Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,73$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,73$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,73$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Георгий Белозёров: «Мы любим сопливую гражданскую активность, например, отвезти вещи в детский дом. А кооперироваться — это как ругательство»

×
Разговор на Малине 23 января 2014 в 13:15
Проблемы с видео?
В материале:

Белозёров Георгий

Зачем председатель Российского управленческого сообщества организует туры для российских музыкальных продюсеров в Лондон и как это поможет формированию гражданского общества.

Смотрите также:

Институты развития развивались, развивались, да не выразвивались: Георгий Белозёров пытается объяснить, зачем они нужны


Ольга Чебыкина: Георгий Белозёров, председатель Российского управленческого сообщества, уже в нашей студии. В феврале под флагом Русского управленческого сообщества и Агентства стратегических инициатив вы собираетесь сделать нетривиальную вещь: собрать желающих и свозить их в Лондон, чтобы рассказать им о том, что такое шоу-бизнес по-английски. Будут встречи с продюсерами, владельцами и промоутерами клубов, музыкантами. Как появилась эта идея и как она сочетается с тем, что сейчас происходит в АСИ и Российском управленческом сообществе?

Георгий Белозёров: Основная задача наших мероприятий — добраться до конкретного опыта людей-практиков в тех или иных вопросах. В связи с этим мы делаем много разведческих вылазок и в США, и в Израиль, и на Дальний Восток в поисках интересных управленческих решений. 

Немало людей, будучи в романтическом представлении о шоу-бизнесе, пытаются вкладываться в него, быть продюсерами помимо того, что они, например, занимаются производством мебели. Мы знаем, что в Екатеринбурге немало таких людей, и по России их достаточное количество. Они хотели бы этим заниматься или пытаются с разной степенью успеха. 

Понятно, что нет ничего лучше, чем поехать и посмотреть, как это было. Понятно, что опыт Великобритании в создании шоу, событий и музыкальных мега-групп сегодня лидирует. Очень важно посмотреть, как это работает с точки зрения менеджмента.

ОЧ: Почему акцент сделан на встречах с нашими бывшими соотечественниками? Сева Новгородцев, последняя жена Ильи Кормильцева Алеся Маньковская, которая работает музыкальным продюсером, на мой сугубо дилетантский взгляд выглядят как фигуры из прошлого. Наверное, есть люди, которые обладают более актуальной информацией и опытом. Почему именно они?

ГБ: Не зная прошлого, сложно построить будущее. Очень здорово, что среди людей, хорошо ориентирующихся в истории и рынке рок-музыки, есть немалое количество наших соотечественников и даже земляков. Это люди, которые могут конвертировать те знания и связи, которые накопили за многие годы жизни и деятельности в Великобритании, в понятные ёмкие рекомендации, связи или деловой опыт и передать это тем ребятам, которым будет интересно. Самое простое и эффективное — это, конечно, действовать через наших соотечественников. 

Очевидно, что подход к творчеству в сегодняшней России и Великобритании совершенно разный. У нас будет проходить конкретный разбор полётов: как создаётся современный британский клуб, как он работает, как сегодня рождаются британские звёзды, как делаются рынки тех или иных музыкальных направлений. Как восходят звёзды, как они связывают успех в эфире со своим финансовым положением и как вокруг этого делается целая индустрия. Что интересно, индустрия создаётся, а качество музыки не падает, это весьма важно. 

ОЧ: Будут ли знаковые английские имена, пусть не известные широкому кругу людей, но за плечами которых есть что-то суперграндиозное?

ГБ: Конечно. Будет участие в музыкальных событиях. Сейчас программа доформировывается. Все мероприятия и клубы, которые мы собираемся посетить, культовые. Будут люди, которые создавали Pink Floyd. Можно говорить, что это история, но я вчера получил огромное удовольствие, когда мой сын на заднем сидении, прослушивая песню группы Pink Floyd, сказал: «Папа, как это здорово, мне очень нравится». Значит, это не умирает, это трогает и семилетних детей, и это здорово. И уж конечно, об опыте создания таких вещей должны рассказать люди, которые это создавали. Важно получить доступ к практике.

ОЧ: Если я начинающий музыкальный продюсер, очевидно, я имею живые мозги и некую сумму денег. Гипотетически я могу поехать сама и договориться с теми же продюсерами клубов о встрече, в принципе, я уверена, что не откажут. Чем организованная вами поездка лучше?

ГБ: Ключевые слова – гипотетически, в принципе и так далее. На практике это достаточно сложно. Британия при всей своей коммуникабельности и медийности достаточно закрытое общество, просто так попасть в эти структуры не так-то просто. Но россияне умеют. Собственно, то, что мы имеем проводниками россиян, это только иллюстрирует. 

ОЧ: Наверное, и принимающей стороной по-другому воспринимается делегация, которая централизовано приехала от управленческого сообщества. Кстати, про РУС хочу спросить: обязательно ли быть выпускником Президентской программы, чтобы принять участие в таком мероприятии?

