Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Большой разговор» с Эдуардом Росселем: «Чувствую я себя морально неважно»

×
Разговор на Малине 5 декабря 2014 в 17:20
Проблемы с видео?
В материале:

Россель Эдуард

Первый губернатор Свердловской области и сенатор Совета Федерации — о Путине, будущем региона в условиях санкций и дефицита бюджета, а также о личном — о чём думает и чего хочет.

Смотрите также:

Эдуард Россель: «Хочу выполнить предсмертную просьбу Ельцина»

«Да, у меня были президентские амбиции… Но тогда бы нужно было оставить область в тяжелейшие годы. Я посчитал это неприемлемым и неэтичным»


Екатерина Дегай: Эдуард Эргартович, здравствуйте.

Эдуард Россель: Здравствуйте.

ЕД: 1 декабря, в день записи нашего интервью, «Единой России» исполняется 13 лет, и сегодня ваш день начался с приёма граждан в приёмной председателя партии Дмитрия Медведева. В прошлый раз вы приходили к нам в студию накануне выборов в гордуму. Тогда вы возглавили список «Единой России», и мы рассуждали, что это довольно рискованная история, потому что получается, что вы делитесь репутацией с партией, которая постепенно теряет свои позиции.

ЭР: Совершенно верно. 

ЕД: Вы тогда признались, что, действительно, у партии есть сложности и проблемы. Прошло полтора года. О партии «Единая Россия» говорят ещё меньше и реже, чаще упоминают Народный фронт. Как вы думаете, какова сейчас роль «Единой России» и какое у неё будущее, если оно вообще есть?

ЭР: Будущее, конечно, есть. Несмотря на то, что вы сейчас сказали, — что рейтинг падает, — наш председатель партии и председатель правительства — человек, который имеет большие возможности для реализации идей «Единой России». В данном плане вся власть в руках «Единой России».

Я приветствую создание Общероссийского народного фронта, потому что президент Владимир Владимирович, который создал эту структуру, это верховная власть. Он же не видит всё в государстве. У него столько проблем, особенно сейчас. 

Я знаю Путина ещё с тех времён, когда он работал в Санкт-Петербурге. Он очень вырос. И я с таким уважением к нему отношусь, что готов на колени перед ним встать из-за уважения. Он ведёт себя политически грамотно, потому что совершенно очевидно, что его толкают на третью мировую войну. Это урок для нас, и из него надо делать серьёзные выводы. И я смотрю — Владимир Владимирович просто молодец. Его упрямо толкают в военное жерло. Я думаю: господи, выдержит он или нет? Он же тоже человек, тоже нервы есть. Но, видимо, знаки зодиака всё-таки что-то решают. Он 7 октября родился, а я 8-го. Я Весы, и он Весы. И я по себе знаю, что когда мне нужно принять какое-нибудь очень опасное решение, я его ни с первого, ни со второго, ни с третьего раза не приму. Я сто раз подумаю, посоветуюсь с людьми. Тут ведь надо по лезвию бритвы пройти. И он идёт. Молодец. 

Народный фронт ближе к народу. Они видят больше проблем и информируют президента. Более того, они не только информируют, но и излагают своё видение, и в этом плане они ему хорошие помощники. Конечно, если этот фронт будет работать как сейчас, заниматься реальными делами, со временем его можно спокойно превращать в партию.

ЕД: Раз мы заговорили про международную политику, как вам видится наше будущее?

ЭР: На каком уровне?

ЕД: На каком захотите ответить. Может быть, на уровне региона?

ЭР: Совершенно верно, давайте на уровне региона. Я никаких проблем для Свердловской области не вижу, никаких абсолютно. Даже те проблемы, которые нас задевают, — мы можем их пережить. Мы уже пережили несколько кризисов. У меня как у губернатора самое лучшее эмоциональное состояние и самая высокая интеллектуальная производительность была именно во время кризиса.

У нас есть крупные холдинги. Кстати говоря, в России мы первые начали создавать такие крупные компании. Мы успели модернизировать свою крупную промышленность, сумели на машиностроительных предприятиях в значительной степени обновить станки, заменить их на современные. Нам это направление закрыли, а мы уже обеспечились. 

Из-за санкций больше страдают страны, которые их применяют. Для нас, для России, для Свердловской области это очень хорошее благо. Но как бы ни было больно, я должен сказать: если говорить серьёзно, мы себя не обуваем. Мы себя не одеваем. Мы себя не лечим. Мы себя не кормим. Мы себя не защищаем. Мы сегодня очень ранимые. 

