Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -31°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,84$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -31°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,84$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -31°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,84$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Сегодня в Италии ужасная экономическая и политическая ситуация. У нас нет возможности работать внутри страны»

×
Разговор на Малине 5 декабря 2014 в 20:20
Проблемы с видео?
В материале:

Росси Каттанео Даниэла

Зачем одна из самых известных итальянских архитекторов Даниэла Росси Каттанео приехала в Екатеринбург и почему ей кажется, что проазиатская политика Путина может изменить мир.

Смотрите также:

Первый советник посольства Италии в Москве Леонардо Бенчини: «Всего за несколько дней делегация из 23 итальянских компаний проведёт 250 встреч с представителями российского бизнеса»

Итальянский журналист и политолог Джульетто Кьеза: «Нужно создать новые демократические государства, где все функции, и медиа в том числе, будут в руках гражданского общества»


Даниела Росси Каттанео — архитектор, кавалер ордена «За заслуги перед Итальянской республикой» (2000 год), в прошлом — издатель международного журнала Hotel Domani (1990 год). 

В 1980 году основала одно из крупнейших частных архитектурных бюро в Италии. Бюро Росси Каттанео находится в Милане и реализует дизайн-проекты по всему миру. В его штате 45 архитекторов. В 1997 году бюро победило в международном конкурсе архитекторов под эгидой ЮНЕСКО с проектом «Площадь Тессалоники» в Греции. В 2011 году бюро стало финалистом Европейской премии European Hotel Design Awards в номинации «Отель будущего» с проектом Silk Hotel в Иране.

Silk Hotel

Среди других проектов бюро Росси Каттанео — свадебный комплекс Фушими (Fushimi) в Японии, зал для пресс-конференций Национальной палаты итальянской моды в Милане, реконструкция здания торгово-промышленной палаты Италии в Париже, внутренний дизайн и отделка частного дома скульптора Фредерика Харта в Вирджинии (США).

Свадебный комплекс Fushimi

Один из последних проектов — арт-отель «Деметра» в Санкт-Петербурге (2011 год). 


Екатерина Дегай: Даниэла, здравствуйте.

Даниэла России Каттанео: Buogiorno, Malina.

ЕД: Ваша архитектурно-дизайнерская деятельность распространяется далеко за пределы Милана. У вас есть проекты по всему миру — в Испании, Греции, Америке, Японии, Чехии. Есть работы и в России. Вы уже несколько дней в Екатеринбурге. Каким вам показался ваш город? Есть ли у него своё лицо, и если да, то какое оно? Достаточно ли оно деловое?

ДРК: Большое спасибо за вопрос и за приглашение. Я действительно много работаю по всему миру, многими проектами я горжусь. 

Это не первый мой визит в Россию — я делала много проектов в Москве и Санкт-Петербурге, — но на Урал я приехала впервые. Я готовилась к этой встрече и приехала не одна, а вместе со своей командой, потому что я понимаю, насколько серьёзная предстоит работа.

Мы приехали заниматься бизнесом. Чувствуется, что ваш город деловой. Хотя, конечно, есть то, что можно улучшить, в том числе в архитектуре. Я знаю, что исторически ваш регион связан с промышленностью и первые русские предприниматели пошли отсюда. Мы можем помочь создать дополнительную ценность вашего региона. Одна из столиц России, Санкт-Петербург, уже имеет опыт совместной работы с итальянскими архитекторами. Моя фамилия Росси, и в Петербурге есть улица, названная в честь архитектора Карло Росси, которого Пётр I пригласил, чтобы придать Санкт-Петербургу солидности. 

ЕД: Есть ли у вас уже какие-то конкретные цели работы в Екатеринбурге, проекты, видение того, как мы можем сотрудничать?

ДРК: Мы приехали познакомиться и определить, чем мы можем быть полезны. Любой проект начинается с разработки концепции, и это очень сложно. 