ГБ: Нет. Исторически так сложилось, что Российское управленческое сообщество создано участниками Президентской программы, в нём традиционно немалое количество участников Президентской программы, они ведут активную деятельность. Но, конечно же, наши мероприятия не только для выпускников, это для управленцев в целом.

ОЧ: Какие цели сейчас перед собой ставит Российское управленческое сообщество? Социальный лифт, культивирование ценностей, о которых мы сказали, просветительская функция?

ГБ: Наша основная задача — продвигать людей. У нас есть четыре основных направления, по которым мы работаем. Первое — это поддержка проектов. Среди нашей аудитории есть много идей и инициатив, в частности, модернизации предприятий, создания новых продуктов, в меньшей степени инноваций. Мы с большим удовольствием работаем с проектами, стараясь помочь им кооперациями, инвестициями, менторством, внешним управлением. У нас есть много инструментов, которые позволяют вывести проекты на более высокий уровень. 

Вторая стратегическая тема, с которой мы работаем, это карьера. Управленцы делятся на тех, кто делает бизнес и хочет реализовать себя в бизнесе или проектах, и на тех, кто видит своё развитие в карьере, таких больше. И здесь честность и профессионализм должны быть единственными ценностями, на основании которых должен происходить карьерный рост.

Третье стратегическое направление, с которым мы работаем, это экспертность. Экспертность для нас — это понимание, кто есть кто. Почему менеджер Вася Пупкин круче, чем Петя Светофоров, чему Вася может научить Петю и что они вместе могут сделать? Это всё основывается на понимании, кто есть кто и что у них есть в бэкграунде и активе. 

И четвёртое направление, наше любимое, которым мы занимаемся уже восемь лет. Это гражданское лидерство. Часто утверждают, что политика дело грязное, не надо ей заниматься. Граница между политикой и общественной деятельностью в умах россиян часто не проведена. К политике относят почти всё, в том числе гражданскую активность. Поэтому мы имеем очень неразвитое гражданское общество. Я искренне считаю, что именно поэтому, а не потому, что есть какие-то тёмные силы, которые нас злобно гнетут. Мы уже много-много лет делаем школу общественных объединений и проводим большое количество гражданских форсайтов как способ определения общего будущего, общих целей и проектов, которые помогут достичь это будущее. 

Для нас важно, чтобы гражданская активность была и ответственной, и системной, и сложной, чтобы она не ограничивалась одними весёлыми походами на митинги. Это, конечно, тоже форма гражданской активности, но на этом всё не должно и не может заканчиваться. К сожалению, сегодня происходит обратный процесс. Некоторые ходят на митинги, мало кто создаёт общественные объединения, мало кооперируются. Фонды вообще какое-то обзывательское слово. Вступить в фонд, заплатить в фонд, обеспечить куда-то взнос или пожертвование — это делают единицы. Вместо этого мы очень любим сопливую гражданскую активность — поехать, отвезти вещи б/у в детский дом. В общем, ведётся много такой активности, которая на самом деле уводит нас от создания серьёзного гражданского общества, сильного, эффективного и способного реализовывать те чаяния, которые у нас как у граждан, безусловно, есть. 

ОЧ: Ого, сколько скепсиса в твоих словах по поводу традиционных для последнего времени гражданских инициатив. 

Я читала твоё интервью по поводу одного из проектов, «Форсайт-Флот», где ты говоришь, что его цель — направить кипучую энергию несогласных к конструктивное русло. Что-то в этом направлении уже сделано?

ГБ: Мы предложили гражданам форсайт как способ договориться, что для них является общими целями и задачами. В нашей гражданской культуре категорически отсутствует горизонтальная коммуникация. Мы с друг другом договариваемся через царя. А нет царя в голове — нет договорённости и нет гражданской жизни. Хотя наибольшее количество решений находится при договорённости между мной и тобой. Это будет быстрее и эффективнее. Когда мы к этому не привыкли, когда мы этого не умеем, нам остаётся только ждать какого-то счастья извне. 

Мы создали среду людей, желающих договариваться о своём будущем, и ценность этого для людей очевидна. Я считаю, это очень круто. Это действительно достижение, потому что самой большой сложностью я было объяснить, зачем это нужно. Когда я разговаривал с ребятами, всегда был вопрос, зачем нам это нужно, что конкретно мы получим от общественной деятельности. Это зияющая пропасть, дыра, провал в представлении людей об общественной деятельности. Не должно быть так: я потратил на общественную деятельность 10 тысяч рублей и должен получить 20, а если я не получил, то это неэффективно. Это другие ценности, другой подход, другой уровень самореализации. 

ОЧ: То есть ментально вами эта дыра залатана?

ГБ: Нет, нам тут латать не перелатать. Но немалое количество людей, принимающих решения, которые в ближайшие десятилетия будут расти и влиять на то, что происходит вокруг, восприняло эту идею как важную. Пожалуй, вот этот камень мы сдвинули с мёртвой точки. Будем дальше продолжать над ним работать.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^