Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -5°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -5°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -5°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Михаил Зуев (Северский трубный завод): «Несмотря на разговоры о кризисе, в 2015 году мы сможем даже увеличить объёмы производства — за счёт «Силы Сибири»

×
Разговор на Малине 27 ноября 2014 в 16:46
Проблемы с видео?
В материале:

Зуев Михаил

Почему Дмитрий Медведев приехал именно на Северский трубный завод, нужен ли промышленникам новый закон о промышленной политике России и насколько на самом деле реализуема стратегия импортозамещения.

Смотрите также:

Замминистра промышленности и торговли РФ Глеб Никитин: «Фонд развития промышленности сформирован. Речь идёт о добанковском финансировании»

«У «Газпрома» 25 тысяч позиций для импортозамещения, у «Уралмашзавода» 1,5 тысячи, но проблема в том, что мы даже не представляем список потенциальных возможностей наших предприятий»


Екатерина Дегай: Михаил Васильевич, здравствуйте.

Михаил Зуев: Добрый день.

ЕД: 5 декабря пройдёт четвёртая «Екатерининская ассамблея», организуемая СОСПП. Вы её активно поддерживаете, поэтому я бы хотела поговорить с вами о благотворительности и социальной ответственности бизнеса. В 2011 году ваш завод был признан лучшим благотворителем года среди всех промышленных предприятий Свердловской области. Наверное, отчасти понятно, почему так происходит: когда речь идёт о градообразующем предприятии, частный завод частично берёт на себя функции государства. Чуть ли не все школы и детские сады Полевского поддерживаются вами, вы содержите дворец культуры, дворец спорта. В 2012 году на это был потрачен один миллиард рублей, в 2013-м — полмиллиарда, в этом году примерно столько же. Я знаю, что в Полевском есть попечительский совет, в который входят бизнесмены, то есть благотворительность — это ещё и способ консолидировать бизнес-сообщество города. Как это работает?

МЗ: Прежде всего скажу, что нам очень повезло с акционерами, которые во всех территориях своего присутствия поддерживают социально ответственный бизнес. Это их позиция и убеждения. 

Мы организовали попечительский совет, ему уже порядка пятнадцати лет. Мои уважаемые предшественники по этой работе очень правильно сделали в своё время, в самый кризисный период, что мобилизовали бизнес-сообщество для решения проблем, прежде всего, детей. Сегодня мы эти традиции поддерживаем и приумножаем. 

У нас на попечительстве 18 школ, 28 детских садов, 12 дворовых клубов, два детских дома. Естественно, мы стараемся помогать каждому из этих учреждений. У каждого заводского цеха, у каждого попечителя, который входит в наш попечительский совет — а у нас 63 члена, — есть подшефный детский садик или школа, в которой он выполняет определённую работу. 

За последние два года мы построили 12 площадок для уличной гимнастики. Знаете, есть такое модное движение, стрит-воркаут. Сегодня в каждом микрорайоне, в каждом селе Полевского городского округа есть спорткомплекс, и я думаю, что скоро мы проведём открытое первенство нашего муниципального образования по уличной гимнастике. Я слышу, как пиарят, когда такая площадка появляется в Екатеринбурге или в Тагиле. Мы их построили 12. Созданы все условия, чтобы дети занимались.

ЕД: У меня философский вопрос: бизнесмены очень рациональные люди. Чго в благотворительности больше? Рациональных доводов, потому что всё, о чём вы говорите, нужно для того, чтобы бизнес просто работал? Или в этом есть эмоциональные порывы, это проявление любви к миру, желание его изменить? Или в этом вообще есть не прописанное в законе, но явное долженствование? Эдуард Россель в своё время говорил, что большой бизнес просто должен помогать обществу, это такой социальный налог на деятельность. Что вами движет, почему это так важно для вас?

МЗ: Эдуард Эргартович, конечно, правильно говорит, что большой бизнес должен. Но должны вообще все. Однако этой работой занимаются, к сожалению, единицы. 

Это не просто оплата какой-то обязанности — это состояние души. Человек понимает: а ради чего мы живём и работаем? Ради того чтобы деньги зарабатывать? Деньги делают деньги, и всё, больше ничего. Нет, мы должны создать детям необходимые условия, чтобы следующее поколение было лучше нас, умнее нас, здоровее нас. Вот ради этого стоит жить, работать и деньги зарабатывать. 

ЕД: Давайте перейдём от благотворительных историй к экономическим вопросам. Не могу не спросить про визит Дмитрия Медведева на Северский трубный завод. Говорят, что вы даже вертолётную площадку специально построили и всем коллективом ждали этого приезда. Это действительно так было? 

МЗ: Я не могу сказать, что был какой-то особый ажиотаж. Мы всегда готовы принимать гостей любого уровня. Просто мы последние годы очень много работали, чтобы наш завод был красивым и современным, поэтому рано или поздно кто-то должен был приехать посмотреть, как мы тут работаем. 

Что касается вертолётных площадок — знаете, не только на нашем заводе, но на всех предприятиях ТМК есть вертолётные площадки. Я думаю, что это становится необходимым атрибутом любого крупного предприятия. Это многофункциональная площадка, и мы можем, например, оказать услуги в экстренных случаях. Медицина катастроф — пожалуйста, пользуйтесь. Она стоит в навигационных картах наших авиаторов. Не могу сказать, что вертолётную площадку строили специально для визита Дмитрия Медведева. Мы просто понимали, что есть площадь, которую надо оформить соответствующим образом, чтобы она соответствовала правилам воздушной навигации.

