Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пол Гордон Эмерсон, постановщик, бросивший работу в конгрессе США ради сцены: «Когда политики бессильны, поможет танец»

×
Разговор на Малине 16 декабря 2014 в 18:42
Проблемы с видео?
В материале:

Эмерсон Пол Гордон

Исполнительный директор коллектива современного танца Company E — о том, как в разгар конфликта объединил на одной сцене израильских и палестинских танцоров и почему посчитал необходимым приехать в Россию именно сейчас.

Смотрите также:

Хавьер Серрано, танцор фламенко, руководитель театра: «Мы возим спектакли в разные точки мира и везде танцуем одинаково. Если мы будем что-то менять, то это уже будет коммерческая история»

Преподаватель танцевальных дисциплин и художник по движению Катя Мустонен: «В России и на Урале по-прежнему в цене классическое искусство»


Пол Гордон Эмерсон — художественный со-руководитель и исполнительный директор коллектива современного танца Company E. В течение семи лет работал советником по законодательству в комитете по вооружённым силам Палаты представителей Конгресса США. Участвовал в организации и проведении более 20 федеральных избирательных кампаний, в том числе президентских, парламентских и губернаторских. Писал статьи на темы обороны, внешней политики и культурной дипломатии, которые публиковались в International Herald Tribune и New York Times. Ушёл из политики и создал коллектив современного танца Company E. Сегодня хореографические работы Эмерсона показывают по всему миру.

Ольга Чебыкина: Пол, добрый вечер. Огромное спасибо, что вы смогли прервать репетицию, чтобы поговорить с нашим телеканалом.

Пол Гордон Эмерсон: Мне приятно, большое спасибо, что дали мне такую возможность.

ОЧ: Вчера в Сухом Логе, маленьком городе Свердловской области, был ваш триумф. Публика там была более благодарна, чем, например, в Лондоне или даже в Екатеринбурге?

ПГЭ: Вчера, да и вообще всю неделю публика очень искренне реагировала на то, что происходило на сцене. Очень важно, чтобы наши выступления воспринимали искренне. Я думаю, что свежесть и непредвзятость — это именно то, что отличает местную публику от искушённой лондонской.

ОЧ: Для чего вы это делаете? Вы не боитесь причинить этим людям своеобразную культурологическую травму? Говорят, что после выступления вы пошутили: «Здорово, что вы аплодируете. Запомните этот момент, потому что больше вы никогда такого не увидите».

ПГЭ: Это один из самых важных вопросов для нашей труппы и для меня как для художественного руководителя. Я не считаю, что взаимоотношения «привет-пока» стоят того, чтобы их практиковать. Мы приехали сюда по другой причине. Наша задача — установить практику частых встреч, общения друг с другом. Это наша мечта.

Я считаю, что консульства и посольства не только США, но и других стран должны использовать любые возможности подобных визитов. Чтобы труппы приезжали в небольшие города — неважно, танцевальная это группа, музыкальная или театральная. Самое важное — что публика, которая приходит на выступления, очень глубокая. Мы это ценим. 

ОЧ: Судя из того, что вы сказали, вы, видимо, не считаете, что миром правят деньги. Я могу понять, зачем успешному коллективу с мировой известностью выступать на больших дорогих сценах, где дорогие билеты, где искушённая публика, и люди приходят подготовленные эстетически, в модной, красивой, дорогой одежде, и это для них как вишенка на тортике, потому что их жизнь и есть тортик. Где деньги в этой цепочке? Или это своеобразная культурная благотворительность?

ПГЭ: Это очень хороший вопрос. Я думаю, вас можно было бы привлечь для составления моей программы здесь (улыбается). Вообще изначально мы мечтали создать именно такой проект. Он стал возможным благодаря консульству и посольству США. Раньше существовала практика разделения расходов и ответственности. Каждый играл свою роль в этом проекте — танцевальные и театральные школы, муниципальные и региональные власти. Мы делим ответственность между собой. При этом деньги нельзя полностью исключить. Всё-таки искусство — это не благотворительность. Искусство — это жизнь. 

ОЧ: Теперь я хочу поговорить о фактах вашей биографии, которые не оставили меня равнодушной. Правда, что вы занимались политикой и участвовали в избирательных кампаниях в Америке?

ПГЭ: Это действительно так. Я много лет работал в палате представителей США. Это была замечательная работа, на которой я встречал интересных людей, она мне очень нравилось. 

