Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,36$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,36$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,36$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Перспективы появления городов-утопий на Урале

×
Разговор на Малине 12 февраля 2014 в 18:45
Проблемы с видео?

Места, где будет достойная зарплата, рост населения и вообще приятно жить, показал на карте области директор департамента особых экономических зон, развития регионов и моногородов минэкономразвития Андрей Соколов.

Смотрите также:

Артемий Кызласов: «Boeing — имя, которое нам поможет дальше»

Артемий Кызласов: «Мы не предугадывали начало строительства первого резидента к началу ИННОПРОМа, так случайно получилось»


Екатерина Дегай: Андрей Геннадьевич, здравствуйте. Вы приехали в Первоуральск для обсуждения проекта «Первоуральск-300» и его финансирования за счёт федерального бюджета. Тут есть один нюанс: политический подтекст. Насколько я понимаю, программа появилась в результате прошлогоднего конфликта между бывшим мэром Юрием Переверзевым и большинством в местной думе. Осенью депутаты сменили главу города и назначили вместо него сити-менеджера Алексея Дронова. В пылу борьбы парламентарии совсем забыли про бюджетные процессы и остались без финансирования из региональной казны. Этот инвестпроект — залатывание бюджетной дыры?

Андрей Соколов: Нет, абсолютно не так. У нас нет задачи закрыть бюджетную дыру, и политические взаимоотношения тех или иных руководителей различного уровня нас тоже мало волнуют. Сейчас мы ставим перед собой задачу оказания поддержки городам, имеющим малоотрастлевую структуру экономики. Первоуральск по нашей оценке относится к числу таких городов. Вопрос о том, получит ли город поддержку на федеральном уровне или нет, зависит от качества проработки проектов и предложений, которые должны быть подготовлены, с одной стороны, муниципалитетом, с другой стороны, обязательно при участии региональных властей, собственников предприятий и инвесторов.

ЕД: На сегодняшнем совещании вы сказали, что у вас нет задачи осчастливить муниципалитет и решить здесь бюджетные вопросы, а есть задача именно экономического развития региона. Через месяц вы намерены встречаться ещё раз, верно?

АС: Да, мы готовы оказывать любую консультативную помощь региональным и муниципальным властям, инвесторам, собственникам градообразующего предприятия в подготовке программы, чтобы она приобрела надлежащий вид и на неё можно было по нашим правилам выделить финансирование. Но никого заставлять и загонять в светлое будущее пинками мы не будем. Если у наших коллег нет желания и они не смогли между собой договориться, это, к сожалению, будет не наша проблема.

ЕД: До сих пор, если я не ошибаюсь, был один город, который получал федеральные деньги на развитие, это Нижний Тагил. Сейчас появляется вопрос, какие ещё города к нему добавятся. Возможно, Первоуральск, и ещё у нас есть проблемная точка Краснотурьинск. Как определяются приоритеты? Какой из моногородов в нашем регионе может получить помощь?

АС: Пока у меня нет готового ответа на вопрос, кто получит помощь и кто войдёт в перечень моногородов. Мы сейчас находимся на стадии выверки списка на основе данных статистики. Мы принципиально решили уйти от прежних подходов, когда перечень моногородов формировался на основе заявок регионов. Собственно, по этой причине Первоуральск и не попал в прежний список, потому что прежнее руководство региона не захотело его туда включать. На наш взгляд, в список должны попасть все муниципальные образования, имеющие статус городского поселения либо городского округа с численностью населения более трёх тысяч человек, где на градообразующем предприятии либо на предприятиях одной отрасли, как в Первоуральске, занято более 20% экономически активного населения.

ЕД: Получается, если у города есть желание, он просто должен представить качественный, хорошо проработанный проект, и вы готовы его рассматривать.

АС: Именно так. По нашей оценке, общий список по стране будет составлять порядка 200-250 городов. Соответственно, все эти города имеют право или будут иметь право на получение федеральной поддержки. Но для того, чтобы её получить, нужно предоставить качественный проект. Чем он лучше и быстрее будет подготовлен, тем больше шансов получить средства. 50 миллиардов, которые правительство готово выделить в 2014 году на цели поддержки моногородов — это, конечно, большая сумма, звучит красиво, но поверьте мне, когда дойдёт до дела, может оказаться, что кому-то не хватит. 

В любом случае, мы намерены эту программу вести на долгосрочной основе. Мы вполне допускаем, что в 2014 году не все смогут получить средства, просто потому, что не успеют подготовить соответствующие предложения. Я думаю, что мы продолжим и в 2015-2016 году.

ЕД: Я так понимаю, сейчас вы будете чаще появляться в нашем регионе, потому что из Москвы сложно принимать решения относительно того, как город развивается. 

АС: Безусловно.

