Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Победители WorldSkills становятся президентами стран, их чествуют как призёров Олимпиад и встречают на лимузинах

×
WorldSkills Hi-Tech 5 ноября 2014 в 18:35
Проблемы с видео?
В материале:

Песков Дмитрий, WorldSkills Hi-Tech

Дмитрий Песков (АСИ): «Мы хотим иметь 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест, но на них кто-то должен работать!» Как чемпионат рабочих профессий решит кадровую проблему в отечественной промышленности.

Смотрите также:

Лю Тонгбо, вице-президент холдинга ABP: «В Китае есть такая поговорка: сначала ты становишься человеку другом, а потом вы можете делать бизнес. Наши страны идут по этому же пути»

Руководитель WorldSkills Russia Павел Черных: «В России официально нет даже таких профессий, как мастер кузовного ремонта или системный администратор»

Уральская столица претендует на проведение национального чемпионата WorldSkills Russia-2015


Ольга Чебыкина: Дмитрий, добрый день. Я, конечно, хочу спросить про этап, который проходит в нашем городе, WorldSkills Hi-Tech. Почему это заявлено как отдельное направление — как наиболее перспективное или, может быть, как некий пробный шар и то, к чему только стоит присмотреться?

Дмитрий Песков: Есть мировая модель проведения чемпионата WorldSkills, в которой соревнуются участники колледжей. Она отстроена. В России есть региональные чемпионаты, есть национальный чемпионат, есть международные чемпионаты и мировой чемпионат — всё ровно как в спорте. Но в России немножко другая ситуация. Нам очень важно делать качественно и быстро. Мы не можем ждать, пока мы хорошо отучим людей в колледже, потом они придут на рабочее место, будут подмастерьями, а потом уже пойдут работать. У нас задача быстрого повышения производительности труда уже сейчас. Решить её, действуя только шаблонными методами, невозможно, поэтому мы придумали WorldSkills Hi-Tech.

WorldSkills Hi-Tech — это мировая инновация. В мире так не делал никто, есть только отдельные кубки промышленности в Японии. Сейчас все остальные страны, которые входят в WorldSkills, с большим интересом наблюдают за тем, что происходит в Екатеринбурге.

Когда мы сказали, что собрали 85 национальных лидирующих промышленных компаний для участия в этом, то, честно могу сказать, члены совета директоров глобального WorldSkills мне сказали: Дима, мы тебе завидуем, у нас так не получается. Главное отличие того, что происходит здесь, — что соревнуются не студенты колледжей, а молодые рабочие, инженеры крупнейших российских высокотехнологичных компаний. Это значит, что эффект от соревнований будет немедленно отражаться на производительности труда. Вы мне скажете: участвуют же один, два, три человека от профессии. Но на самом деле когда человек соревнуется здесь, он лидер команды, в которую входят также эксперт из этой же компании, что очень важно, HR-директор компании, который ответственен за внедрение новых профессиональных стандартов. Человек возвращается не просто супергероем, но ещё и лидером изменений. Похоже на то, как запускалось движение стахановцев в 30-е годы. Можно сказать, это новые стахановцы, которые готовятся по мировым стандартам.

ОЧ: Высокотехнологичные стахановцы.

ДП: Высокотехнологичные стахановцы, да. Эта модель уникальна, мы её делаем в первый раз в России, но судя по тому, как идут соревнования, как это развивается, мы понимаем, что она будет востребована. Мы обсуждали с министерством промышленности и торговли вариант, при котором это должно быть ежегодной системой повышения производительности труда в российских промышленных компаниях.

ОЧ: Круто, конечно, что Россия выступила флагманом в этом направлении, учитывая историю WorldSkills, которая насчитывает несколько десятилетий в Европе, а мы только несколько лет привнесли это движение в нашу страну. Каковы глобальные задачи, помимо социальных понятных вещей? Что мы хотим получить в итоге? Это будет как ЕГЭ, который очень болезненно, надо сказать внедрялся? Некий публичный экзамен, сдача которого будет котироваться за рубежом и так далее? Что в итоге, какая цель?

ДП: WorldSkills — это построение сверхсовременной и всегда сверхактуальной системы подготовки кадров для экономического роста, для экономики, в которой мы ожидаем максимального потенциального роста производительности труда. Вы абсолютно точно сказали, это не социальная задача сама по себе, это сугубо экономическая задача. Если мы хотим иметь 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест, на них кто-то должен уметь работать.

ОЧ: Хочу сделать некую ретроспективу. Когда в 2011 году вы заняли свой пост в АСИ, одной из основных задач называли — я прямо процитирую — «ликвидацию барьеров, существующих между бизнесом, государством и образованием». Насколько мы продвинулись с того момента, когда вы не очень оптимистично оценивали всё происходящее? Была такая яркая цитата про то, что это как три кривых зеркала, которые смотрят друг на друга и видят разное: образовательные стандарты одни, на предприятиях требуется совсем другое, тут приходит государство, которое ставит третьи задачи. Что сейчас?