ОЧ: Почему вы ушли из политики? В России считается, что отказаться от власти очень сложно. И я не ожидала, что вы скажете, что у вас была интересная работа.

ПГЭ: Я всегда был заинтересован в том, чтобы чему-то поспособствовать, кому-то помочь, чтобы моя работа имела смысл, вносила вклад в общее дело. Я хочу максимально полезно использовать время, которое мне отведено. Что касается политики, то это была работа на службе государства. Я действительно мог изменить ситуацию, поэтому я выполнял эту работу. Культура — это тоже способ изменить мир, но немного под другим углом. Политика – это остановка разговора, в то время как культура — это начало разговора. Я понял, что важнее найти людей, с которыми можно начать этот разговор, и сделал именно такой выбор. 

Танец — это язык, в котором нет слов. Каждый из нас может разговаривать на нём. Возможно, он даже не знает, что говорит на нём каждый день, когда идёт в магазин, находится у себя дома или готовит на кухне. Мы иногда проводим занятия, не произнося ни единого слова, но все друг друга понимаем. 

ОЧ: Вам не кажется, что сейчас Россия и Америка могут понять друг друга разве что на языке танца? Как бы вы охарактеризовали отношения между нашими странами? 

ПГЭ: На сегодня это один из самых важных вопросов в мире. США и Россия — это две фундаментальные страны. У нас были лёгкие времена и были трудные периоды. Были времена, когда диалог складывался легко и просто, и когда он был непростым. Но даже сейчас важно не прекращать диалог, а продолжать разговаривать. Я думаю, что именно культура позволит нам поддерживать это общение. Сейчас это наиболее мощный инструмент. Россия славится своими художниками и исполнителями. Я это очень уважаю. В свою очередь, я принес своё искусство из США, чтобы мы видели, что диалог между странами возможен. 

ОЧ: Мне кажется, вы в своём творчестве специально это демонстрируете. У вас же было турне по Ближнему Востоку, и израильские и палестинские танцоры выступали на одной сцене. Надо быть наивной, чтобы предположить, что это было сделано случайно.

ПГЭ: Диалог — это всегда непростое действие. Часто оно бывает очень болезненным, но если есть искусство, то всегда найдётся что сказать. Благодаря ему многое возможно и многие проблемы можно поднять, обсудить и решить. Например, взять проблему изменения климата, которую считают одной из основных. 

То, что волнует меня, волнует также каждого из нас. И именно искусство должно объединить людей. Например, благодаря именно ему вчера дети во время выступления познакомились с нами, и мы уже больше не чужие друг другу. Или израильско-палестинский конфликт — это старая история, и я хотел бы со своей стороны сделать какой-то вклад в решение этой проблемы. 

ОЧ: Буквально за кулисами я узнала, что вы едва ли не случайно встретились здесь с нашей знаменитой актрисой Светланой Замараевой — и вот уже она читает в вашем проекте стихи, а танцоры показывают некое действо. Ещё вы регулярно используете музыкальные инструменты, а танцоры, бывает, поют. В чём секрет успешности таких представлений, когда всё возникает так спонтанно и решается за несколько дней?

ПГЭ: Существует несколько подходов к выступлению. Можно выходить на сцену и отрабатывать подготовленный материал, говоря публике: если хотите — смотрите, нет — уходите, но мы будем делать свою работу. Или можно оглядеться, определить, где вы находитесь, с кем вы разговариваете, наладить взаимоотношения. 

Буквально недавно я был в Перми, где мы говорили о Борисе Пастернаке и его произведении «Доктор Живаго». У меня появилась идея реализовать чтение стихов из этого романа, и на роль была предложена Светлана. Я этому факту очень обрадовался, ведь она всемирно известная актриса. Сегодня мы будем читать стихи Ахматовой и Пастернака. Это диалог между двумя художниками, двумя артистами. Это уникальная возможность для моей труппы увидеть, как на сцене работает мастер, и ощутить взаимодействие с ним. Для нас стихи — это не просто отдельные слова, это музыка. 

Я убежден, что люди, которые участвуют в этих гастролях, вернутся домой уже другими. Это дар, которым я хочу поделиться со своим коллегам, подарить самому себе и показать, что такое возможно несмотря на все мои сомнения в реальности идеи.


Продюсер, редактор: Виктория Шорохова

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^