Дети». Можете раскрыть какие-то его тайны?

СЖ: А какие тайны? 28 первый эфир, смотрите. Там всё то же самое, как и в «Голосе», три тренера и дети. Некоторые просто великолепны. Мы с двумя из них уже плотно работаем, две девочки просто замечательные. 

ЕД: Чем должен стать «Голос» для детей? Это стартовая площадка, опыт работы на большой сцене или просто приключение?

СЖ: Это вряд ли приключение. Скорее всего, это для кого-то и стартовая площадка, и опыт работы, безусловно, потому что такого опыта они нигде не получат, тем более в таком возрасте. Многие из них уже реально зрелые артисты. 

ЕД: Какого они возраста?

СЖ: От шести до четырнадцати. Смотришь на них: в десять лет она реально артистка! И певица, и артистка, и работает на сцене, общается с публикой, всё делает просто замечательно. Представляю себе, что будет через пять-десять лет. 

ЕД: Но с детьми нужно быть аккуратнее, потому что есть много рисков сломать детскую психику. Это большое эмоциональное напряжение…

СЖ: К сожалению, правила программы остаются непреклонны, и когда дети идут на это, их родители должны понимать, куда они толкают своего ребёнка. Было много расстройств. Участников всего 150, а каждый из педагогов выбрал себе по 15 человек, остальные не попали. Они три дня ждали, а до них просто очередь не дошла. 

ЕД: Это дети со всех регионов?

СЖ: Да, конечно, со всей страны.

ЕД: Из детских филармоний и детских музыкальных школ?

СЖ: Возможно. Их просто очень много, поэтому я запомнил тех, кого для себя отобрал, и мы сейчас с ними работаем. Это Полина Богусевич, Арина Данилова и Лиза Пурис. Мы сделали несколько номеров, они сумасшедшие, каждый по-своему. Арина Данилова поёт очень лиричные, нежные песни, они ей даются. А Полина Богусевич поёт «New York, New York» так, что… Такие ноты берёт. Там в конце коды надо немножко дотянуть, я её на репетиции говорю: «Ты можешь ноту чуть позже взять и дотянуть, чтобы мы вместе с тобой закончили?» Она смотрит на меня: «Да, да, хорошо». Я говорю: «Сейчас попробуем кусочек, только не в полную силу». Она пробует, но всё равно в полную силу, и у неё не совсем получается. Я понимаю, что перед концертом не стоит её больше мучить, говорю: «Молодец, давай так оставим». Она на концерте, видимо, думала об этом и взяла начало ноты практически в то же время, но какими-то неимоверными усилиями дотянула её до конца. Она ещё и упорная.

ЕД: Судя по всему, репертуар будет не детский?

СЖ: Не детский, хотя есть песни, которые близки детскому репертуару.

ЕД: Мы беседовали с Юрием Башметом о детском музыкальном образовании, и он рассказал про свой удивительный проект — детский симфонический оркестр. Они собрали детей со всех регионов и обучали их. Это был новый колоссальный опыт.

СЖ: Как детский «Голос», получается. 

ЕД: Что самое важное в детском образовании? Может даже, не только в образовании, а в расширении музыкального кругозора.

СЖ: Музыкальный кругозор не помешает любому человеку, даже тому, кто не связывает свою жизнь с музыкой, это в любом случае полезно. 

Что касается образования, у нас академическое образование всегда было на уровне. У нас и методики, наработки, разработки, учебники — всё есть. Надо использовать тот богатый опыт, который был накоплен ещё до нас, и искать подход к ребёнку. С одной стороны, заставлять его работать, потому что если человек не занимается, то ничего не будет. Но с другой стороны, часто бывает, что у ребёнка отбивают желание количеством необходимых занятий. Надо искать золотую середину. Меня, например, отпускали в футбол играть, если я позанимаюсь два часа или три. Меня бабушка заставляла. Я помню, она мне говорила: «Ты сейчас занимайся, потом у тебя времени не будет». А у меня и тогда не было времени, мне всё надо было — и футбол, и волейбол, всё меня очень интересовало.

Эстрадно-джазовое образование у нас, к сожалению, несколько другого уровня. Во-первых, очень мало педагогов, которые имеют нужный объём знаний. Безусловно, были есть те, кто создавал у нас эстрадное образование, это Юрий Саульский, Игорь Бриль, Анатолий Кролл. Но академической системы у нас нет. Наверное, за этим нужно ехать к людям, которые имеют опыт не только исполнения, но и преподавания. Например, Женя Гречищев, который работает в институте культуры — он замечательный джазовый пианист, и у него есть своя методика преподавания. 

Для человека нет ничего сложного, просто надо правильно объяснить. У меня в своё время не было никого, кто бы мог объяснить. Потом я убежал в джаз и полностью отрицал классику. А сейчас наоборот.

ЕД: Уральский композитор Александр Пантыкин собирается организовать в нашей телебашне всемирный центр композиторов и говорит о том, что обязательно надо учить джазу, может быть даже рэпу и диджеингу.

СЖ: Да, это всё должно быть. Человек должен понимать, откуда что берётся. У нас много самодеятельного, поверхностного понимания. Соответственно, оркестровые, эстрадные, джазовые музыканты имеют самое общее представление. 

ЕД: Есть интересный факт вашей биографии: вы играли с Биллом Клинтоном. 

СЖ: Для музыканта это не очень интересный факт, а для человека — конечно, интересный. Это произошло в 1994 году, если мне не изменяет память, в доме приёмов. Борис Николаевич был тогда президентом. Перед входом в зал сидел струнный квартет и я за роялем. Президенты ушли, мы сидели час, полтора. Потом я спросил, можно ли мне выйти покурить, но начальник мне сказал: «Сиди». Я и сижу. И буквально через пять минут Клинтон выбегает, берёт саксофон и на ходу начинает играть Summertime. Я так раз сразу… Это сейчас я во всех тональностях играю, а тогда у меня их было три основные. Я неимоверными усилиями вспомнил, как должно быть. У меня абсолютный слух, поэтому я должен слышать именно в правильной тональности, а переходить в другую мне сложно. Но сообразил, сыграли. Потом вторую сыграли, My Funny Valentine. 

ЕД: Клинтон хороший саксофонист?

СЖ: Да. Он играл те самые фразы, которые должны быть в арсенале джазового музыканта.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^