Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«В кино ходят 10% населения России. Большой прорыв в кассовых сборах и прирост зрителей могут сделать только национальные фильмы»

×
Разговор на Малине 13 ноября 2014 в 16:56
Проблемы с видео?
В материале:

Бродская Елена

Елена Бродская, директор по маркетингу студии Walt Disney Pictures — о том, почему «Золушка» до сих пор собирает миллионы в прокате, о сказках пиксаровских режиссёров про личное и в целом про жанр, который никогда не умрёт.

Смотрите также:

«В России, наверное, никогда не будет Диснейленда. Из-за погоды»

История банкротства. Сэм Клебанов: «Арт-хаус в нашей стране перестал существовать»

Режиссёр и писатель Михаил Сегал: «Когда я узнал, что Збруев не снимался 10 лет, я не поверил. Не было ощущения, что он не появлялся на экране так давно»


Ольга Чебыкина: Елена, добрый день.

Елена Бродская: Добрый день.

ОЧ: Какое у вас впечатление от сегодняшнего мероприятия?

ЕБ: Оно только началось, поэтому мне сложно сказать, но по реакции на наши ролики и на наши видео, мне кажется, всё очень позитивно, и нас ждёт отличный год с точки зрения работы и кассовых сборов.

Екатеринбург для нас один из ключевых регионов с точки зрения проката, кассы и с отношений, сюда радостно и интересно приезжать. В этом есть не только позитивный коммерческий момент, но и обратная связь. Некоторые материалы, которые я показывала сегодня, например, фрагменты из «Золушки», я не показывала ещё ни на одном кинорынке. 

Увидеть, как люди реагируют, и услышать смех и аплодисменты — это важно с точки зрения дальнейшего позиционирования фильма и его маркетинга. 

ОЧ: Вот, кстати, про светлое, доброе, вечное, которое Disney дарит людям. Ваш показ начался с «Золушки». Disney — одна из немногих студий, которая по-прежнему предпочитает старую добрую классику. И «Золушка», которая выйдет в прокат 12 марта, это в очередной раз доказывает. Откуда это всё — наравне с новыми героями любовь к проверенным сюжетам, которые, вероятно, должны собрать не меньшую кассу.

ЕБ: Для компании Disney сказки — это понятное поле деятельности. Ещё Уолт Дисней экранизировал огромное количество сказок. Вы, наверное, помните «Золушку», «Белоснежку», «Спящую Красавицу». Потом эта традиция продолжилась, были сняты и «Русалочка», и «Красавица и Чудовище». 

Сейчас мы переживаем очередной расцвет сказок, и анимационных, и постановочных, игровых. Если помните, была «Рапунцель», была «Холодное сердце», которая основана на «Снежной Королеве». В мае этого года была игровая «Малефисента» — вариация на тему сказки про Спящую Красавицу. Мне кажется, этот проект успешен и с коммерческой, и с креативной точки зрения, поэтому студия будет продолжать это делать. 

«Золушка» — это не последнее. Нас ждёт игровая версия «Красавицы и Чудовища», игровая версия «Дамбо». Осенью 2015 года выйдет «Книга джунглей», которая в игровом варианте пересматривает классическую диснеевскую анимацию. Для нас это понятные сюжеты, мы умеем с ними обращаться, мы знаем, как их рекламировать. 

И кроме того, мне кажется, миссия нашей компании — нести добро и волшебство, разумное, доброе, вечное. На этом наш бренд держится и в том числе капитализируется. 

ОЧ: Получается, что несмотря на современные технологии и прекрасные новые сюжеты и повороты, место для старой доброй сказки в сознании зрителя всегда останется.

ЕБ: Да, просто с новой технологией возможен немножко другой способ рассказать эту историю. 

Думаю, у любого человека, когда он смотрел или читал «Золушку», возникал вопрос: почем она не ушла из дома, если её так мучили? Зачем жить со злобной мачехой, если это не жизнь, а ад? В нашей экранизации, при том, что она абсолютно классическая, правдивая по отношению к литературному первоисточнику и старой диснеевской анимации, есть много ответов на эти вопросы. Психологически она более достоверна и понятна современному зрителю. Там проговаривается история, что Золушка не покидает дом, потому что она обещала отцу заботиться о месте, в котором выросло много поколений её семьи. Я думаю, что это некоторая актуализация сказки, но глобально сказка — это жанр, который никогда не умрёт.

ОЧ: Вы показывали фрагмент из «Головоломки», мультфильма, который выйдет в будущем году. В нём затронута совершенно неизбитая тема. Разумеется, вы всё тестируете на аудитории. Как проходил просмотр «Головоломки»? Мне кажется, это то, чего очень давно не было, при всём разнообразии того, что последнее время предлагают киноиндустрия и мультипликация.

ЕБ: Тестировали мы, скорее, материалы, чем кино. Кино целиком я видела некоторое время назад, но это ещё далеко от выпуска — это чёрно-белые скетчи, нарисованные от руки, чтобы понять, как идёт сюжет. Это совершенно уникальное кино, шедевральное, невероятное. 

