Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,34$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,34$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,34$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

История громкой сделки из первых уст. «Покупка страховой компании, когда рынок страховщиков на дне, обоснована»

×
Разговор на Малине 10 декабря 2014 в 18:59
Проблемы с видео?
В материале:

Фатьянов Игорь

Генеральный директор СК «Цюрих» Игорь Фатьянов — о том, почему швейцарский страховщик Zurich продал свой розничный бизнес в России втрое дешевле, чем покупал, и о том, почему КАСКО и ОСАГО больше не спасают, а топят страховщиков.

Смотрите также:

На рынке страховщиков — катастрофа. «Если тариф ОСАГО не увеличится в разы, исчезнут даже крупные игроки»

Генеральный директор страховой компании «Северная казна» Александр Меренков: «Тушка в России обесценена»


Международные страховые компании стали покидать российский рынок страхования. Американская страховая группа AIG и немецкая Allianz SE объявили о прекращении продаж в России. Голландская группа Achmea продала принадлежащую ей страховую компанию «Оранта» российскому страховщику «Компаньон». В октябре 2014 года швейцарская компания Zurich Insurance Group Ltd завершила сделку по продаже страховой компании Zurich российской инвестиционной группе ОЛМА. По оценкам экспертов на момент продажи стоимость компании составляла $135 млн, что почти втрое меньше той цены, за которую швейцарцы приобрели её шесть лет назад ($465 млн). В розничной сети страховой компании Zurich екатеринбургский филиал занимает второе место после Москвы по размерам и уровню сборов. Игорь Фатьянов — генеральный директор СК Zurich с мая 2014 года. В сфере страхования работает более 20 лет.


Екатерина Дегай: Игорь, добрый день.

Игорь Фатьянов: Добрый.

ЕД: Есть такое ощущение, что на страховом рынке всё совсем плохо. Этим летом происходило глобальное схлапывание туристического рынка, а сейчас кажется, что примерно то же самое может случиться и на страховом. Например, ушли несколько больших иностранных компаний — можно вспомнить американскую страховую группу AIG, можно вспомнить вашу глобальную продажу, перестал работать Allianz SE. Что на самом деле происходит и почему большие игроки начинают уходить с рынка?

ИФ: Да, можно сказать, что есть основания для тревоги. На рынке происходят достаточно существенные изменения. Очень сильно ухудшилась ситуация по страхованию КАСКО и ОСАГО. Происходят существенные изменения макроэкономической и геополитической обстановки, и это даёт повод глобальным страховым игрокам для пересмотра своей оценки перспектив развития российского страхового рынка. Многие из них входили на этот рынок с определёнными ожиданиями, и не все из них оправдались. 

Страховая компания AIG входила очень осторожно, и она, пожалуй, была единственной из крупных игроков, кто из принципа организовал свою страховую компанию с нуля. Дальше она пыталась создавать розничные проекты, но ситуация изменилась, поэтому она решила отказаться от своей розницы несмотря на то, что сама компания на рынке осталась. 

Компании Zurich и Allianz SE покупали здесь игроков на пике цен для страховых компаний, когда страховые компании оценивались скорее по объёму, чем по рентабельности. Эти покупки делались в ожидании последующего динамичного роста. Сейчас очевидно, что на ближайшие несколько лет этот рост под вопросом. Помимо собственно валовых показателей сильно ухудшились показатели по рентабельности рынка в связи с изменениями на рынке розницы, поэтому политика наших западных коллег западных, а российские будут выживать сами, как смогут.

ЕД: После кризиса 2008-2009 года ОСАГО и КАСКО были точкой роста для многих страховых компаний. Теперь это стало совсем невыгодно. Все занимаются тем, что диверсифицируют портфели страховых продуктов, убирают все моторные страховки и пытаются предлагать новые продукты. Почему автострахование так резко стало невыгодно?

ИФ: Это связано с несколькими факторами. Сильно изменились условия работы, изменилась практика работы по регулированию в связи с волной так называемых автоюристов, поэтому страховые компании вынуждены закладывать в свои резервы помимо обычных выплат, которые они делают клиентам, ещё и большие расходы, связанные с ведением дел в суде. Плюс обычно инфляция убытков — то, что мы видим сейчас на валютном рынке, — чётко отражается на выплатах как таковых. Если вы сейчас попробуете отремонтировать машину, у вас будут немного другие цены, чем раньше. А за полис доплачивать никто не будет.

ЕД: Теперь давайте поговорим о вашей истории — о продаже большого актива большой иностранной компании. Долго не раскрывалось, кто её купит, а потом стало известно, что сделку совершила инвестиционная группа ОЛМА. Если честно, это выглядит как сумасшествие. Рынок падает, и что-то покупать… Какие ожидания у нового владельца и как проходила сделка, выгодна ли она для того, кто продал этот актив?

