Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Коворкинговая кругосветка: 36 000 километров в поисках лучших пространств мира для бизнесменов

×
Разговор на Малине 26 февраля 2014 в 20:19
Проблемы с видео?
В материале:

Фролов Андрей

Основатели екатеринбургского коворкинга «Соль» делятся впечатлениями о своём бизнес-трипе.

Смотрите также:

Основатели коворкинга «Соль»: «Мы не конкурируем между собой. Мы конкурируем с миллионами квадратных метров офисных площадей»

«Я офисная крыса со стажем и знаю, что отдельный кабинет не помогает работе»


Екатерина Дегай: Ян, Андрей, привет. Вы буквально на днях вернулись из грандиозного бизнес-трипа: 36 тысяч километров от Лондона до Шанхая в поисках коворкингов, деловых пространств и идей для предпринимателей. Вы точно русские люди, потому что вы сначала открыли свой коворкинг, а потом поехали смотреть коворкинги мира. Логичнее же было делать наоборот.

Андрей Фролов: Я бы не сказал, что мы открывали коворкинг без понимания того, что происходит снаружи. Появление «Соли» предваряла поездка по российским коворкингам. А сейчас мы готовимся к новому проекту.

Ян Кожан: Да, тогда задача была немножко попроще. Мы не хотели придумать новый формат, мы хотели просто открыть хороший, удобный коворкинг, перенести существующий формат в наши реалии, естественно, с поправками. 

ЕД: Как я понимаю, ключевое, с чем вы приехали, — что ваш коворкинг точно не самый худший и вполне сопоставимый с тем, что делают в мире?

АФ: Согласен (улыбается). Но у нас не было цели убедиться в том, что наш коворкинг плохой или хороший. Мы собирали опыт по заведениям немного другого формата, смотрели не только коворкинги и рабочие пространства.

ЕД: Давайте пойдём по географии вашего путешествия. Первый город — Берлин.

ЯК: Там мы видели очень крутой коворкинг архитекторов. Ребята просто заняли старое здание, сами его полностью восстановили, сделали его удобным для себя. Но потом они поняли, что одним архитекторам скучно, не хватает каких-то свежих идей, и пригласили туда дизайнеров и немножечко айтишников и за счёт этого освежили свой формат. Теперь у них всё очень неплохо. 
Вообще в Европе, особенно в Германии, коворкинги направлены не на молодых фрилансеров, а на состоявшихся профессионалов. Например, он архитектор и ему лет 50. И он работает на себя в коворкинге, в своём сообществе.

ЕД: Другой берлинский коворкинг — Factory.

ЯК: Это мощный проект, который пока ещё строится. Это целый квартал около бывшей Берлинской стены. Нашлись ребята-девелоперы, которые поступили очень хитро: они связались с Гуглом, и те им дали грант миллион долларов. Понятно, что для такого проекта это довольно незначительная сумма, но они получили имя Гугла, под которое привлекли других айтишников — Мозиллу, прочие конторы, привлекли деньги такого банка, как Deutsche Bank. Теперь там будут и коворкинги, и офисы компаний, и просто какие-то команды будут приезжать и арендовать места. Мы там были — там идёт стройка, и уже кто-то работает — из Италии приехали, из ЮАР. Это очень круто — такой маленький городок, предназначенный в первую очередь для айтишников.

АФ: В Берлине не было такого места, где бы были сконцентрированы айтишники, и ребята решили своим проектом исправить этот недочёт. 

ЕД: То есть специализация коворкинга важна?

ЯК: Это не совсем коворкинг и не акселератор, это совмещённый формат. Там работают такие монстры, как Гугл, и начинающие ребята-программисты, и у всех свои потребности. У молодых программистов — посмотреть, как всё круто в Гугле, чему-то у них научиться, а Гугла — получить свежую кровь.

ЕД: Это уже на технопарк похоже.

ЯК: Да, можно и так сказать. Тут нет единого определения. 

Такой формат очень интересен. Когда мы туда шли, человек, который нас вёл, всё говорил, что мы идём в Гугл. Мы так и думали, что это всё Гугл. И все так думают. В этом-то и прикол.

АФ: Бизнес-стратегия.

ЕД: Теперь давайте про Лондон поговорим. Что там?

АФ: Лондон — это…

ЯК: …the capital of Great Britain (смеются). 

АФ: Лондон очень интересное место. Я, честно говоря, изначально воспринимал его как старую Британию, в которой ничего особо не происходит. Но на самом деле это динамичный современный город, место сосредоточения дизайнеров, интересных форматов. Это место, где появилось такое понятие, как бизнес-клубы. 

ЯК: В XVIII-XIX веке появились джентльменские клубы и клубная культура — закрытость, элитность. Это много где сохранилось. Где-то прослеживается явно, где-то скрыто, но чувствуется везде, везде этим пытаются пользоваться. 

Ещё, конечно, в Лондоне очень мощная визуальная составляющая, дизайн. Это из-за того, что там очень дорогая недвижимость, и экономить на интерьерах смысла нет. Даже коворкинги с самым низким ценником из тех, что мы встречали в Лондоне, обладают приличным дизайном. В Германии, например, такое далеко не всегда. 