Мы всегда работаем в команде, в которой каждый специалист является большим профессионалом, но в своей области, то есть имеет узкую специализацию, но при этом его опыт — это лучший мировой опыт. Например, инженер Роберто Тодиа — это человек, который специализируется на строительстве лечебных учреждений, больниц, поликлиник, которые представляют собой сложные функциональные комплексы. А тот, кто способен строить больничные комплексы мирового уровня, способен делать всё остальное. Моя специализация — отели, вместе с ландшафтным и внутренним дизайном. Также в команде есть инженер, который специализируется на несущих конструкциях зданий. 

Не могу сказать, что в Екатеринбурге нет красивых зданий, — я вижу, что проделана огромная работа, и могу сделать вам комплимент, потому что знаю, что большинство этих зданий построено за последние 10 лет. Это очень быстро, вы большие молодцы, развиваетесь просто со скоростью света. Что можем добавить мы? Красивые мосты, красивые площади, красивый ландшафт — то, чем известны итальянцы, которые привыкли не только к функциональности, но и к красоте. 

ЕД: Международная обстановка сейчас очень непростая, отношения между странами сложные. Почему вы решили приехать именно в этот момент времени? И как воспринимают Россию итальянцы в целом и вы в частности? 

ДРК: То, что мы приехали именно сейчас, это в каком-то смысле реакция на появившуюся возможность. Политическая и экономическая ситуация в Италии просто ужасны. У итальянских архитекторов и инженеров нет возможности работать внутри страны. Я уже почти не работаю на Италию, все мои проекты международные. В моей команде есть два инженера, которые пока ещё продолжают работать в Италии, но мы хотим и в каком-то смысле даже вынуждены работать на другие страны, потому что это единственная возможность сохранять бизнес, двигаться вперёд, делая ставку на гений итальянского дизайна, которым мы обладаем. Это единственная возможность создавать то, что мы привыкли, но, к сожалению, уже не в нашей стране.

Теперь о международной политике. Некоторое время назад, когда возник новый союз России и Китая, в Италии и других странах обсуждались возможности, которые этот союз может дать не только двум объединившимся странам, но и всему миру. Это появление новых проектов, новых путей и новой логистики. Это космополитическая перестройка всего, что существовало ранее. 

Россия — это огромная страна, и управлять ею — сложнейшая задача. Я снимаю шляпу перед вашим президентом, которого мы все очень уважаем, потому что у него есть своё мнение и он не боится доносить его до международного сообщества. Готовность вашего президента отстаивать интересы своей страны вызывает у нас огромное уважение. Это то, чего, к сожалению, не делают наши политики. 

Мы понимаем, что сейчас рубль не в самой лучшей форме. Я знаю, что за последние месяцы он потерял порядка 40% стоимости. Но я уверена, что это временно и что скоро начнётся подъём. 

Россия — огромная страна, которая разделена на две части — европейскую и азиатскую. Я работаю в России уже семь-восемь лет. Мы сделали много проектов, но все они были в европейской части — в Москве и Санкт-Петербурге. Знакомство с Екатеринбургом оставило у меня ощущение, что здесь больше азиатского. И мне кажется, что ваш президент хочет развить и вложиться именно в эту часть территории, азиатскую. Союз с Китаем позволит привлечь опыт азиатских стран для развития этой части территории, которая исторически и географически является Азией. Почему именно так? Потому что, на мой взгляд, всегда должен быть баланс. Сейчас нужно устанавливать этот баланс, искать идентичность азиатской части страны. Мы видим проазиатскую политику вашего президента, желание развивать именно эту часть страны, и, по моим ощущениям, это правильно, так как именно здесь лежит экономический потенциал, который позволит рублю восстановиться. Это подтверждает и моё знакомство с местными предпринимателями, людьми с огромной энергетикой. Осталось только эту энергетику переложить в больший экономический результат. Я совершенно уверена, что именно это произойдет в ближайшее время, и именно для этого мы и приехали, потому что желание власти вложиться в территорию означает в том числе и её развитие в архитектурном плане, развитие сегмента строительства. Мы приехали, чтобы быть полезными в этих проектах. В этом смысле мне очень приятно работать в синергии с вашим президентом. 