ЕД: Ваша основная сфера ответственности — особые экономические зоны. «Титановая долина» — один из самых крупных наших инвестпроектов. Но особых экономических зон в стране больше 20. «Титановая долина» фактически находится ещё в нулевом цикле. Как вы оцениваете этот проект?

АС: Действительно, особых экономических зон у нас шесть. «Титановую долину» трудно сравнивать, например, с «Алабугой» и «Липецком», во-первых, потому что она стартовала позже, а во-вторых, проект начинался за счёт средств областного бюджета, которых было выделено не очень много. Ну и сам проект структурирован так, что он довольно тяжёлый. В качестве якорных были выбраны крупные производственные объекты, связанные с переработкой титановых изделий. Это «ВСМПО-АВИСМА», и сейчас наметился прогресс в отношениях с «Boeing» по размещению там совместного производства. 

Правительство Российской Федерации приняло решение о том, чтобы оказать поддержку развитию этой зоны за счёт средств федерального бюджета. Цель моей поездки — проработка вопросов, связанных с созданием инфраструктуры и её синхронизацией под проекты потенциальных резидентов. 

ЕД: Получается, «Титановая долина» — это такое зелёное поле, где только два крупных резидента, «ВСМПО-АВИСМА» и «Boeing». Количество резидентов очень скромное. Как переломить эту ситуацию?

АС: Мы не ставим задачу погони за количеством резидентов особых экономических зон, мы делаем упор на качество. В «Алабуге» и «Липецке» много резидентов, но в значительной степени это компании с небольшими проектами. Когда эти зоны только начинались, зелёный свет открывали всем, лишь бы кто-то пришёл. Работа с крупными компаниями такого масштаба, как «Boeing», занимает годы. Это сложные процессы принятия решений. 

Для того чтобы компания где-то разместилась, она должна понимать, зачем она это делает. Налоговые льготы и инфраструктура — это здорово, но это не главное. Компания должна понимать рынок Российской Федерации, Таможенного союза, она должна почувствовать, что ей необходимо здесь разместиться. Наша задача – убедить её в этом. Соответственно, «Титановая долина» — это такой же проект федерального значения, как «Липецк» и «Алабуга», и мы точно так же им занимаемся. Были проработки с компанией «Алкоа», создание алюминиевого производства. Пока процесс ещё не завершён.

ЕД: Артемию Кызласову, который руководит этим проектом, очень сложно: вокруг много скепсиса, всем кажется, что за несколько лет они построили забор в чистом поле, и всё. А на самом деле идут большие переговорные процессы. Сколько лет понадобится, чтобы «Титановая долина» дошла до проектных мощностей?

АС: В этом году особым экономическим зонам будет восемь лет. То, что мы видим сейчас в «Липецке» и «Алабуге», начало активно развиваться буквально последние годы. С момента принятия инвестором решения до момента, когда он пустил свой завод в эксплуатацию, проходит год, два, а где-то и три, потому что это сложное высокотехнологичное производство, которое требует какого-то времени.

ЕД: Российские особые экономические зоны конкурируют с мировыми. Артемий Кызласов рассказывал, что был поражён корейским опытом: там внутри особой экономической зоны есть небоскрёбы, театры, галереи… Совсем другой подход. Будут ли наши экономические зоны такими же?

АС: Да, именно такими они и будут. Более того, уже реализуются такие проекты. Например, ещё одна экономическая зона в Татарстане, техниковнедренческий «Иннополис», по сути дела, будет ядром нового города. Там образован новый муниципалитет и строится новый город, современный, с университетом, там реализуется совместный проект с университетом Карнеги-Меллон из Соединённых Штатов, это мировой лидер образования в сфере it-технологий. Это уже живой проект. Такой же проект будет во Пскове.

ЕД: Пост гендиректора ОАО «Особые экономические зоны» считается чуть ли не расстрельным. За восемь лет в компании сменилось шесть руководителей. Последний, седьмой, был назначен в декабре, это Вадим Третьяков, человек из минэкономразвития. Эта ротация связана с результатами счётных проверок и с тем, что особые экономические зоны постоянно считаются либо неэффективными, либо условно эффективными. Что делать, чтобы они стали точками роста?

АС: Именно поэтому Вадим Валерьевич Третьяков был назначен на эту должность. Наша главная задача в отношении ОАО «Особые экономические зоны» — сделать так, чтобы эта структура превратилась из строительной компании в компанию, управляющую площадками и продвигающую их, которая могла мы на мировом рынке конкурировать с такими монстрами, как сингапурский «Джуронг», которых мы сегодня привлекаем для управления, в частности, нашей особой зоной во Пскове. Пока на этой должности никто никого не расстреливал. Работа очень трудная, и мы надеемся, что Вадим Валерьевич вместе с нами справится с этой задачей.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^