Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Олимпийский чемпион Антон Шипулин — о своей сестре Анастасии, которая выиграла золото для Словакии: «Россия не должна обижаться на Настю. Она счастлива, и это самое главное»

×
Разговор на Малине 25 февраля 2014 в 20:22
Проблемы с видео?
В материале:

Шипулин Антон

Антон Шипулин — о том, почему решил отдать призовые на благотворительность и почему спортсмены не должны писать в блоге о тренерах и команде.

Смотрите также:

Екатеринбургские волонтёры вернулись из Сочи: «У нас ребята снег целовали. Эмоции были неописуемые»

Иван Алыпов: «Я считаю, если был критерий отбора, и человек выиграл чемпионат России, то ехать на Олимпиаду должен он»

«Биатлон в России на втором месте по популярности после футбола»


Екатерина Дегай: Антон, привет.

Антон Шипулин: Привет.

ЕД: Можно я пожму тебе руку? Я смотрела эту фантастическую гонку — это было невероятно, нечто сногсшибательное. Ты был уверен, что ты победишь и  что можешь сделать этого немца? 

АШ: С немцем я уже не раз бегал в этом году и смог его изучить. Я знал, что он не сильный соперник именно в финишном створе. Конечно, он мог попытаться убежать от меня на трассе, но я тоже был уверен в своих силах. Я больше всего остерегался не немца, а соперников, которые были сзади — австрийца, который в финишном створе почти непобедим.

ЕД: То есть когда ты оглядывался на финише, ты на самом деле смотрел не на немца, а на австрийца?

АШ: Нет, в финишном створе уже на немца. На австрийца я смотрел, когда мы убежали на последний круг, контролировал ситуацию. Нужно было следить за тем соперником, который сзади, чтобы он не догонял. А когда я понял, что австриец не догонит, то стал на 90% уверен, что мы выиграем эту гонку.

ЕД: Потом финиш, твой победный взмах руками, и вот у нас в студии золотая медаль.

АШ: Да. Умом я понимал, что мы это сделали, но эмоционально и душой я этого до сих пор не могу осознать.

ЕД: Я помню твои слова после первой гонки, спринта, когда ты стал четвёртым: «Ненавижу себя». Жёсткая формулировка. Это помогло тебе собраться? 

АШ: Спринт меня подкосил если не на всю Олимпиаду, то на половину-то точно. Я очень готовился, был в хорошей физической форме, но один тот штраф, один габарит, который не прошёл, сыграл злую роль. После спринта я долго не мог отойти. Мне снились медали, которые я не завоевал. Постоянно думал, как же так, до олимпийского золота оставался буквально миллиметр, а если не золото, то хотя бы бронза. Это самоедство, которым я занимался, не давало мне хороших результатов. Рад, что сумел абстрагироваться от всего этого к главному старту, к эстафете, и мы хорошо поборолись за олимпийское золото.

ЕД: Хочу спросить про ситуацию с Екатериной Глазыриной. Её вывели из состава российской сборной прямо во время Олимпиады из-за некорректных высказываний в соцсети в адрес команды. Как ты относишься к этой истории и как думаешь, чем она может закончиться для Екатерины?

АШ: Катя сильный спортсмен, таких у нас в стране немного. Безусловно, она будет тренироваться дальше. Думаю, это было сделано, чтобы показать спортсменам, что так делать нельзя. Есть некоторые моменты, которые нельзя рассказывать. Это общение только между спортсменом и тренером, и оно не должно выноситься на публику. Какой бы ни был медийный вид спорта, он не должен быть полностью открытым. 

ЕД: Что это было, просто срыв? Психанула?

АШ: Не знаю. Думаю, что Екатерина сделала это не со злым умыслом и не со злыми намерениями, а просто не совсем подумав.

ЕД: До начала Олимпиады очень много говорили о подготовке к ней. Ты выкладывал в соцсети такие фотографии. 

Их бурно обсуждали. Казалось, там до готовности спортобъектов как до луны, и биатлонисты готовятся в кошмарных условиях. Как это было на самом деле?

АШ: Из этого раздули такую большую историю. Я этими фотографиями хотел показать, что мы тренируемся в любых условиях в любую погоду. На самом деле на тот момент в Сочи уже были хорошие трассы, но тренеру понравился именно тот участок, чтобы мы могли на нём сделать имитационные упражнения. Когда я, не подумав, выкладывал эти фотки, я и не предполагал, что за них так зацепятся. Я хотел показать, что мы серьёзно готовимся и нам неважно, где тренироваться. Тренер мне рассказывал, как раньше тренировались: надевали болотники и по болоту бегали. Всё ради тренировочного процесса. 

ЕД: Олимпийские чемпионы получат призовые — федеральные четыре миллиона, и ещё сколько-то от региона. Ты часть этих денег решил отдать в свой благотворительный фонд?

АШ: Я ещё не решил, может быть, часть призовых будет направлена на развитие спорта, может, на какие-то другие цели. Но часть денег я обязательно пожертвую на благотворительность.