Когда мы, Свердловская область, утверждали программу развития до 2020 года и попали в ситуацию, когда государственная система разрушилась и начался переход на рыночную экономику, мы подходили к этому очень, очень, очень разумно. Вот яркий и крупный пример — электровозы. Якунин Владимир Иванович — мой хороший товарищ, мы давно знакомы — везде говорил: нет электровозов, железная дорога скоро встанет, а в России нет такого завода. Тогда мы обсудили это дело, поговорили с Пумпянским. Он согласился заняться этим делом. Мы в январе решили — в декабре вышел первый модернизированный электровоз. На следующий год пошла уже совершенно навоя модель электровоза. Дальше — скоростная электричка. Построили специальный завод, и Пумпянский выиграл тендер. По-моему, заказ у него на четыре миллиарда долларов. Сейчас мы будем обеспечивать всю Россию скоростными электричками. Я уж не говорю, что мы область чисто железнодорожная. Мы делаем колёса для вагонов, оси, рельсы, шпалы, накладки, подкладки… Электровоз сам по себе делаем. Вагоны делаем. И проектная организация у нас есть, и институт железнодорожный есть. Мы полностью закрываем рынок всей России. 

Но я могу привести вам много примеров направления, где сегодня надо пахать. Когда Обама с нами так поступил, вопрос номер один — развитие рынка. Надо, чтобы Владимир Владимирович подписал указ по этому вопросу, чтобы было решение правительства. Надо провести колоссальную работу, анализ всех балансов отраслей промышленности России, сделать вывод из этого — где мы хромаем. Против каждой хромоты найти решение. Мобилизовать весь народ. Народ объединился, когда нас начали. 

Сейчас у нас достаточное количество олигархов, уже 150 — я рад. Замечательно. Можно каждый год решать 150 проблем. Вот картошка — ты построй завод по переработке картофеля. Ты построй мебельную фирму. Нет у нас специалистов? Кто лучший мебельщик? Германия, Италия. Сделайте с их предприятиями совместное производство. Лес у нас есть. Раз — и эту проблему решили. Надо значки расставить, и к каждому значку приставить голову, кто это делает. И всё пойдёт. Мы очень быстро вывернемся из этой ситуации и будем сильнее в несколько раз. Сильнее будем.

ЕД: В ноябре этого года исполнилось пять лет, как вы ушли с поста губернатора. Как, по-вашему, сейчас развивается область, нравится ли вам, в какую сторону она развивается?

ЭР: Евгений Владимирович правильно сказал: нечего выдумывать. Есть программа до 2020 года, утверждённая первым губернатором Свердловской области. Её надо реализовывать, работать над ней. И они это делают.

Сейчас, по-моему, есть такое поручение губернатора — я в своё время хотел этим заняться — разрабатывать программу развития Свердловской области до 2030 года. 

ЕД: На прошлой неделе была принята стратегия как раз до 30-го года.

ЭР: Стратегия — это очень хорошо. Два слова написал, и уже стратегия есть. Но под эту стратегию надо положить реальные вещи, реальные отрасли, реальные объекты. Найти реальных людей, реальные финансы. Это очень большая работа. Я думаю, что на создание рабочего документа уйдёт минимум 2015-й год, если его серьёзно, до деталей разжевать. Но если разжевать, тогда всем станет понятно. 

Там как раз можно предусмотреть приоритет для развития внутреннего рынка, и больше опираться на олигархов. Они уже крепкие, им можно поручать серьёзные проблемы не в ущерб им. Например, построить какой-то передел, с прибылью. У меня в своё время была мысль: тех, кто берётся за создание нового предприятия, освободить от всех налогов, кроме подоходного, на период реализации проекта.

ЕД: Это очень тонкое выстраивание отношений с теми, кого мы называем олигархами.

ЭР: Совершенно верно, очень тонкое и индивидуальное. Это работа такая, гинекологическая (улыбается).

ЕД: Давайте вернёмся к Совету Федерации. Прежде чем я задам вопросы по существу, хочу сделать пару уточняющих ремарок. В СМИ часто пишут достаточно всякие глупые вещи. Периодически, например, вас отправляют в отставку.

ЭР: Ой, это меня всю жизнь отправляют. 

ЕД: Правильно ли я понимаю, что в четвёртый период формирования Совета Федерации согласно закону, принятому в декабре в 2012 году, исключается даже возможность досрочного отзыва сенатора по инициативе губернатора или заксобрания? То есть вы совершенно точно будете в Совете до мая 2017 года.

