Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Мы не против футбола или Олимпиады, мы против коррупции»

×
Разговор на Малине 12 февраля 2014 в 23:24
Проблемы с видео?

Координатор Центра бразильской культуры Маркус Роберто дос Сантос — о протестах в Бразилии против чемпионата мира по футболу и футболе для слепых, который «поставят» в Екатеринбурге.

Смотрите также:

Советник президента Бразилии Маркос Пинотти: «Бразильцам не понравилось, что FIFA построила вокруг стадионов заборы»

Фотопутешествия. Обратная сторона бразильского карнавала: «Люди выходили уставшие, сбрасывали свои костюмы прямо на землю, а мусорщики заталкивали их в машины»


Екатерина Дегай: Здравствуйте.

Маркус Роберто дос Сантос: Здравствуйте.

ЕД: Инициатива создать центр бразильской культуры в Екатеринбурге появилась, потому что скоро будет чемпионат мира по футболу в Бразилии?

МС: Да, это так.

ЕД: У нас тоже будет чемпионат мира по футболу, в 2018 году, и у нас к этому относятся по-разному. В Бразилии, мы знаем, чемпионату тоже, мягко говоря, не все рады. 

МС: Мы, бразильцы, конечно же, хотим чемпионат мира. Проблема в том, какими будут результаты для населения, для бразильцев.

ЕД: В Бразилии проходят уличные протесты. В июне полиция даже применила слезоточивый газ и резиновые пули при разгоне манифестации. А буквально три недели назад около тысячи человек вышли на улицы Сан-Паулу, выкрикивая лозунг: «Если у нас нет прав, то не будет и чемпионата мира». Тем самым горожане выразили своё недовольство действиями властей, тратящих огромные деньги на проведение мирового первенства. Как человек, который живёт внутри этой страны, расскажите, что происходит на самом деле. 

МС: Очень важно, что проходят эти протесты. Исторически сложилось так, что в Бразилии уже не раз деньги на крупные события тратились не самым лучшим образом. Люди сейчас хотят знать, как это будет. Это их очень волнует. 

ЕД: Получается, это протест бразильцев не против футбола, а против плохой жизни. Сан-Паулу — один из крупнейших городов не только Бразилии, но и мира, в нём живёт около 20 миллионов человек, там есть ультрасовременные здания, а рядом с ними фавелы. Как сейчас в Бразилии живут люди и почему такая волна протестов поднялась именно сейчас?

МС: Бразилию ждёт не только чемпионат мира, но и Олимпиада, и в свете этих мегасобытий население хочет знать, какое после них останется наследие для народа, для бразильцев. Народ обеспокоен именно тем, какие будут механизмы траты денег. Вот что их волнует. 

ЕД: Есть ли ощущение, что Рио и Сан-Паулу действительно перестраиваются?

МС: Да. Есть большие изменения, и они связаны не только с городами, но и с людьми. Что-то меняется. Люди выходят на протесты, потому что они хотят знать, что будет. 

ЕД: А вы сами ходили на такие протесты? 

МС: Да, я участвовал. 

ЕД: Мне казалось, что вы наоборот должны поддерживать спортивные идеи, поскольку вы один из тех, кто готовил паралимпийскую сборную Бразилии к Играм в Лондоне.

МС: Я работаю с детско-юношеской сборной для Паралимпиады. Моя работа заключается в том, чтобы выявить талантливых ребят и привезти их на Паралимпиаду. 

А протесты все разные. Первый протест возник, когда поднялась цена на проезд в автобусе. Есть другие протесты, связанные с образованием, с другими вещами. 

ЕД: Сейчас в нашей стране проходит Олимпиада в Сочи, и мнения по этому поводу разделились. Одни считают, это хорошо, другие — что не очень. Наверное, это похоже на процессы, которые происходят в Бразилии.

МС: Такие события, как ЭКСПО, Олимпиада должны поддерживать диалог с населением. Это не должны быть закрытые организации, которые что-то делают, а потом это вываливается населению. Должен быть диалог с людьми. Пусть народ скажет, что он хочет в своём городе. 

В Рио-де-Жайнеро есть много фавел, о которых вы говорили, бедные районы. Их там иногда называют словом «комунидадес», «сообщества», чтобы не говорить слово «фавела». Сейчас правительство пытается наладить диалог с ними, потому что этого диалога не было, и назрел серьёзный конфликт. Сейчас они что-то потихоньку стараются делать. Ситуация постепенно начинает налаживаться, но, наверное, не так, как могло быть. Но что-то уже делается. 