ДП: Мы, конечно, ещё не успели решить проблему, но мы чётко понимаем, как её решать. Здесь сходятся образование, бизнес и государство. Когда молодой человек из компании собирает деталь по живому профессиональному стандарту, это и есть решение этой проблемы, потому что государство разрешило ему работать по такому профессиональному стандарту, а бизнес проинвестировал деньги. Важно, что здесь, на WorldSkills Hi-Tech, федерального бюджета практически нет, это инвестиции региона и основная часть — инвестиции компаний. Это модель, в которой государство, бизнес и образование работают вместе, чтобы готовить кадры быстро, качественно и дёшево. Для нас главное, что образование на самом деле — это не затратная сфера, это инвестиционная сфера, и в таких моделях, как WorldSkills, впервые становится возможным посчитать инвестиции в подготовку кадров.

ОЧ: Люди же как рассуждают, особенно которые стоят на пороге выбора профессии: где много получают, та профессия и престижна. Бесполезно развешивать слоганы и лозунги и устраивать шоу вокруг работы, за которую ты будешь получать десять тысяч рублей в месяц. В одном из ваших интервью читала, как вы сказали про Южную Корею, что там, например, получение рабочей специальности приравнено к альтернативой службе. Есть ещё что-то, что можно взять на вооружение, что может быть эффективным и понятным, не популизмом, а инструментом экономического развития?

ДП: Родителям надо понимать, что если они отдают ребёнка в экономисты и менеджеры, то практически наверняка это будет офисный планктон, который будет получать 30-50-60 тысяч рублей. Качественный сварщик сегодня может получать 200 тысяч рублей, такое вполне себе распространено.

Действительно, Южная Корея — один из лучших примеров. От армии там освобождают не всех, а именно победителей WorldSkills. Это там как национальный спорт. Победителей возят на открытых лимузинах по улицам.

ОЧ: В прямом смысле культивирование получается.

ДП: Да, культивирование. Президент Южной Кореи когда-то выигрывал WorldSkills. В Бразилии Лула да Силва, выдающийся бразильский президент, взял победителя WorldSkills — парню было то ли 23 года, то ли 24 — и назначил его главой организации, которая отвечает за профессиональное обучение в стране, а он набрал в команду таких же, как он сам. Они знают, как быстро и качественно готовить кадры. Внимание первых лиц, безусловно, важно. Например, на мировой чемпионат команду из Англии провожал Кэмерон. Команду Германии привозила Ангела Меркель.

ОЧ: Россия тоже, в принципе, приближается к передовой. Насколько я знаю, национальный совет по квалификациям при президенте нашей страны — это единственный совет, который собирается так часто, раз в месяц как минимум. Это говорит, конечно, о внимании к этой теме. Или, например, в конце ноября в Санкт-Петербурге будет генассамблея WorldSkills Russia, там соберутся более сорока представителей регионов нашей страны, и будет официально заявлено о создании структуры агентства WorldSkills Russia. Чем будет заниматься агентство?

ДП: Эти решения были приняты в декабре прошлого года на специальном совещании у президента Российской Федерации, который знает WorldSkills и понимает, что здесь происходит. Агентство уже создано. Официально оно называется агентством по развитию профессиональных сообществ и рабочих кадров WorldSkills. Его учредителем являемся мы как Агентство стратегических инициатив, министерство образования и министерство труда. Мы в этой модели представляем интересы бизнеса, а образование и труд — это вот про эти три кривые зеркала.

Мы пытаемся сыграть вместе. Первое — сделать систему подлинно национальной, так же, как в спорте — региональные чемпионаты, межрегиональные, национальные и всемирные. Вокруг каждой компетенции, которая есть в WorldSkills, должно быть сформировано профессиональное сообщество лучших ведущих экспертов. Они должны быть держателями живого профессионального стандарта в этой компетенции, который всегда соответствует лучшим мировым практикам. Дальше — и это новая вещь, которая ещё не проговаривалась, — мы предполагаем, что агентство в течение следующего года создаст определённый классификатор или перечень новых и изменяющихся профессий, под который будут разработаны отдельные профстандарты. Из-за того, что мы не так пронимаем профессию, производительность труда иногда снижается в десять раз.

ОЧ: Что значит не так понимаем?

ДП: В WorldSkills есть профессия, которая называется «кондиционирование и тепловые установки». В EuroSkills это командная работа — два человека монтируют за несколько часов систему, которая занимается отоплением дома и работой его холодильных установок. А у нас есть четыре разные профессии: мы отдельно готовим людей, которые занимаются кондиционерами, отдельно — тепловыми насосами, отдельно сантехника, отдельно электромонтажника. Когда там строится дом, приходят два человека и делают энергоэффективный дом. У нас приходят четыре человека по профессии, над ними прораб, и они строят энергонеэффективный дом. Разница в производительности труда — десять раз.

ОЧ: Тогда особенно логично спросить: в июле Дмитрий Медведев сообщал о том, что Россия рассчитывает принять у себя мировой чемпионат. Сложно даже осознать, какого уровня компетенции могут к нам прийти в таком случае и какой это будет бесценный опыт для нашей страны. Есть ли вообще какой-то шанс, как это решается, какова методология?