ЭР: Если не будет меняться губернатор, да.

ЕД: И второе: часто пишут, что в Совете Федерации вы недостаточно активно себя проявляете и ваша деятельность мало освещается. На официальном сайте Совета Федерации у всех сенаторов есть личные страницы, а на них — личные новости сенаторов. На вашей странице последняя новость — за 2012 год, давненько. Почему так мало освещается ваша деятельность в Совете Федерации и чем вы там сейчас активно занимаетесь?

ЭР: Если это проблема, мы можем открыть сайт и писать на нём очень много. Я не вижу в этом проблемы, что там печатают или нет. Я очень активно работаю, когда обсуждаются законы на комитете. Я каждый раз там выступаю. Я организованный и дисциплинированный человек, и когда комитет большинством голосует без учёта моего мнения, будем так говорить, я подчиняюсь. И я не возникаю в Совете Федерации, это некрасиво — выйти на трибуну и сказать, что я не согласен. 

ЕД: Но вы раньше так делали. 

ЭР: Это бессмысленно. 

ЕД: Потому что вертикаль стала жёстче?

ЭР: Жёстче стала вертикаль. Последний раз я выступал — перенервничал жуть как. Подняли налоги на имущество. Я говорил, что вообще нельзя принимать такой закон. В своё время государство очень поддерживало жилищное строительство, особенно коттеджное, индивидуальное. Я считал, что это делается правильно, но уже тогда подозревал, что когда создастся база, поднимут налоги. И это время наступило. Налоги на имущество будут повышаться. 

ЕД: Как часто вы бываете не согласны с тем, что принимается?

ЭР: Часто. 

ЕД: Мы с вами обсуждали однажды Совет Федерации, его значение и роль. Вы тогда говорили, что и орган, и сенаторы могут быть эффективнее.

ЭР: Совет Федерации надо делать на неосвобождённой основе. Мы бы заткнули узкие места, где с кадрами у нас пока неважно. Там собираются люди, которые проработали, прошли всю школу. В Совете Федерации сидит высокоинтеллектуальный народ. И мы его не доиспользуем. Я думаю, это неправильно.

ЕД: Последнее, о чём спрошу, — Новый год, который уже совсем скоро. Как вы будете его отмечать, с кем проведёте?

ЭР: У нас Новый год всегда одинаковый. Мы с Аидой Александровной вдвоём отмечаем, внук отдельно — молодой, у него, понятно, своя компания.

ЕД: В Новый год ещё обычно звонят друзьям. Кому вы точно будете звонить в этот Новый год?

ЭР: Я бы звонил всей Свердловской области, ей-богу (улыбается).

ЕД: А кто всё-таки прямо друг?

ЭР: (долго молчит) Страшно признаться, конечно: друзей нет. У меня было в детстве три друга, просто закадычных. Мы друг за друга готовы были жизни отдать. Один, немец по национальности, умер в первый год, как его взяли в армию — немцев же не брали в армию. Что-то там случилось, и он погиб. Второй закончил юридическую академию, был прокурором. Не буду говорить, в каком городе, но его в подъезде убили ножом. И третий, Витя Шкуропатов, офицер, всю жизнь мечтал быть моряком и стал капитаном. Случилась авария, и он спас всех людей, а сам закрылся в каюте и ушёл на дно. Вот такая штука. Все друзья мои. И больше не было в жизни.

ЕД: В политике сложно иметь друзей.

ЭР: Хорошие отношения, но друзья — это…

ЕД: А какое ощущение у вас сегодня — от того, что было, что есть, и с каким ощущением вы будете встречать этот Новый год?

ЭР: Это ощущение не связано с Новым годом. Новый год — это маленькая эйфория на несколько часов, а потом наступают будни. 

Чувствую я себя морально неважно. Я поэтому и говорил, что Совет Федерации надо делать по другому принципу. Люди ещё здоровые физически, маразма незаметно, они могут ещё очень много делать. И они не востребованы. Это очень тяжело. Когда вам тоже будет 77, вам придётся это пережить. Тем более что вы занимаетесь телевидением, это очень горячая линия, которая требует и здоровья, и всего, что в тебе есть интеллектуального. Когда наступит момент, и вы будете никому не нужны — очень тяжело. Очень тяжело. 

ЕД: Очень грустная нота у нас в финале образовалась.

ЭР: Я не хочу обманывать. Я мог бы сказать, что всё прекрасно и удивительно. Но я сказал так, как есть.


Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Россель Эдуард

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^