ЕД: Но ведь это совсем не обязательное условие и далеко не все спортсмены так поступают. И вообще это удивительная история: тебе было чуть-чуть за двадцать, когда ты создал свой фонд. Молодым людям несвойственно так делать. Что тебя подвигло на это?

АШ: Я этого не ожидал. После прошлой Олимпиады я просто хотел пожертвовать деньги. Часть пожертвовал в церковь, часть решил пожертвовать на детей, и друг мне сказал: «Только не отдавай деньгами». Мы решили купить компьютеры в детский дом, чтобы дети развивались. Приехали в детский дом, пообщались с ребятами. Чуть ли не до слёз было обидно за некоторые ситуации. Мне было так жалко этих ребят. Жалко, потому что им уделяют очень мало внимания. Они за 20-30 минут так ко мне привыкли, что не хотели отпускать. И буквально на следующий день мы с другом решили создать благотворительный фонд.

ЕД: Сейчас ты выступаешь в параллельном зачёте за Свердловскую и Московскую область, и контракт с Москвой у тебя вот-вот закончится. Как получилось, что ты выступаешь за два региона?

АШ: В тот момент, когда я шёл на параллельный зачёт с Москвой, у меня здесь была сложная ситуация, не было достаточного финансирования для тренировок, поэтому мне пришлось это сделать. Сейчас заканчивается договор с Москвой. Я не могу один принимать такое решение. Будем советоваться с тренером, думать, что делать дальше.

ЕД: Вся твоя семья — спортсмены, лыжники и биатлонисты. Просто удивительно, что в одной семье столько талантливых людей. Твои родители ведь лыжами занимаются, правильно?

АШ: Они мастера спорта по лыжам и по биатлону. Здесь нет ничего удивительного, это спортивная династия. Родители нас никогда не заставляли, не говорили: «Мы были лыжниками, и вы должны быть лыжниками». Они давали нам свободу выбора. Я в детстве занимался и карате, и другими видами спорта. Но в той атмосфере, в которой мы выросли, мы уже на подсознательном уровне были лыжниками и биатлонистами. Когда нам было два-три года, родители занимались тренерской деятельностью и часто возили нас на спортивные сборы, где мы жили этой атмосферой. Жизнь нам сама показала, что мы не можем этим не заниматься. И спасибо родителям, что подарили нам такие хорошие гены. 

ЕД: Твой папа был твоим первым тренером. Он, наверное, и сейчас всё смотрит, даёт советы?

АШ: Конечно. И папа, и мама были нашими тренерами и до сих пор остаются. Они мои тренеры не только в биатлоне, но и в жизни, они дают много советов, всегда поддерживают. Они мои психологи, мои любимые родители, моё всё. Всё, чего я достиг в своей жизни, только благодаря моим родителям. Они поставили меня на этот путь, и всё это (показывает на медаль) только благодаря им. 

ЕД: Знаю, что ты очень трепетно относишься к своей старшей сестре Насте. Есть даже история про то, что именно её винтовка была первой, которую ты взял в руки. Сейчас она выступает за Словакию и на этой Олимпиаде выиграла для Словакии золото. У нас в этот раз, конечно, тоже были натурализованные иностранцы, и Виктор Ан, и Вик Уальд…

АШ: Взаимозачёт такой (улыбается). На самом деле я отношусь к этой истории нормально. Главное, чтобы Настя была счастлива, а я вижу, что она счастлива, хоть у неё и не получилось выступать за Россию. Она уехала с мужем в Словакию, родила ребёнка, она национальный герой Словакии, ей там всё очень нравится, она чувствует защищённость, независимость. Она двукратная олимпийская чемпионка. Не знаю, как было бы, если бы она выступала за Россию. Может быть, и не было бы этих медалей, кто знает. Но на Настю не должны сильно обжаться. То, что она счастлива, самое главное. 

ЕД: У тебя ведь есть неспортивное, нормальное образование — юридическое.

АШ (смеётся): Спортивное — ненормальное?

ЕД: Тоже нормальное, конечно, но спортсмены нечасто себя готовят к жизни после спортивной карьеры. Зачем тебе это образование, это такая подстраховка?

АШ: Это опять сестра виновата, я пошёл по её стопам. Она закончила институт МВД, а  потом я понял, что и мне это нравится. Это очень хорошая жизненная школа, потому что знать законы нашей страны — это много стоит. Первые два-три курса мне было очень тяжело учиться, совмещать спорт с учёбой. Я приезжал со сборов и до двух-трёх часов ночи переписывал лекции. У нас был классный преподаватель, которого я в то время ненавидел, потому что он заставлял нас учиться. Но сейчас я ему очень благодарен. Я приходил к нему и умолял поставить зачёт, потому что надо ехать на сбор, на что он мне отвечал: «Пока не сдашь зачёт, не поедешь на сбор». Это была самая лучшая мотивация.

ЕД: Олимпиада закончилась, но сезон ещё нет. Когда у тебя следующие соревнования? 

АШ: 2 марта мы выезжаем на Кубок мира. До окончания сезона ещё больше месяца. Сейчас главное не растратить энергию и постараться сконцентрироваться и хорошо закончить сезон.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Шипулин Антон

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^