Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,98$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,98$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,98$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«В своё время благотворительность в США была способом уйти от налогов. В России государство не даёт сделать это выгодным»

×
Разговор на Малине 2 декабря 2014 в 20:02
Проблемы с видео?
В материале:

Орачева Оксана

Исполнительный директор благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева — о том, что такое эндаумент и почему известный предприниматель вслед за Биллом Гейтсом и Уорреном Баффетом дал клятву дарения, по которой половина его состояния будет отдана на благотворительность.

Смотрите также:

«Ежегодно 150-170 детей в Свердловской области заболевают раком. 30% уходят из жизни, и половина из них — потому что нет денег»

Спортивный фонд Laureus, направивший 60 млн евро на благотворительные проекты, теперь действует и в России


Екатерина Дегай: Оксана, добрый день.

Оксана Орачева: Добрый день.

Благотворительный фонд Владимира Потанина — один из первых частных фондов в современной России. Его бюджет формируется из личных средств предпринимателя и составляет более 300 млн рублей в год. Ежегодно для поддержки одарённых людей фонд выплачивает более 400 грантов и 2000 стипендий. Большинство программ фонда являются конкурсными.

ЕД: Можно ли сравнивать то, что происходит с благотворительностью в России, с тем, что происходит в Европе?

ОО: Современная благотворительность в России — это достаточно новое явление. Мы не занимались благотворительностью в классическом смысле этого слова последние 70 лет. Когда был Советский Союз, советская власть, было несколько другое понимание, как решаются эти вопросы. Традиции благотворительности, которые у нас были, в какой-то степени прервались и сейчас восстанавливаются. 

Наша благотворительность стала развиваться в то время, когда государство не сказать что активно её стимулирует, в том числе налоговыми методами. Получается, что люди и организации занимаются благотворительностью скорее бескорыстно. Их для этого не стимулируют так, чтобы это было выгодно. Когда благотворительность начала развиваться в тех Соединённых Штатах, когда там появлялись первые фонды, никто не скрывал, что перечислить деньги на благотворительность в своё время было способом уйти от налогов. 

Конечно, государство должно стимулировать благотворительность, это важно. Государство может делать это самыми разными способами, поощряя не только налогово, но и морально, подчёркивая, что это то, что должен делать каждый человек.

Мы должны создавать доверие к благотворительности, давать понять, что благотворительный сектор прозрачен, в нём понятно, как принимаются решения, на каких основаниях помогают тем или другим. Или не обязательно помогают нуждающимся, как, например, делает наш фонд — мы поддерживаем сильных, а не тех, кто находится в трудной жизненной ситуации. Могут быть разные способы поддержки, разные механизмы, и доверие со стороны общества к благотворительности — это очень важный фактор. Государство здесь может помочь.

В 2006 году по инициативе Общественной палаты РФ был принят федеральный закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций». Законом регулируется деятельность по созданию и управлению целевым капиталом — эндаументом (англ. endowment). Эндаументы впервые возникли в США и использовались прежде всего для негосударственной поддержки образовательных учреждений. В настоящее время эндаумент Гарвардского университета составляет более $34 млрд, Йельского — $12,7 млрд, Принстонского и Стэнфордского — свыше $10 млрд.

ЕД: Теперь давайте поговорим об эндаументе. Самый большой и известный такой фонд в мире — Нобелевский. В нашей стране эндаумент-фонды стали появляться после 2006 года, когда Владимир Потанин смог продавить соответствующий закон через Общественную палату, смог убедить, что он необходим. Самые большие российские эндаумент-фонды сейчас у МГИМО и Эрмитажа.

ОО: Да, и с фондом МГИМО конкурирует даже не Эрмитаж, а Европейский университет в Санкт-Петербурге. 

Тема эндаументов для нас очень важна. Это один из примеров лучших практик, которые можно принести в нашу страну, зная опыт, которой существует в самых разных странах. Эндаумент в первую очередь американская тема. Сегодня эндаументы есть у многих университетов, музеев и некоммерческих организаций.

Если говорить очень просто, эндаумент — это возможность, собрав капитал, зарабатывать на нём деньги и распределять доход на те или иные цели. Чтобы эндаумент состоялся, необходимо собрать минимум три миллиона рублей. С одной стороны, это много, с другой — не очень, потому что доход с трёх миллионов будет не таким большим, чтобы можно было говорить о стабильности организации. 

Организации, которые выбрали этот путь, достаточно продвинулись. Один из самых крупных российских эндаументов, МГИМО, более миллиарда с лишним. На примере эндаумента Европейского университета можно конкретно показать, как это работает. В разные годы от 15 до 30 процентов этого небольшого негосударственного вуза финансировалось из эндаумент-фонда. Это достаточно много и это позволяет Европейскому университету не то чтобы не беспокоиться о своём будущем, но иметь некую подушку безопасности. Они посчитали, что если вдруг что-то произойдёт с финансированием, то благодаря эндаументу они смогут продержаться порядка восьми лет. Точно так же активно использует эндаумент Российская экономическая школа. Эрмитаж показывает прекрасные примеры, как можно вкладывать доходы от эндаумента в развитие собственного музея — они приобретают коллекции, которые раньше были им недоступны. 