ДП: Ситуация, конечно, тяжёлая — санкции и всё такое прочее. Но в WorldSkills входит несколько десятков стран, около 60, страны со всех континентов. Решение принимается путём голосования. У России несколько конкурентов. Мы точно знаем, что заявки выдвинули Франция и Бельгия, о намерении выдвинуться заявили Южная Африка и Китай. Конкуренты сильнейшие. Казалось бы, шансов действительно немного, но Россия сейчас показывает невероятный по стандартам WorldSkills прогресс. За три года с того времени, как мы вступили в WorldSkills, мы…

ОЧ: С последнего места в первых международных соревнованиях…

ДП: Ну, в местах это пока ещё не очень отражается… То есть отражается, конечно: 32 место на мировом чемпионате и 11 место на европейском за год. Небольшой прогресс есть, хотя мы категорически недовольны, я очень критически к этому отношусь. Ещё много надо сделать.

У нас есть развитие движения — уже проведено два национальных чемпионата, несколько десятков региональных, 85 промышленных компаний мы видим на WorldSkills Hi-Tech. Очень важное мероприятие прошло осенью прошлого года: в центре Москвы в Агентстве стратегических инициатив прошёл совет директоров WorldSkills International. Коллеги видят, как мы работаем, и с доверием относятся к этому. Если честно, уровень проведения европейского чемпионата во Франции был, я могу сказать, что…

ОЧ: Ваша мимика уже красноречиво это выражает.

ДП: …что Екатеринбург организовал гораздо лучше, чем французы. Это моя субъективная оценка.

ОЧ: По вашим словам я понимаю, что WorldSkills Hi-Tech быть. Это первый раз, очевидно, что будет и второй. Вопрос, где, наверное, логичный. Регионы, вероятно, могут захотеть получить такой перспективный кусок.

ДП: Вы знаете, не так много мест, где можно это качественно проводить. По большому счёту, у нас таких площадок в стране три: Москва, Московская область и Екатеринбург. Я других готовых площадок под такое массовое мероприятие не знаю.

Есть задача сделать эту модель экономически эффективной, чтобы она не ложилась нагрузкой на регион, чтобы компании платили чуть больше взносов, и тогда всё будет в порядке. Уже сейчас в WorldSkills в целом свыше 70% — это инвестиции со стороны бизнеса.

Я бы, например, был за то, чтобы это соревнование было ежегодным и проходило в одном месте.

ОЧ: И, Дмитрий, если позволите, я ещё хочу спросить про АСИ, уже без привязки к WorldSkills. Очень приятная новость, когда нас во всевозможных рейтингах понижают, как только могут: Россия поднялась в рейтинге Всемирного Банка и Международной финансовой корпорации Doing Business и заняла 62 место. Где-то я встречала информацию. Что мы поднялись на два пункта, где-то — что на 30, и у меня в голове случился когнитивный диссонанс. Но что очень важно, что на заседании правительства Владимир Путин, конечно, отмечал роль АСИ. Знаете, классическое «что вы чувствуете» — что вы чувствуете в это момент?

ДП: Я чувствую гордость за своих коллег, которые в Агентстве отвечали за это направление. Это не моя прямая зона ответственности.

Действительно, в рейтинге Doing Business Россия за три года поднялась с 124 на 62 место. За три года рост 60 пунктов вверх, и это чуть ли не самый быстрый рост среди всех стран мира. С тем, чтобы немножко принизить заслуги, в комментариях было сказано, что это произошло за счёт изменения методологии рейтинга и что если бы не методология, то мы поднялись не на 30 пунктов, а на два пункта.

ОЧ: Отсюда вот это глобальное катастрофическое расхождение в цифрах.

ДП: Да, абсолютно. Но методология пересчитывается каждый год, и она воздействует так или иначе на все страны, участвующие в рейтинге. Поэтому сказать, что АСИ специально надавило на Вашингтон и заставило Всемирный Банк изменить под себя методологию, чтобы показать высокое продвижение, — люди, которые это комментируют, немножко преувеличивают в голове наши возможности. К счастью или к сожалению, таких лоббистских возможностей у АСИ пока нет.

ОЧ: Очень интересно, конечно, говорить о конкретных цифрах предметно. Когда мы разговаривали с Андреем Никитиным, он касательно эффективности и конкретных показателей, которых удалось добиться, приводил действительно впечатляющую цифру в 50 миллиардов рублей частных инвестиций, которые были инвестированы в проекты, которые поддержало АСИ. Я хочу предложить вам тоже рассказать некий пример, но, конечно же, свой.

ДП: Более 70% в WorldSkills — это уже сотни миллионов рублей в год, и эта сумма постоянно растёт — это тоже деньги, которые привлекаются со стороны бизнеса. Мы видим, как бизнес инвестирует, хорошо инвестирует, не ожидая немедленного возврата этих денег, потому что понимает важность качественной подготовки кадров. С государством есть много кому поработать, побороться за бюджетные деньги — это не наш приоритет. Мы лучше будем вовлекать в строительство будущего российский частный бизнес. Нас это привлекает гораздо больше.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^