Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Татьяна Михалкова о Никите Михалкове: «Дай Бог ему сил выдержать этот натиск»

×
Разговор на Малине 18 ноября 2014 в 16:53
Проблемы с видео?
В материале:

Михалкова Татьяна

Идейный вдохновитель и председатель жюри международного конкурса «Русский силуэт», член-корреспондент академии художеств — о том, способны ли российские дизайнеры конкурировать с мировыми брендами, о симбиозе «Русского силуэта» и Московского международного кинофестиваля и о гражданской позиции.

Смотрите также:

Анна Грэхем, жена Эрнста Неизвестного: «В Белом доме сидит абсолютный идиот»

Светлана Кармалита, вдова Алексея Германа и соавтор сценария «Трудно быть богом»: «Мы сделали всё так, как сделал бы Лёша»


Ольга Чебыкина: Накануне, в понедельник вечером, в Екатеринбурге состоялся полуфинал XI международного конкурса «Русский силуэт». У нас в гостях председатель жюри, идейный вдохновитель этого проекта, член-корреспондент Российской академии художеств Татьяна Евгеньевна Михалкова. Татьяна Евгеньевна, здравствуйте. 

Татьяна Михалкова: Добрый день.

ОЧ: Вы прекрасно выглядите, светитесь, и вместе с вами, кажется, в нашу студию пришло солнце. Вы в летних туфлях — это случайность или закономерность?

ТМ: Наверное, закономерность. Это самое тёплое, что у меня есть на зиму (улыбается). Даже мои внуки говорят: «Это зимняя обувь нашей бабушки».

ОЧ: И, наверное, вы чаще гуляете по Парижу, чем по Уралу и Сибири.

ТМ: Да, это такая ошибочная мода из Парижа. Мы четыре раза в году ездим записывать иностранных дизайнеров, иностранные дома, прет-а-порте и кутюр. Половина нашей программы — это то, что происходит в Париже, и половина — то, что происходит в России, «Русский силуэт». В Париже всегда приходят самые модницы — какое-нибудь меховое одеяние, голые ноги и босоножки, и это зимой. 

ОЧ: Конечно, я не могу не поговорить про «Русский силуэт». Это очень большая история, проекту уже 15 лет, конкурсу 10 лет. Подобного проекта в России нет: 4000 дизайнеров, 200 учебных заведений, 150 городов России и зарубежья, 50 регионов — неимоверный охват. Это время подводить итоги или строить планы на будущее?

ТМ: Нет, только вперёд. Это 11 часовых поясов, от Владивостока до Прибалтики, и Урал, и Поволжье, и средняя полоса России, и все наши бывшие республики. У нас тысячи и тысячи дизайнеров. 

Не хватает совсем другого — скорняков, швей-мотористок, просто конструкторов. Мне звонят из Австрии, из Франции — вышивальщицы нужны. Вот в Екатеринбурге холодно. Нам не свойственна борьба «зелёных», поэтому все носят меха. А где наши умельцы, скорняки, которые могут работать с мехом? ПТУ как-то исчезли, и появилась такая проблема. Но у нас всё-таки есть специалисты. В нашем конкурсе участвуют 200 учебных заведений, и вы знаете, у нас потрясающие педагоги, потрясающее образование. И выпускают у нас не ремесленника, а художника. В Екатеринбурге я всегда прихожу в архитектурную академию, мы дружим с Людмилой Кокаревой, с Лидией Орловой — это наша профессура, наша гордость. Они показывали эскизы, которые делали наши художники для конкурса, — я просто в восторге. Я считаю, что эскизы, которые делают в Екатеринбурге, именно в этой академии, — это вообще лучшее, что есть у нас в стране. 

Сейчас меньше внимания уделяется глянцу. Он постепенно уходит с рынка в более слаборазвитые страны. У нас уже не так покупают глянец, у него не такие большие доходы. А вот когда я работала манекенщицей в Общесоюзном доме моделей, то журнал Vogue был только в Ленинской библиотеке и у нас, в библиотеке Дома моды. Его выдавали на один час художнику под расписку. 