ЕД: Теперь несколько вопросов об архитектуре. Честно скажу, я любуюсь вами, видно, что вы настоящая итальянка. Я бы хотела, чтобы вы в нескольких словах описали, что такое итальянский стиль.

ДРК: Спасибо за этот вопрос. Я вижу это так: у меня есть три души. У меня как у архитектора греческая душа. Это наша философия и исторический путь, который проделала наша страна в самом начале своего развития. Вторая душа — итальянская, которой близко Возрождение, те великие архитекторы, художники и скульпторы, которые возродили самые лучшие греческие традиции. И третья душа — русская, потому что я хорошо знакома с русской музыкой и литературой и бесконечно их уважаю. 

Что значит для меня итальянский стиль в работе? Используя свой опыт, свои внутренние ощущения, мы организуем пространство. Мы приходим в какое-то место и создаём там возможность жить — не выживать, не работать, а жить полной жизнью. Что мы делали, когда Римская империя завоёвывала новые территории? Мы привносили свой стиль всюду, куда мы попадали — в Англию, во Францию, даже в Америку. Так что итальянская архитектура — это всегда греческие и итальянские ноты и культурный обмен с территорией, на которой это всё происходит. 

Итальянский стиль для меня — душевное взаимодействие с тем местом, где я создаю проект. У нас нет задачи навязывать итальянское. Наша задача — создать гармонию между нашим опытом, культурой и духом того места, где мы создаём проект. 

ЕД: Вы работаете с разными странами и компаниями, но в первую очередь с разными людьми, в том числе очень интересными — например, недавно вы встречались с братом Фиделя Кастро. И у вас есть своё видение проекта, а у человека, с которым вы работаете, своё. Как добиться баланса, как сделать проект так, чтобы он соответствовал и вашему видению, и чётко попадал в желания заказчика? 

ДРК: Всё просто. Дело в том, что клиент — это предприниматель. Он мыслит деньгами, функциями. Клиент обычно говорит: хочу построить здание, мост, отель, то есть он всегда называет функцию. У него есть конкретное видение проекта. Архитектор должен уважать это видение и не спорить с ним, а добавить к нему стиль, ощущение, класс, свой профессионализм — улучшить видение, которое есть у предпринимателя. Здесь нет и не должно быть конфликта. Если архитектор вступает в конфликт с видением клиента, это его проблема. Тогда он должен выйти из этого проекта, потому что это значит, что у него не уважения к проекту и человеку и то, что он создаст, не даст экономический результат. 

ЕД: Удалось ли вам выстроить доверительные отношения с Раулем Кастро во время вашего визита на Кубу? 

ДРК: Это была наша вторая деловая поездка. Мы встречались с представителями министерства здравоохранения и министерства туризма — той его части, которая отвечает за развитие территории. Мы поехали на Кубу договариваться о совместной работе над конкретными проектами, так как уже после первой встречи стало понятно, что мы будем полезны. 

Надо сказать, что Куба последние 50 лет была очень закрытой страной, местами нищей, и это, несомненно, наложит отпечаток на проекты, которые мы будем там делать. Но мы хотим дать этой стране возможность быть красивее, лучше. 

Куба вынуждена импортировать 80% продуктов питания, поэтому сейчас там активно ищут пути импортозамещения. Также кубинцы нашли возможность развивать сегмент туризма и видят в нём потенциал. Это всё благодаря вкладу России в здравоохранение и образование. 

Мы обсудили с вице-министром несколько проектов. Первый — больничный комплекс, где будут совмещены лечение и отдых. И второй — это велнес-парк, он появится рядом с термальными источниками, которыми богата эта территория. Сейчас мы готовим презентацию для следующий встречи на уровне глав министерств.