ЕД: Дальше — Нью-Йорк. Здесь всё демократичнее, судя по фотографиям. 

АФ: В Нью-Йорке распространён стиль лофт — это стиль демократичного использования площадей. Сам проект, конечно, сверхфееричным дизайном не отличается, но люди сидят, работают. Это как будто ребята просто собрались вместе и арендовали старые простаивающие площади.

Проект №1, похожий на лофт, в котором я был, называется Fueled Collective- Там ребята поступили очень интересно. У них достаточно большой по площади коворкинг, который они заполнили интересными зонами для отдыха. Там есть старое фортепиано, старые диваны, кресла, какая-то развлекуха. Это достаточно качественный проект.

В Нью-Йорке всё как-то более практично. Если в Европе люди стараются выпендриваться, особенно в Лондоне, то в Штатах всё более практично. 

ЯК: Я бы не сказал, что атмосферная составляющая в Европе не важна. Допустим, в Лондоне рынок разных пространств в целом развит. Например, там есть условный коворкинг или бизнес-клуб для музыкантов, где встречаются продюсеры. Там нет в большом количестве мест, где можно поработать с ноутбуком, потому что им это не надо, зато есть студии записи, чтобы можно было что-то прослушать. А атмосферу они пытаются достичь за счёт клубности. 

ЕД: Давайте пойдём на восток. Шанхай.

ЯК: Мы были в коворкинге, который представляет собой смесь художественной галереи и кафе-ресторана. В Шанхае любят играть светом и тенью: затемняют большие пространства, что-то выделяют пучками света. Есть возможность покушать и посмотреть выставку, что-то приобрести. 

ЕД: Что в Сан-Франциско?

АФ: В Сан-Франциско было тепло и хорошо. Там я посмотрел на несколько очень интересных по формату ресторанов и кофеен. Например, одна кофейня, в которой ребята не стали отделять саму кофейню от завода — у них есть небольшой завод по обжарке кофе. Там люди сидят в кафе и смотрят, как работает маленький завод, и параллельно сами работают на ноутбуках и планшетах, которые приносят с собой. Мне этот проект показался интересным. Наверное, мы что-то позаимствуем оттуда для своего проекта. 

В Америке культура совместного приёма пищи и переговоров более развита, чем в России. У них бизнес был всё время существования их государства, и многие идеи сформировались исторически, а у нас они у нас ни в каком виде не присутствуют.

Приведу в пример один ресторан, в котором я был. Все, когда приходят в российский ресторан, говорят: «Здравствуйте, а можно я сяду где-нибудь у окошка?» И ждут, когда кто-нибудь придёт. В ресторане в Нью-Йорке тоже есть столики у окошек, а центральное пространство занимает треугольная барная стойка, внутри которой протекает какая-то жизнь. Если ты приходишь днём, тебе говорят: садись, дорогой друг, за барную стойку. И возникает интересная коммуникация, общение между людьми, которые там сидят. Очень тяжело просто сесть за барную стойку, есть и не общаться с людьми рядом. 

ЕД: Вы хотите переформатировать коворкинг «Соль» во что-нибудь другое?

ЯК: Нет, речь в первую очередь о новом проекте с другой целевой аудиторией — это бизнесмены. У них есть свои потребности, которые не совпадают с потребностями домохозяек, фрилансеров, наёмных сотрудников. И это надо учитывать. Мы не хотим сделать хороший проект для всех, мы хотим сделать проект для конкретной целевой аудитории. 

ЕД: Это будет новое пространство?

ЯК: Это будет пространство с разными функциями. На первый взгляд, какие у бизнесменов существуют потребности? Надо провести переговоры. Поработать с компьютером. Провести мероприятие — мероприятия тоже бывают разного формата. Для каждой из функций нужна своя зона со своими правилами.

ЕД: То есть вы решили не останавливаться на «Соли», и у вас появится что-то новое?

АФ: «Соль» — успешный проект, который имеет свою аудиторию, и мы не планируем его закрывать или полностью переформатировать. Наше путешествие было направлено не на то, чтобы улучшить «Соль», а на то, чтобы открыть новое заведение. Мы уже даже выбрали город, в котором это сделаем. 

ЕД: Какой?

АФ: Санкт-Петербург. Это интересный город со своими особенностями, и, нам кажется, неплохой город, чтобы попробовать новый формат.

ЕД: Но ведь в родном Екатеринбурге пока нет пространства для бизнесменов. Или вам хочется столичности, хотя бы петербургской?

АФ: Не хочется запираться в раковине, будто я живу в Екатеринбурге, и всё, что происходит вовне, для меня только источник информации. Хочется идти дальше, хочется чувствовать себя более свободным в выборе географии, в выборе проектов. Некоторые проекты для Екатеринбурга слишком крупные или не подходят, потому что у нас в принципе нет какой-то категории людей.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Фролов Андрей

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^