ОЧ: Получается, творить есть кому, а воплощать некому. Рабочих рук не хватает?

ТМ: Главная проблема в том, что мода состоит не только из одного дизайнера. Но даже если производство находится где-то в Китае или Турции, идеи всё равно будут из России. Конечно, нужно своё производство, свои рабочие руки. Нельзя отдавать наш рынок, вот эти наши миллионы и миллиарды только зарубежным домам. 

Когда рухнула стена, разделяющая Европу и Россию, к нам автоматически пришли все иностранные имена, пришли глянцевые журналы, которыми мы восхищаемся, без которых мы уже не мыслим нашу жизнь. Но надо задуматься, что они в основном размещают рекламу своей продукции, своих домов. Нам нужны свои СМИ, которые бы работали на нашу страну, на нашего дизайнера. В свете последних событий — и кризиса, и санкций — наша программа очень актуальна. «Русский силуэт» объединяет всех — и производственников, и педагогов, и профессиональных дизайнеров, и совсем молодых, — чтобы вынести эту тему на обсуждение и чтобы в конце туннеля появился свет. Всё-таки мы должны одеваться от наших родных дизайнеров. 

ОЧ: Русская мода переживала разные периоды. Можно ли сказать, что сейчас мы интересны миру не просто как некие экзоты, только начинающие осваивать это? Безусловно, есть великие имена в нашей истории, но тем не менее. Или это всё-таки такая внутренняя игра и внутренний рост, и мир пока на нас свысока смотрит?

ТМ: На финал конкурса, который всегда проходит в Гостином дворе, от каждого региона мы выбираем одного-двух победителей. Собирается около ста участников. На показ в Гостиный двор съезжаются модные дома со всего мира. Им нужна свежая кровь, новые идеи. Они приглашают дизайнеров к себе на стажировку в Италию, во Францию, в Германию и даже оставляют их работать у себя. Например, у нас была Александра Шадрина из Санкт-Петербурга, она работала с мехом. Петербург. Она получила главный приз, и марка Escada оставила её у себя работать. Они не умеют так работать с мехом, потому что у них «зелёные» всё время что-то придумывают. И, в общем-то, они не живут в таком холоде, как мы. 

Мы каждый год возим наших молодых дизайнеров на показы в Канны. Во время Московского международного кинофестиваля мы тоже показываем наших, и иностранные гости, люди, которые делают «Оскар», смотрят и спрашивают, где это можно купить, как связаться с этими молодыми талантливыми ребятами. 

Но завоевать экономику мира мы пока не можем. Для этого нужен стабильный рубль, развитая экономика и политика государства. Франция, Италия, Англия стали законодателями моды постепенно. В этом участвовал и Наполеон, и Людовики, и Муссолини. Это долгий процесс, когда государство вливает большие субсидии и издаёт законы. Нам необходимо поддержать российского производителя.

ОЧ: Вам не кажется, что сейчас немодно любить родину, а модно критиковать? 

ТМ: Мы сами себя так закритиковали, что это просто тупик. Наоборот, надо в луже видеть небо и звёзды, как сказал Андерсен. У нас столько хорошего. Вот я приезжаю в Екатеринбург — я вижу новые дома, Плотинку, здание «Высоцкий». Я вижу имена новых дизайнеров, блистательную архитектурную академию, педагогов, которые одержимы своим делом. Мне кажется, самое главное сейчас — любить то место, где ты живёшь.

ОЧ: Когда такие люди, как вы, говорят подобные вещи, это не может не радовать. С другой стороны, бывают встречные обвинения, что вы космополит, вы четыре раза в год бываете в Париже и ещё много раз в год много в каких местах. Наверное, некоторые могут сказать, что вам легко любить родину, потому что вы в любой момент можете быть где угодно, общаться с кем угодно и смотреть ситуацию над. Как вы подпитываете это искреннее отношение к нашей стране? 