Кино пиксаровских режиссёров как правило рождается из личного. Это большая кузница кадров, там много молодых и более опытных режиссёров, они работают командой, но каждый делает тот проект, который ему лично интересен. Например, Джон Лассетер взялся за первые «Тачки», потому что Pixar процветал, «История игрушек» принесла огромное количество денег, и он зазнался. Он понял, что стал такой звездой-звездой, очень изменился. И он снял очень личное кино «Тачки» про зарвавшуюся звезду гонок Молнию Маккуина и его возвращение к нормальным человеческим ценностям, к дружбе, любви и понимаю того, что жизнь — она не про блеск софитов, а про что-то другое. 

«В поисках Немо» Эндрю Стэнтон снимал в тот момент, когда он стал отцом и понял, что такое отцовское волнение за ребёнка. Он сделал мультфильм «В поисках Немо» про отца, который потерял сына, пытается его найти и переживает тяжёлый эмоциональный момент. 

История Пита Доктера с «Головоломкой» — это история про то, как он увидел, что его дочка повзрослела и стала гораздо менее жизнерадостным существом, но, возможно, более глубоким и гораздо менее простым в управлении и обращении. 

Действительно, мы много тестируем наши продукты. Все страны очень сильно отличаются. Грубо говоря, немцы смеются не над тем, над чем смеются французы. Мы смеёмся не над тем, над чем смеются японцы. 

С анимацией ещё более тонкая история. Если посмотреть на маркетинг проектов Disney в Японии, появится ощущение, что это вообще другое кино. «Холодное сердце» в Японии и Корее были невероятно успешными фильмами. В Японии это была самая кассовая зарубежная анимация в истории. Но все их постеры и ролики сделаны совершенно по-другому, не так, как у нас. В Корее, например, скрывали факт, что это анимационный фильм. Они позиционировали его как мюзикл. А мы, в силу того, что у нас в стране мюзиклы менее популярны, скрывали, что это мюзикл, и делали вид, что это типичная анимация про принцессу. В Японии это был мюзикл от создателей «Красавицы и Чудовища» и история про Эльзу и её чувство вины. На японском постере была изображена Эльза с прижатыми к груди руками, с опущенными глазами, самая несчастная девочка в мире.

ОЧ: Разницу аудиторий по странам можно представить исходя из общечеловеческих представлений о мире, традициях и темпераментах. А отличается ли региональный зритель друг от друга?

ЕБ: Особенности, безусловно, есть. В сегодняшнем пакете я показывала фильм «Звезда», который, очевидно, в силу своей артовости будет больше востребован в Москве и Санкт-Петербурге, даже, скорее, в Санкт-Петербурге. Комедии лучше идут в разных регионах. 

У нас есть чудесные партнёры в Казахстане, с которыми мы уже много лет выпускаем фильмы. Я помню, однажды в переписке мы обсуждали какой-то постер для наружной рекламы в Алма-Ате, и они сказали: «Нам нужно, чтобы всё было красное и золотое». Всегда есть специфика территории. Даже в российских городах есть свои предпочтения. 

Но многое зависит и от фильма. Например, есть вещи, которые работают универсально. Скажем, семейные ценности достаточно распространены в любом городе, и семьи меньше отличаются друг от друга, чем конкретные взрослые люди, у которых сформировался вкус, и кому-то хочется на арт-хаус, а кому-то на огромные боевик со спецэффектами. Семейная аудитория довольно одинаковая, поэтому мы видим, что наше кино из года в год довольно ровно собирает по разным регионам. 

ОЧ: На сегодняшней презентации вы показывали трейлеры своих коллег из Sony. Разница акцентов в фильмах видна невооружённым взглядом. Я хотела бы поговорить про кодекс чести Disney. В современных офисах распространены корпоративные правила, ценности, миссия компании, то, что можно делать, и то, что нельзя, где-то в шутейной форме, где-то в более серьёзной. Расскажите, как у вас это устроено. Это всё-таки так нетипично, особенно для России.

ЕБ: Ну почему, мне кажется, это типично. У каждой компании, особенно у крупной, есть сформированные и оформленные в презентации ценности. Наша компания, мягко говоря, не очень юная, она существует больше 80 лет. Российский офис работает несколько меньше, восемь лет, но ценности, которые мы несём сюда, они международного плана и не имеют никакой национальной окраски. Это качественные, правильно рассказанные, хорошие истории, которые могут увлечь. 

Мы бесконечно демократичный бренд, в нас мало чего премиального, и мы  этому не стремимся. Мы радость, которую можно делить внутри семьи. Семья — одна из наших ценностей, с чем связано очень аккуратное отношение к контенту и юмору. Есть такой выражение: Disney — the trusted babysitter, Disney — отличная нянька. Вы можете спокойно оставить ребёнка с нашими фильмами, с нашей анимацией, с нашим каналом, вернуться и не получить неудобных и неожиданных вопросов. 

