Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Руководитель проекта «Национальный рейтинг университетов» Алексей Чаплыгин: «В топ-100 международных сводных рейтингов к 2020 году российским вузам пробиться не удастся»

×
Разговор на Малине 28 ноября 2014 в 20:30
Проблемы с видео?
В материале:

Чаплыгин Алексей, Национальный рейтинг университетов

Почему российские вузы не могут войти в первую сотню мировых рейтингов и поможет ли нам проект 5/100, на который только в 2013 году было потрачено 9 млрд рублей.

Смотрите также:

Андрей Щербенок: «Есть программа 5/100. Мы пытаемся вывести вузы России в мировые топы»

«В следующем году на базе УрФУ появится «образцовая фабрика»


Алексей Чаплыгин профессионально занимается рейтингованием вузов. До 2009 года он работал в агентстве «РейтОР», позже — в агентстве «Интерфакс». По результатам международного рейтинга, проводимого ежегодно специализированным изданием Times Higher Education и агентством QS, ведущие российские вузы не попадают даже в топ-100. В этом рейтинге вузы оценивают эксперты и топ-менеджеры компаний-работодателей, а также учитывается соотношение количества студентов и профессуры, индекс цитирования учёных этих вузов в авторитетных научных изданиях и количество иностранных студентов и профессоров. Три первых места рейтинга принадлежат Калифорнийскому технологическому университету (Caltech), Гарварду и Оксфорду.

В 2009 году при поддержке информационного агентства «Интерфакс» появился первый Национальный рейтинг университетов. Руководит проектом Алексей Чаплыгин. В 2012 году правительством РФ была принята программа повышения международной конкурентоспособности российских вузов и проект 5/100. Основная цель проекта — вывести российские вузы в топ-100 международных рейтингов в течение пяти лет. В рамках этой программы появился другой национальный рейтинг российских вузов, финансируемый правительством. Его задача — выработать национальные критерии оценки вузов, сопоставимые с международными. Сейчас первые места в этом рейтинге занимают МГУ, МФТИ и МГТУ им. Н.Э.Баумана. Екатеринбургский УрФУ им.Б.Н. Ельцина занимает в правительственном рейтинге 10 место.


Екатерина Дегай: Алексей Гаврилович, добрый день.

Алексей Чаплыгин: Здравствуйте, Катя.

ЕД: Будем говорить о мировом рейтинге вузов. Хочу в начале разговора обозначить, кто сейчас в лидерах. В последний рейтинг, топ-200 университетов мира, попал единственный российский вуз, МГУ — он на 196-м месте. В этом же рейтинге есть и европейские вузы, но из ста первых 74 — американские. Почему такой расклад? Действительно ли американское образование настолько качественнее, чем наше?

АЧ: Раньше у нас образование и наука были разделены, а там наука всегда была при университетах. Сильнейшие американские исследовательские университеты управляют национальными лабораториями. Например, университет Беркли — он, по-моему, входит в топ-8 THETHE — рейтинг лучших университетов мира по версии Times Higher EducationTHE — рейтинг лучших университетов мира по версии Times Higher Education — управляет крупнейшей Берклийской лабораторией. Это громадный диверсифицированный научный центр. То, что наработано этой лабораторией, переходит на университет. Caltech — номер один в THE на протяжении всех лет его существования, с 2010 года. Этот малюсенький университетик, маленький-маленький технологический университет управляет громадным монстром — лабораторией JPL, Jet Propulsion Laboratory, это научно-исследовательский центр НАСА. Туда вкачиваются безумные деньги, там проводятся высочайшего уровня исследования космоса, развиваются космические технологии, космическое двигателестроение.

ЕД: В начале декабря в Москве пройдёт саммит стран БРИКС. Там будут подводиться результаты рейтингов университетов этих стран. Там мы тоже не будем на первых местах. Кто там лидер?

АЧ: Похоже, что Пекинский университет либо университет Синьхуа. Один из турецких университетов, по-моему, Стамбульский технический, тоже выше российских вузов. 

В Советском Союзе наука худо-бедно развивалась, но она развивалась в основном в оборонном комплексе. Это были фундаментальные естественнонаучные и прикладные дисциплины, связанные с оборонной тематикой. Была полнейшая секретность. Полностью была отбита культура написания и публикации научных работ, а тем более ссылок на хорошие высококачественные научные статьи в международных журналах. Мы прошли через 30-й год, через институт красной профессуры, который выкосил всю гуманитарную и социальную науку в российских университетах. То, что почти сто лет душилось, за пять-десять лет восстановить просто невозможно. 