ТМ: Представляете, какое огромное пространство нужно пролетать и проехать — это непросто. Сказывается усталость за 15 лет, 32 полуфинала и точки, которые находятся в противоположных концах земного шара. Но когда начинается показ и звучит музыка, то проходит любая усталость и появляется окрылённость, восторг, что где-то далеко, в глубинке, вот так мыслят и изобретают. Молодые дизайнеры делают коллекции на коленках, из бабушкиных сундуков, потому что нет своих материалов, но так изобретают, что вызывают уважение и восторг. 

В Дагестане, я помню, меня поразил выступление бабушек в национальных свадебных костюмах. Им по 80 лет, а они танцуют, и у каждой свой национальный костюм. Они выходят на сцену, поют и танцуют. Слава Зайцев тогда сказал молодым: «Вы должны здесь искать кладезь искусства, сохранять и приумножать». Это как побывать в музее, посмотреть такое чудо. 

ОЧ: Можно ли сказать, что «Русский силуэт» — это дело вашей жизни? 

ТМ: Да. Я, конечно, люблю своих близких, семью, детей, но это дело моей жизни.

ОЧ: Мы уже слегка коснулись темы творческого дуэта, симбиоза «Русского силуэта» и Московского международного кинофестиваля. Ежегодно в рамках кинофорума мировые знаменитости посещают показ наших дизайнеров. Возможны ли какие-то ещё творческие тандемы с супругом? Или у вас у каждого своя сильная линия жизненного творческого пути, и это единственное возможное пересечение? 

ТМ: Можно похвастаться, что у нас на показах был и Джек Николсон, и Шон Пенн, и Лара Бойл, и Джина Лоллобриджида, и Эмир Кустурица, и Анни Жирардо, и Мерил Стрип. И мы всегда делаем блистательные показы наших дизайнеров с российскими звёздами. Это тот случай, когда Никита Сергеевич обязан присутствовать. Финал нашего конкурса в Гостином дворе он тоже поддерживает, потому что он возглавляет Фонд культуры и понимает, что мода — это часть искусства, а не только бизнес. Он серьёзно относится к тому, что мы делаем. Хотя многим кажется, что это светское мероприятие — выходят красивые женщины в красивых нарядах, все их фотографируют… Но за каждой моделью, за каждым дизайнером своя история. 

Я очень благодарна Никите Сергеевичу за то, что он нас поддерживает. Ну а мы посещаем его премьеры, тоже поддерживаем.

ОЧ: Вас не обижает, что на Никиту Сергеевича сейчас много нападают из-за его патриотической позиции, достаточно жёсткой риторики и его программы «Бесогон«? Он вынужден бесконечно аргументировать свою точку зрения, хотя каждый взрослый человек, казалось бы, имеет на неё право в свободной стране, к которой мы все стремимся. Как вы это переживаете?

ТМ: Я переживаю. Я считаю, что он стойкий оловянный солдатик. Это давление мы все испытываем, потому что мы одна семья. Иногда такое пишут… Просто несоединимое, представить себе такое невозможно. 

Недавно по телеканалу «Россия» показали фильм «Цитадель». Я помню, в какие штыки приняла его наша пресса, сколько вылили гадости. И вот идёт фильм, потрясающий. Я несколько раз успела заплакать, хотя всё знаю и про фильм, и про то, как там Надя снималась, и про все съёмки. Я была на многих съёмках, всё знаю, но всё равно плакала. 

Он блистательный режиссёр, блистательный актёр, и, конечно, у него есть своя гражданская позиция. Он сильный, мощный. Дай Бог ему сил выдержать этот натиск. 

Дальнейшие его планы — «Грибоедов», тоже непростой фильм. Над ним работали, по-моему, пять сценаристов, и они во время работы даже сделали несколько открытий: кто виноват в заговоре и убийстве Грибоедова. Это тоже всколыхнёт какую-то волну, цунами.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^