Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Конструктор-строитель Владимир Травуш: «У каждого должна быть своя башня. Для меня это Останкинская»

×
100+ Forum Russia 3 октября 2014 в 20:51
Проблемы с видео?
В материале:

100+ Forum Russia

Автор Останкинской телебашни, «Москва-Сити» и проекта 4-километровой башни для Японии Никитина-Травуша — о том, есть ли предел высотному строительству и что изменилось за полвека.

Смотрите также:

Александр Зусик, генеральный директор архитектурного бюро «Архитектон»: «Я Кадырова уважаю! В небоскрёбе «Ахмат» нет ни одного бюджетного рубля»

«Москву-Сити» называли градостроительной ошибкой. Сегодня я могу доказать, что это не так»


Екатерина Дегай: Владимир Ильич, здравствуйте.

Владимир Травуш: Здравствуйте.

ЕД: По вашему проекту была построена Останкинская телебашня. У неё достаточно неглубокий фундамент — всего лишь 3,5 метра, и такое гигантское здание. Как это получилось?

ВТ: Получилось по расчёту. Николай Васильевич Никитин, который делал расчёты телевизионной башни в Останкино, был очень смелый инженер. Не боялся.

ЕД: Соответствует ли башня сегодняшнему времени и технологиям?

ВТ: Башня в Останкино в конструктивном плане сделана идеально.

ЕД: В 60-х годах вы разработали уникальный проект для Японии — четырёхкилометровое здание. Это даже сегодня кажется сумасшествием. Как это планировалось реализовать?

ВТ: Был запрос японской стороны, потом сюда приезжали несколько японских инженеров. Николай Васильевич Никитин делал эскизные проработки, чтобы определить, можно или нельзя построить такое сооружение. По-видимому, можно.

ЕД: Правда можно?

ВТ: А почему нет? Сейчас строительные технологии находятся на таком уровне, что, по-видимому, можно делать такие сооружения. Но вопрос, нужно это или нет, могут ли там существовать люди. Должны ли они жить на такой высоте или можно каждый день подниматься и спускаться по четыре километра, как это будет отражаться на здоровье, как детей в школу водить и так далее. Или надо, чтобы в такой башне были горизонтальные платформы, на которых люди будут просто жить на высоте, как будто они находятся в горах.

ЕД: Вы во время выступления на форуме задали вопрос о пределе разумной высоты. Такое ощущение, что в мире идёт соревнование, кто выше и больше построит.

ВТ: С моей точки зрения, для жилья это явно не годится. По крайней мере, для того, чтобы определить, комфортно или нет людям жить в высоких зданиях, нужно проводить исследования — не строительного характера, а медицинского, социологического, спрашивать у людей, каково им там живётся. Уже же построено достаточное количество таких зданий.

У нас был проект двухкилометровой башни. Мы думали предложить её для научных целей — разместить там лаборатории, которым нужно находиться на высоте, измерять скорость ветра в невозмущённом потоке. Безусловно, такие сооружения надо строить, но всегда должна быть какая-то целесообразность.

ЕД: Здания, которые вы проектировали, — и Останкинская телебашня, и некоторые объекты «Москва-Сити» — горели, после этого вас даже вызывали в определённые кабинеты и задавали вопросы. На что нужно обращать внимание при строительстве и какие технологии сегодня используются, чтобы обеспечить пожарную безопасность?

ВТ: Сейчас действуют довольно жёсткие нормы по обеспечению пожарной безопасности. Через определённое количество этажей мы делаем перекрытия, которые имеют предел огнестойкости четыре часа. В высотных зданиях мы делаем колонны с таким же пределом огнестойкости. Всё делается для того, чтобы можно было в случае возникновения пожара вывести людей.

ЕД: Для проектирования башни «Федерация» предполагалось привлечь немецких специалистов, но в итоге проекты, которые они предложили, были отвергнуты. Можем ли мы самостоятельно строить высотные объекты?

ВТ: Уровень подготовки наших специалистов ничуть не хуже, чем в других странах. Если привлекают других специалистов, я не всегда понимаю, зачем это делается.

ЕД: Но в башне «Федерация» сейчас все подрядные компании — иностранные.

ВТ: К сожалению, у нас за последние два десятилетия утеряна подготовка рабочих кадров, поэтому мы вынуждены принимать разных специалистов, очень часто неквалифицированных. Нет хороших отечественных компаний, которые занимаются строительством. А раньше были прекрасные строительные тресты. Телебашню же строили только наши специалисты и только из отечественных материалов. Только лифты были немецкие. Это было самое высокое сооружение в мире, и его же сделали, никого не привлекали.

ЕД: Организаторы 100+ Forum Russia хотят, чтобы Екатеринбург стал центром компетенций высотного строительства, чтобы вся информация о высотном строительстве аккумулировалась в одном месте и полезно использовать и чтобы Екатеринбург мог использовать личный опыт строительства в других регионах. Для наших застройщиков это было бы выгодно. Что можно посоветовать организаторам, чтобы эта машина заработала?

ВТ: Если здесь будет такой центр, Нью-Васюки, конечно, мы будем сюда приезжать.

Понимаете, каждый проект уникальный, и нет смысла в повторении проектов. Каждый архитектор стремится сделать совершенно незабываемое сооружение, которое всем бы нравилось и подходило бы к тому месту, где оно строится. Если оно будет строиться в городе, значит, надо изучить среду и вписать в неё сооружение.

ЕД: Вы много проектировали. Есть ли у вас самый важный проект, самый близкий сердцу?

ВТ: В каждый проект вкладываешься, когда над ним работаешь. Это как ребёнок. Первым высотным зданием в моей жизни была телебашня. Так получилось, что когда я был в молодом возрасте, Николай Васильевич Никитин взял меня в группу, которая занималась проектированием. Я занимался расчётами, конструированием башни. Я помню, когда мы её сдали в эксплуатацию, то прямо на рабочем месте отмечали это событие, и одна сотрудница сказала, что у каждого человека в жизни должна быть своя башня. Моя башня — Останкинская.

ЕД: А сейчас вы что-то проектируете?

ВТ: Мы будем более плотно заниматься рабочим проектом башни «Лахта-центр» в Петербурге.

ЕД: «Лахта-центр» будет выше чем башня «Федерация», это ещё более амбициозный проект.

ВТ: Да, башня «Федерация» 373 метра, а «Лахта-центр» — 460,7, почти на сто метров будет выше.

ЕД: Как происходит процесс проектирования?

ВТ: Обычно у архитектора есть какая-то идея, образ. Он показывает это конструктору. Если у того уже есть опыт, иногда он может сразу сказать: это плохо, это не годится, это не получится. Это совместная работа архитектора и конструктора.

ЕД: Как вы думаете, как высотное строительство будет развиваться в нашей стране?

ВТ: Высотные доминанты всегда хороши, потому что город получает другой облик. Но делать строительство высотных зданий повальным, если есть много земли, я не вижу большого смысла. Мне кажется, нужно определить области рационального применения.

ЕД: Есть ли у вас мечта, хочется ли вам сделать ещё что-то такое в профессиональном смысле?

ВТ: Ну кончено, хочется. А чем мне ещё заниматься? Я больше ничего не умею. С удовольствием возьмусь за любую интересную работу.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

100+ Forum Russia

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^