Далее, в России почему-то совершенно не принято говорить хорошие вещи в адрес кого бы то ни было. QS опрашивает десятки тысяч представителей академического сообщества. Последний раз они сообщили, что охватили чуть ли не 60 тысяч. Российские вузы подают туда контакты и своих выпускников, которые работают в зарубежных университетах и лабораториях, и своих собственных профессоров. И вы знаете, наши голосуют хуже некуда. Сами составители рейтинга QS говорят: мы пытаемся работать, мы уже всё перевели на русский язык, ничего не требуем, просто голосуй — за российские университеты или за университеты стран бывшего СССР. Но наши на это очень неохотно идут.

ЕД: В 2012 году был запущен проект 5/100, благодаря которому российские вузы должны войти в топ-100 мировых вузов в ближайшие пять лет. В 2013 году для этих целей было выделено в общей сложности 9 миллиардов рублей, в том числе 25 миллионов на создание Национального рейтинга. Это не тот рейтинг, которым занимаетесь вы, но тем не менее, я хочу спросить вас: как вам кажется, эффективна ли эта система и поможет ли этот проект российскому образованию?

АЧ: Это национальная версия международного рейтинга университетов. Пока что ломаются копья, что он должен из себя представлять и нужен ли он вообще. 

Прежде всего, чтобы попасть в топ-100, университету нужно иметь бюджет от миллиарда долларов в год.

ЕД: Наверное, ни один российский вуз такого финансирования не получает.

АЧ: Был прецедент в 2007 году: МГУ обладал бюджетом в миллиард долларов. Он как раз мог войти в топ-100 международных университетов. 

На мой взгляд, в топ-100 сводных рейтингов к 2020-му году нашим вузам не удастся пробиться. Причём надо ориентироваться именно на сводные рейтинги, потому что в других работают негативные механизмы, которые отторгают новичков. Там происходят минимальные перемещения, где-то на границе 90-х и 110-х мест. 

Наше спасение — международные рейтинги по предметным областям. Наши вузы сильны в естественнонаучных дисциплинах. В последнем THE МГУ, МИФИ и НГУ вошли в топ-100 по физическим наукам. МГУ вошёл в топ-100 THE и по инженерии и высоким технологиям. В рейтинге QS МГУ входит в топ-50 по математике и физике. Но, к сожалению, мы так отстали в социально-гуманитарных науках, что я не знаю, когда мы придём в топ-100.

ЕД: Мы обсуждали вопрос образования с Андреем Щербёнком, профессором «Сколково», который также участвует в проекте 5/100. Он сказал, что наши самые успешные университеты — это те, которые были созданы с нуля: Европейский университет, Высшая школа экономики, Российская экономическая школа. Он считает, что когда у университета есть история, это, с одной стороны, хорошо — традиции, а с другой стороны, это колоссальный тормоз, мешающий развитию. Что скажете?

АЧ: Действительно, наиболее динамично развивающиеся университеты — это стартапы. То же можно сказать, например, о Назарбаев Университете, но там, правда, всё помножено на необыкновенные ресурсные возможности; я не представляю, какие деньги туда вливаются, но он и растёт как на дрожжах. 

РЭШ и Европейский университет совершенно точно могут в ближайшее время войти в топ-200 по социально-гуманитарным направлениям в сабджектовых рейтингах. ВШЭ может попасть и в рейтинг QS, и в рейтинг молодых университетов THE — тем, кому нет 50 лет. 

ЕД: Тогда нужно ли вкладывать столько денег, чтобы попадать в эти рейтинги?

АЧ: Надо, надо. Это мотивационный механизм. Необходимо мотивировать вузовские администрации на движение вперёд, на стратегическое планирование своей деятельности, на то, чтобы они получили новое видение своего университета, чтобы начали развивать новые миссии, толкаться локтями с остальным миром и выходить на передовые позиции. А уж попадёшь ты в топ-100, не попадёшь — это уже дело второго порядка.


Интервью записано в рамках цикла мероприятий, организованного благотворительным фондом В. Потанина и проектом 5/100.

Продюсер, редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^