ЕД: Ещё одна интересная тема — то, чем вы занимаетесь, ваша особая методика по восстановлению двигательной активности у людей с ограниченными возможностями. Расскажите о ней подробнее. Что это за методика и каким образом она была связана с Паралимпиадой? 

МС: Моя работа нацелена на улучшение телесной моторики спортсмена с проблемами. Эту работу можно было бы даже перенести в обычную школу, преподаватель физкультуры мог бы заниматься этим с детьми. На следующей неделе у меня назначена встреча с преподавателями физкультуры из города и из области, они пройдут в университете на кафедре физкультуры.

ЕД: Когда люди с ограниченными возможностями начинают заниматься спортом, это поражает. Может, есть история, особенно вдохновившая вас?

МС: Я учился в Аргентине и одновременно с учёбой успевал давать уроки африканских и бразильских танцев. Я заметил, что у одного моего ученика были проблемы умственного развития. Это была девушка. Я предложил ей позаниматься индивидуально, и из этого постепенно родилась моя методология. 

Самое важное в работе с людьми, у которых есть проблемы физического и ментального развития, это связать своё тело с ритмом музыки, которую я включаю во время своих занятий. 

В Бразилии есть футбол для слепых, это называется футбол-5, которого в России, видимо, ещё нет. Я хочу пригласить сюда техника, который придумал и развил этот вид спорта. Его зовут Рамон Перейра. Одна из задач нашего центра — привезти его в Екатеринбург, чтобы он начал работать с плохо видящими людьми. 

ЕД: Футбол для слепых — это удивительно. Как это?

МС: Рамон Перейра разработал технологию в сотрудничестве с одним аргентинцем и одним испанцем. Внутри мяча есть звоночки, и мяч звенит, когда катится. В программе Паралимпиады футбол-5 уже есть, но я не слышал, чтобы русские спортсмены участвовали. 

ЕД: Это удивительно, бразильцы умеют играть в футбол в любом состоянии. 

Раз одна из задач центра продвигать Бразилию в преддверии чемпионата мира по футболу, что конкретно вы будете делать в Екатеринбурге?

МС: Сейчас наша задача не просто привезти в Екатеринбург что-то бразильское. Наш проект заключается в том, что мы хотим сделать культурный обмен. У нас есть мечта сделать в Рио-де-Жайнеро дом Урала. У него пока нет конкретного названия, мы просто об этом думаем. Здесь мы должны рассказывать о бразильской культуре, а там мы будем рассказывать не просто о русской, а об уральской культуре. 

Сейчас есть такие крупные сильные союзы, как МЕРКОСУРМЕРКОСУР (исп. Mercado Común del Sur) — общий рынок стран Южной Америки, который объединяет Аргентину, Бразилию, Уругвай, Парагвай и Венесуэлу. Основан в 1991 году. в Латинской Америке, БРИКС, который связывает нас с Россией. Все вместе они должны работать на то, чтобы культурное достояние стало нашим общим. 

ЕД: Я очень рада, когда об Урале узнают по всему миру, но по-честному, сколько людей в Рио-де-Жанейро заинтересуются уральским центром и придёт туда, чтобы что-то узнать о нашей культуре?

МС: Мы уже послали запрос в муниципалитет Рио-де-Жанейро, вкратце описав, каким будет дом культуры Урала, и уже получили ответ. Нас попросили более подробно описать проект. Так что определённый интерес существует.

В Рио-де-Жайнеро есть 10 особняков, они пустуют, их никто никак не поддерживает и не заботится о них. Поэтому префектура города предлагает их на конкурсе проектов. Если наш проект победит в этом конкурсе, мы сможем занять один из таких особняков.

ЕД: Обычно подобные вещи организуются с помощью консульств и министерств культуры. А у вас получается, частная инициатива, ваше личное желание этим заниматься?

МС: Мы действуем напрямую, без поддержки правительства. За нами нет бразильского или московского консульства. Если бы мы стали связываться с ними, мы стали бы о них зависеть, а это бюрократия. Сейчас это наше культурное начинание, которое мы сами предпринимаем. Креативная экономика в Бразилии имеет механизмы, которые могут нас поддержать.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^