ЕД: Мир активно меняется, и в архитектуре и строительстве появляются новые технологии. Интересуют ли они вас? Известный дизайнер Карим Рашид, в интервью нашему телеканалу рассказывал, что его сильно волнуют технологии, что ему хочется, например, найти экологичную и эргономичную упаковку, которая бы исчезала сама. И он нашёл какой-то сумасшедший пластик, который делается из кукурузы и может разлагаться. Как вы считаете, насколько технологичной должна быть современная архитектура?

ДРК: Хороший вопрос. Конечно, есть натуральные материалы: стекло, цемент, дерево, — и природа их легко переработает. Но мир развивается, и этих материалов уже недостаточно. Инновации в материалах и технологиях — это вынужденная необходимость для тех, кто живёт в XXI веке. Конечно, мы используем их в наших проектах. В Италии не так много материалов, поэтому для нас большое значение имеет их энергоэффективность. Также новые материалы привносят в архитектуру новые формы и новые цвета. 

ЕД: Я задала вопрос про технологии, потому что у меня была гипотеза, что итальянский стиль — это умение органично сочетать историю и самые последние технологии. Вы мою гипотезу подтвердили.

Теперь давайте поговорим о бизнесе. Вы были в Санкт-Петербурге на мероприятиях, которые проводились при поддержке итальянской и российской ассоциаций женщин-предпринимателей. Как по-вашему, существует ли вообще такое понятие, как женское предпринимательство? И отличается ли оно от мужского?

ДРК: Я думаю, что разница есть, и это хорошо. Женщины-предприниматели более роскошны, как минимум в плане видения. Исторически женщина отвечала за дом, семью, детей, заботилась о муже, то есть была прекрасным организатором, потому что на ней лежало всё, что не касалось работы мужа. В каком-то смысле история подготовила нас вести бизнес лучше, чем мужчины, мы умеем организовывать и людей, и процессы. Потом это умение вышло за рамки дома, мы стали учиться и заниматься бизнесом, хотя по сути продолжаем заниматься тем, чем занимались всегда. 

Что касается разницы между мужским и женским стилем в бизнесе, то мужчины более конкретны, их видение более твёрдое, завершённое, а женщины веселее и эмоциональнее. Женщинам, как ни странно, проще вести бизнес в современном мире, потому что мы более устойчивы к давлению, которое бизнес оказывает. Поэтому современные женщины-предприниматели становятся очень успешными. Но мы менее тверды, менее настойчивы, больше подвержены переменам настроения. По-моему, успех любого предприятия заключается в союзе мужчины и женщины. 

ЕД: В Италии бизнесом занимаются и в 60, и в 70 лет. Наверное, это такая особенность итальянского бизнеса — ваши предприниматели умеют сохранять молодость. Я хотела бы спросить вас про возраст — думаете ли вы о нём?

ДРК: Мне 72 года. Мой источник вечной молодости — работа, где объединяются моя страсть и мой опыт. Современный мир очень быстрый, я должна не только находить возможность использовать свои знания и опыт, но и продолжать учиться. Молодые предприниматели легче начинают, но, поскольку они не обладают опытом, им сложнее устоять. По-моему, стартапы лучше начинать в элегантном возрасте — это гораздо проще, потому что у тебя есть база знаний и опыта, и при этом ты продолжаешь обучаться.

Вторая часть секрета — я работаю в компании с молодыми. Они дают мне энергетику и вызов, который заставляет мои мозги всегда оставаться молодыми. Точно могу про себя сказать, что я продолжаю оставаться молодой. 

ЕД: Это безусловно так. Глядя на вас, сложно сказать, какого вы возраста. Вы очень красивая и молодая.

ДРК: Спасибо за комплименты. Спасибо вообще за возможность поговорить об архитектуре и красоте, потому что итальянцы знают секрет красоты. Нам достаточно увидеть что-то, чтобы сразу понять, красиво это или нет. Мы родились в красоте и жили в ней всегда. Мы всегда открывали новые территории в поисках новых рынков, мы открыли Шёлковый путь. То, что сейчас делает Россия, это новый Шёлковый путь в новом мире. И мы с удовольствием примем в нём участие.


Продюсер, редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^