Чтобы поддержать развитие эндаументов, наш фонд в 2012 году инициировал программу «Целевые капиталы: стратегия роста». Мы проводили её в партнёрстве с двумя организациями, Российской экономической школой и Форумом доноров, чтобы обучить специалистов эндаумент-фондов, как собирать деньги, обратив внимание именно на работу с людьми, а также оказать эндаументам информационную поддержку, показать лучшие практики. Мы планируем продолжать эту программу, потому что она показала очень интересные результаты. Кстати, Уральский федеральный университет…

Совокупный объём средств, аккумулированный сегодня целевыми капиталами в России — около 25 млрд рублей. Крупнейшие эндаумент-фонды РФ также созданы для поддержки университетов.

ЕД: Да, я как раз хотела сказать, что у нас тоже есть такой фонд.

ОО: У вас не просто есть такой фонд. Уральский федеральный университет принимал участие в нашей программе и вошёл в число лидеров по её результатам. УрФУ в числе других восьми организаций получил взнос в три миллиона рублей от Владимира Потанина, то есть эндаумент Уральского федерального университета пополнился.

ЕД: Я видела цифры: в 2012 году в фонде УрФУ было 24 миллиона рублей.

ОО: У вас уже порядка 30 миллионов, и даже больше. Эндаумент растёт, и УрФУ предлагает интересные методы привлечения средств, в том числе бывших студентов, когда выпускники вкладываются в эндаумент, давая возможность будущим поколениям получить выпускной праздник в том формате, какой был у них самих.

ЕД: Да, все обсуждали, что выпускной УрФУ отмечался так пышно — откуда взялись деньги?

ОО: Из эндаумента. Университет обращается не только к крупным жертвователям, но и работает со студентами и выпускниками. Это и есть основная поддержка для любого вуза — студенты и выпускники.

ЕД: Ваш фонд носит имя конкретного человека. Почему люди создают такие фонды и активно ими занимаются? Как Владимир Потанин участвует в жизни фонда?

ОО: Самое главное — он определяет стратегическое развитие фонда, направления, куда должен двигаться фонд, цели, задачи, которые мы хотим решить, используя различные инструменты. Он всегда подчёркивает: реализацией программ должны заниматься профессионалы. Поэтому наш фонд вполне профессионален, у него свой штат. 

ЕД: Это большое количество сотрудников?

ОО: Нет, не очень. Не так много, как может показаться на первый взгляд — чуть больше десяти человек. Это те, кто, собственно, занимается программой.

ЕД: Меня впечатлило, что Владимир Потанин — единственный российский бизнесмен, который присоединился к клятве дарения. В 2010 году Уоррен Баффет и Билл Гейтс создали такую инициативу, и её поддержали самые разные бизнесмены. Суть в том, что половина состояния человека, который присоединяется к клятве дарения, уйдёт на благотворительность. 

ОО: Да. Чтобы присоединиться к клятве дарения, надо публично заявить, что ты готов больше половины своего состояния передать на благотворительность. Это был вполне закономерный шаг, потому что ещё в 2010 году, до присоединения к клятве, Владимир Олегович сказал, что планирует передать своё состояние именно на благотворительность. Присоединение к клятве стало следующим этапом, чтобы ещё раз подтвердить решение, которое он принял гораздо раньше, и показать другим, в том числе и на международном уровне, что в России тоже есть хорошие практики благотворительности.

ЕД: Почему принимается такое решение? Потому что ты так много зарабатываешь, что не жалко потратить половину на благотворительность? 

ОО: Владимир Потанин говорил в своих интервью, что дети должны самостоятельно добиваться успеха. Понятно, что они получают какие-то средства, достаточные для жизни, но они должны быть самостоятельными. Это из той же философии, по которой фонд поддерживает сильных и ответственных, чтобы они развивались. Большие состояния мешают это делать. С другой стороны, деньги должны приносить благо.

ЕД: Я понимаю, что когда говоришь о благотворительности, довольно странно спрашивать о прогнозах. Но всё-таки, как эта история будет развиваться дальше? Следующий год будет тяжёлым для экономики. Станет ли из-за этого меньше денег в благотворительности?

ОО: Конечно, будет тяжелее, потому  что легко заниматься благотворительными программами и развивать благотворительные программы в хорошей экономической ситуации. Труднее будет собирать большие деньги, потому что крупные компании будут вынуждены переформатировать свои портфели и по-другому распределять ресурсы. Будет проходить некая оптимизация. 

Мы тоже будем лучше работать. Всегда можно найти возможность, как более эффективно достигать своих целей. Могу казать, что наш фонд продолжит работать в точно таком же режиме. Наш бюджет не сокращается, все программы продолжаются, более того, переформатируются и развиваются дальше. Мы работаем стабильно.


Продюсер, редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Орачева Оксана

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^