ИФ: Логично покупать, когда всё дёшево, а не когда всё дорого. Вы же покупаете в период распродаж, а не когда наценки идут. Вы покупаете разве что совершенно новые вещи, писк моды. Но страховщиков писком моды сейчас явно не назовёшь, поэтому покупка, когда рынок уже на дне, выглядит вполне обоснованной. Страховщики переживают тяжёлые времена, поэтому можно получить хороший актив по вполне конкурентной цене. Я думаю, что для ОЛМА эта сделка выгодна. 

Что касается «Цюриха», здесь ситуация сложнее. «Цюрих» входил в рынок, когда от экономики России и её страхового рынка были совершенно другие ожидания. То, что эти ожидания не оправдались, связано в первую очередь именно с динамикой рынка. 

Ситуация с КАСКО и ОСАГО для «Цюриха» как для страховщика со 130-летней историей носит сиюминутный характер и не является определяющей в политике. Для компании гораздо более важен долгосрочный или среднесрочный анализ этой инвестиции, и она принимает решение, оставаться на рынке или уходить, исходя из более долгосрочных трендов. Сейчас «Цюрих» видит, что волна, на которой он входил, не катится дальше. Дальше — определённый штиль, который будет сопутствовать страховой отрасли ближайшие несколько лет. Вряд ли стоит ожидать бешеный рост в 2015-2016 годах. Так что для «Цюриха» это хороший момент провести ревизию и даже переоценку своих инвестиций, посмотреть, какие рынки будут расти быстрее, потому что как глобальный игрок «Цюрих» оценивает свои возможности по планете, а не по конкретному национальному рынку. На мой взгляд, «Цюрих» сделал достаточно разумную вещь: он переориентировал свои текущие интересы и аппетиты на рынок, где он видит отдачу ближайшие несколько лет. Но на российском рынке компания остаётся. 

ЕД: Корпоративный сегмент остался.

ИФ: Да, но для «Цюриха» это серьёзное решение. И кто знает, какие решения он примет через три-пять лет. Может быть, розница будет более сильной, и «Цюрих» вернётся в неё. Например, если мы посмотрим Европу или Соединённые Штаты, там рынок страхования КАСКО является одним из самых рентабельных.

ЕД: Стало известно, что с 2015 года вы будете использовать ещё и инвестпродукты, инвестиционные индивидуальные счета. Возникло ощущение — может быть, вы меня опровергнете, — что инвестиционная компания купила себе разветвлённую сетку, которая была у «Цюриха», и теперь может переориентироваться на инвестиционную деятельность. Это так или нет?

ИФ: Это не так. Инвестиционная компания использует возможности, которые предоставляет сбытовая сеть «Цюриха», для полной отработки ситуации, которая возникла здесь и сейчас. Это абсолютно не новый подход. Если вы вспомните, страховщики с крупными сетями использовались для продажи самых разных продуктов. Например, «Росгосстрах» одно время очень успешно продавал пенсионные фонды, но основной страховой продукт никуда не ушёл. Всегда есть потребность в экспериментах по повышению эффективности сети для использования её как средства доставки в том числе финансовых продуктов конечному потребителю. Вы видите, сейчас банки что только не продают. Их эффективная отточенная сбытовая сеть позволяет им легко продавать страховые, банковские и любые другие финансовые продукты. Здесь открывается уникальная возможность, которая вряд ли повторится. Это нельзя будет продавать каждый год, и ради этого покупать сеть было бы просто нецелесообразно, поскольку тема с инвестиционными счетами — это история в моменте. Другое дело, как с этим справятся страховщики жизни, для которых продукт с инвестиционными счетами — это прямая конкуренция.

ЕД: Как компания будет дальше развиваться и каким, вам кажется, будет следующий год для страхового рынка? Оправданы ли ожидания того, что некоторые игроки схлопнутся? 

ИФ: На наш взгляд, ожидания по определённому коллапсу обоснованы. С одной стороны, есть более тяжёлая ситуация на рынке, с другой стороны, более жёсткие требования надзора. Я думаю, что не все игроки это выдержат. 

В этой ситуации наша компания активно старается получать привлекательную часть бизнеса тех игроков, которые уходят с рынка. И мы всячески приветствует приход компаний. Мы остались последними из могикан среди прозападных компаний с прозападным подходом и технологиями. Остальные — Allianz, AIG — фактически просто закрыли свою розницу. Мы проводим систематическую кампанию, приглашаем кадры, которые работали в этих компаниях, потому что подчас это люди, которые поработали и на AIG, и на другие компании не просто годы — десятки лет. 

ЕД: То есть для вас это возможность подобрать тех, кто оказался брошен.

ИФ: Да, для нас это колоссальная возможность. У нас есть отдельная кампания, связанная с этой темой. 

Какие-то мелкие низкорентабельные нетехнологичные игроки будут уходить. Но мы всё равно сможем что-то предложить. В этом году мы жёстко подходили к нашему моторному портфелю, КАСКО и ОСАГО, и к структуре наших партнёров. Мы расторгли несколько сотен договоров и оставили только тех партнёров, которых мы знаем, чтобы работать с теми клиентами, которых знают они.


Продюсер, редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Фатьянов Игорь

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^