ЕД: Я не могу припомнить ни одного предприятия в нашей области, которое посетили бы с таким высоким визитом. Помимо Дмитрия Медведева к вам на завод приехали три федеральных министра. Почему вам оказали такое внимание?

МЗ: Последние десять лет мы занимались реализацией стратегической инвестиционной программы, которая была разработана Трубной металлургической компанией и коснулась каждого завода, в том числе и нашего. Только в наш завод ТМК инвестировала порядка 35 миллиардов рублей. Это, считайте, миллиард долларов. За десять лет мы шаг за шагом перестроили примерно две трети завода. Выбирая оборудование на рынке, мы внедряли самые передовые разработки, которые существуют в металлургическом мире. 

ЕД: Последнее время подробно обсуждается закон о промышленной политике. Но нужен ли он? Что это глобально меняет? Некоторые промышленники говорят, что экономика в принципе так устроена, что деньги всё равно потекут туда, куда им выгодно. По сути, необходимость в этом законе достаточно спорная. Как вы думаете, нужен ли он? Что он даёт? 

МЗ: Вы говорите, деньги потекут туда, куда им надо. А вот надо ли это государству, даст ли это нужный эффект — это вопрос открытый. Всё-таки государство должно задавать направление этому ручейку. 

Необходима серьёзная государственная программа, соответствующая политика, которая бы мотивировала и создавала необходимые условия для товарного производства. Например, в Алапаевске раньше делали лопаты, в Нижней Салде делали топоры. Но сегодня, когда я прихожу в хозяйственный магазин, — лопата китайская, топор китайский. Когда говорят об импортозамещении, надо прежде всего восстановить производство тех товаров, которые мы всегда производили. 

ЕД: Но при переоборудовании завода, о котором мы сегодня говорили, другого пути пока нет — всё оборудование иностранного производства. 

МЗ: Мы прекрасно знаем, что наши европейские партнёры, машиностроительные предприятия примерно 20-25%, интеллектуальную часть проекта, делают у себя, а около 70%, изготовление оборудования, размещают в третьих странах. Это Китай, бывает Турция или Индия, бывает даже Таиланд. Возникает вопрос: почему наши европейские партнёры не размещают изготовление этого оборудования в Российской Федерации на российских машиностроительных заводах? 

ЕД: И почему?

МЗ: Просто не созданы правильные условия для такого сотрудничества. Мы попробовали в одном проекте — это была установка непрерывной разливки стали — разместить часть оборудования на Уралмаше. К сожалению, получилось так, что чтобы привезти с Уралмаша оборудование, размещённое нашим партнёром, нужно было вывезти его из России с таможенным оформлением, а потом ввезти обратно в Россию, снова с таможенным оформлением. Вот такое было законодательство. 

Сегодня ситуация меняется, и я думаю, что наши партнёры будут пользоваться нашими предложениями и размещать основную часть оборудования на наших машиностроительных заводах. Это как раз те условия, которые должно создать государство.

ЕД: Об импортозамещении говорили и раньше, но когда возникла та геополитическая ситуация, в которой мы сейчас существуем, о нём стали вспоминать гораздо чаще. Ощущаете ли вы это на себе?

МЗ: Трубно-металлургическая компания и Северский трубный завод сориентированы на отрасль, которая сегодня является локомотивом всей экономики. Северский трубный завод сориентирован в основном на отечественного потребителя, на наш нефтегазовый комплекс, и все наши потребители находятся здесь, в радиусе 400-500 километров. 

У нас есть кредитные ресурсы, которые мы обслуживаем. Часть кредитов в валюте. Курс рубля падает, доллар растёт, естественно, и кредит нам отдать уже сложнее. Мы приобретаем запчасти, оборудование, инструмент или материалы из-за рубежа, потому что мы интегрированы в общее экономическое пространство, — это тоже деньги, это другие затраты. Естественно, мы в какой-то степени ощущаем дискомфорт, который имеет место в связи с колебанием курса доллара. Но вместе с тем у компании есть европейский, американский, арабский дивизионы. Там валюта, и всё в целом как-то компенсируется. Наверное, каких-то потерь компания в данном случае не несёт, всё в балансе.

ЕД: Давайте подведём итоги, каким был этот год, и каким будет 2015-й, что вы от него ждёте?

МЗ: Завод заканчивает год примерно с теми результатами, которые ожидал. В процессе строительства — а мы строим, реконструируем наши агрегаты без остановки основного производства — оставаться на достигнутых объёмах производства очень сложно, но у нас это получается — почти получается, я бы так сказал. 

На следующий год ожидаем, что будем прибавлять. Стратегические проекты, которые организует и реализует государство — это восточные направления, «Сила Сибири», всё, что касается строительства новых коммуникаций, — требует дополнительного увеличения производства трубной продукции. В этом году рост производства труб за первые восемь-девять месяцев был порядка 5%. Мы ожидаем, что в следующем году он сохранится примерно в этом направлении, будет небольшой прирост. Самое главное, что появляется много заказов, мы видим, что мощности Северского завода будут загружены, и будет загружен наш новый стан.

Мы настроены весьма оптимистично. Хочется работать завтра ещё лучше, чем сегодня.


Продюсер, редактор: Виктория Шорохова

Режиссёр: Игорь Зимин

Режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Зуев Михаил

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^