ОЧ: Напоследок не могу не спросить про совершенно неблагодарное дело, прогнозы. Тем не менее, конечно, вы как профессионалы чётко представляете, что соберёт большую кассу. Кино и его успех измеряются очень понятными вещами — сборами, количеством людей, которые его посмотрели или скачали и так далее. Фильм года — это что будет? Ждём его от Marvel или всё-таки это будет «Джеймс Бонд» или «Звёздные войны«?

ЕБ: Это не очень благодарная и не очень честная история. Понятно, что своя рубашка ближе к телу, своё кино самое классное и самое кассовое, и все обязательно придут, посмотрят его и полюбят. Я думаю, стратегически по крайней мере у двух наших проектов — у «Мстителей 2», которые выходят в апреле, и у «Звёздных войн», которые выходят в декабре, — есть шанс как минимум побороться за звание самого кассового фильма года.

Я помню, много лет назад, когда выходили первые «Мстители», это был первый марвеловский проект, который выпускался силами компании Disney. Мы тестировали материал в России, говорили: это Marvel, и все такие — что это? Комиксы? Фу! Долгое время, когда выходили фильмы по комиксам, все скрывали историю про то, что это комикс, потому что это жанр, которого здесь нет, никто это не читает, никто на этом не рос. Сейчас, после «Железного человека», «Тора» и многих других фильмов, которые мы выпустили, мы приходим на фокус-группу и говорим: фильм от Marvel, и все — вау, ну конечно, я же с детства фанат. 

ОЧ: Нельзя не прийти к мысли, что если не важнейшим, то объединяющим из искусств действительно является кино. А как вы, работая много лет с мегакачественным, хитовым материалом, относитесь к российскому кино? Насколько разителен для вас контраст? Или вы патриотично настроены к тому, что школа у нас есть, была одна, сейчас другая. Мы с вами видели мегакомедию «Страна чудес». Я сразу скажу, что мне это не близко. Но зрители разные, и зал был полный.

ЕБ: Российская киноиндустрия, безусловно, развивается, это видно по кассовым сборам и по качеству фильмов. Мои коллеги из Sony, с которыми мы работаем в одном совместном предприятии, в прошлом году триумфально откатали фильм «Сталинград». Редкий западный фильм может сравниться с ним по кассе. 

У компании Disney есть опыт съёмок российского кино. У нас был фильм «Книга мастеров», который вышел много лет назад. Это был фильм-сказка, построенный на старых русских сказках. Это было успешный опыт, и кассовый, и творческий. Сейчас компания Disney снимает отечественный кинопроект, альманах про разные грани счастья, который отвечает некоторым ценностям и интересам нашей компании. Это будет проект, который будут снимать молодые режиссёры на основе сценариев сценаристов-дебютантов. Он должен дать возможность молодым кинематографистам сделать шаг на большие экраны нашей страны.

Иногда мы не снимаем, а прокатываем российское кино. Сегодня я показывала фильм «Звезда», более артовый и фестивальный проект, и «Страну чудес» — продюсеры позиционируют его как фильм от создателей всего смешного. Ребята, которые снимали «Горько», «О чём говорят мужчины», «Кухня в Париже» вместе делают такую большую народную комедию. 

Российское кино — это неотъемлемая часть нашего кинопроцесса. Сейчас в кинотеатры ходит порядка 10% населения страны, и это не потому, что не у всех есть доступ. Технически обеспечено больше половины населения, но при этом в кино ходит 10%. Даже самые кассовые фильмы, которые вау сколько денег собрали, — это всё равно до 10 миллионов билетов. Мне кажется, прорыв может сделать только российское кино, только национальные фильмы, такие как «Легенда №17» или «Сталинград». Зарубежное кино вряд ли может сильно изменить рынок. Даже несмотря на то, что оно качественное, прекрасное, весёлое, талантливое, приобщающее к самым лучшим ценностям в этом мире, всё равно кинематограф двигает именно национальное кино.

ОЧ: Вы шокировали меня этой цифрой про 10% населения России, посещающих кинотеатры. Я такой же шок испытывала пару лет назад, когда узнала статистику о том, что только 5% населения России выезжает за границу. Но кино — это же такое народное, и залы очень часто полные. А это только 10%. 

ЕБ: Частично это связано с количеством экранов на душу населения. У нас экранов не так много, на самом деле. Доступность есть у многих, но рынок не очень большой именно с точки зрения инфраструктуры. Частично это связано с периодом безвременья, когда кинотеатры превратились в мебельные салоны, а потом не все вышли из этого состояния. Что-то закрывалось, что-то не открывалось вновь, что-то реконструировалось, что-то не реконструировалось. Очень большое количество людей ушло из кино. 

Это известная история, что в Советском Союзе была самая высокая посещаемость на душу населения. Отчасти это было связано с тем, что все очень любили кино, отчасти с тем, что было мало других развлечений.

Сейчас мы живём в немножко другой конкурентной среде. Много что можно посмотреть, не вставая с дивана. Понятно, что мы не можем вернуться к шесть посещениям в год на душу населения, как это было в СССР. Но тренд очень позитивный: в кино ходит всё больше и больше людей, мы видим это по статистике.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Бродская Елена

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^