Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Валерий Карпов, директор государственного музея изобразительных искусств города Ирбита: «Когда реставратор сняла четыре слоя грязи, я увидел глаз, написанный Рубенсом»

×
Разговор на Малине 21 января 2014 в 16:21
Проблемы с видео?

О подлиннике «Кающейся Марии Магдалины», отношениях с властью и туристических перспективах северного свердловского города.

Смотрите также:

В Ирбитском музее изобразительных искусств открылась выставка «Дары ГМИИ им. Пушкина: графика, акварель, рисунок, книги для научной библиотеки»

Президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова и неочевидный путь к искусству: «Раненых привозили прямо с поля боя. Это были молодые парни-лётчики. Некоторых я даже помню в лицо»

Виталий Волович: «Мне кажется, что молодые художники относятся ко мне хорошо, но с явным оттенком мемориального уважения»

Эфир с художником Михаилом Сажаевым: сколько стоят его картины в пересчёте на «запорожцы» и «бентли»

Миша Брусиловский: «Картины, которые я продаю, заказаны в 90-е годы олигархом»


Людмила Яицкая: Валерий Андреевич, здравствуйте.

Валерий Карпов: Здравствуйте.

ЛЯ: В 2012 году в Ирбите произошло то, что прогремело, кажется, на весь мир: стало известно, что «Кающаяся Мария Магдалина», которая находилась в музее — подлинник Рубенса. В нескольких интервью вы говорили, что чувствовали, что это подлинник. Как это проявлялось? Почему вы верили, что это оригинал?

«Кающаяся Мария Магдалина с сестрой Марфой»

ВК: Картина пришла из Эрмитажа в Ирбит как копия по документам. Мне пришлось делать первое описание её сохранности, красочного слоя и так далее, и я уже тогда, внимательно, сантиметр за сантиметром, разглядывая её поверхность, сумел увидеть нечто очень любопытное под грязью — там было четыре плёнки грязного лака. Я увидел, что глаза написаны очень оригинально. Те приёмы, которые я сумел разглядеть, были свойственны только живописи Рубенса. Все те знаменитые искусствоведы, у которых я прошёл школу, и эрмитажные, и сотрудники ГМИИ,Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина всегда говорили мне, что Рубенс по-особенному писал глаза, и никто этого так не делал, как он. Я усомнился в атрибуции, с которой картина пришла в Ирбит. 

Потом я много лет занимался изучением творчества Рубенса, смотрел его картины, его почерк и в Эрмитаже, и в ГМИИ. Везде, где я только бывал и где было хоть чуть-чуть близкое к Рубенсу произведение, я старался изучить внимательно. В итоге я набрал комплекс впечатлений, который позволил мне сделать для себя достаточно серьёзные выводы. 

Но окончательный вывод я мог сделать только после реставрации. В 2012 году мы смогли выкроить из бюджета некоторые суммы для того, чтобы произвести реставрацию. Когда приехала Тонечка Наседкина,Антонина Наседкина — реставратор, сотрудник Нижнетагилького музея изобразительных искусств. реставратор из тагильского музея изобразительных искусств, она сначала сделала пробное укрепление картины, чтобы транспортировать её в Нижний Тагил для последующей реставрации. Благо у неё были с собой растворители, чтобы понять, пойдёт этот лак или нет, потому что, бывает, лак стекленеет и не поддаётся никаким растворителям, его невозможно удалить, только скальпелем под микроскопом. Мы попросили её попробовать, и лак пошёл. Я сразу попросил её расчистить один глазик у «Магдалинки», буквально квадратик пять на пять сантиметров. Она сняла всю эту грязь, ей пришлось снять четыре плёнки. Чем дальше шла расчистка, тем больше я убеждался в том, что был прав. Я увидел глаз, который действительно был писан Рубенсом. Тонечка работала над ней, но не верила моим заявлениям. «Ты расчищаешь подлинного Рубенса». — «Нет, ты что, это копия! Может, что-то другое, школа, но не сам Рубенс». Не верила.

Открытие новой неизвестной картины Рубенса бывает раз в столетие, может даже реже. Такие великие мастера, как Рубенс, это художники, которые изучены от и до. Каждый росчерк на бумажке учтён и изучен.

ЛЯ: Население Ирбита — около 40 тысяч человек. У вас никогда не было желания вывезти музей и все те богатства, которые вы накопили, за пределы города, может, в Екатеринбург или другой город федерального значения? 

ВК: Я коренной ирбитчанин, самый коренной. Мой предок, Иван Карпов, входил в команду Ивана Спицына сотоварищи, который основал город Ирбит в 1631 году. Более того, моя родословная идёт дальше: моя прямой предок Фёдор Петрович Карпов был великим русским дипломатом ещё во времена Ивана Грозного и даже был наставником юного Ивана, потому что до этого был постельничим у его отца великого князя Василия III. Так что мои исторические корни сыграли свою роль. Мои отец и мать родом отсюда, меня пятилетнего привезли в Ирбит, и я уже 60 лет живу в этом городе. 

Ещё в школе в девятом классе наша классная задала нам сочинение. Тема звучала примерно так: «Кем бы я хотел стать в смысле профессии и что бы я хотел сделать для родного города в этой профессии». Я тогда ещё слова «искусствовед» не знал, но в этом сочинении написал: «Я хотел бы стать музейным работником и создать в городе художественный музей, в котором собрать шедевры художников мира». За содержание и стиль я получил пять, за лишние запятые eine zwei, потому что не знал синтаксиса и до сих пор его толком не знаю. Сочинение оказалось лучшим в классе, школе и городе, потом его даже зачитывали на каком-то большом совещании. Зал хохотал: в городе ещё коровы по улицам ходят и телевидения нет, а этот школьник уже музей построил и собрал Рубенсов, Ван Дейков, Рембрандтов и Рафаэлей. Что, в общем-то, и произошло. 

Я делал это прежде всего для Ирбита. И знаете, Господь дал мне возможности смотреть немножко вперёд: я в какой-то степени предвидел нынешнее состояние города и его экономики, чувствовал, что всё к этому идёт — к развалу и всему такому прочему. Поэтому я и подумал, что именно музей станет той изюминкой, которая привлечёт сюда туристов, и именно на туристе город будет дальше жить. Дай бог нам в мае благополучно открыть музей гравюры и рисунка, он станет точкой, на которую пойдёт весь российский культурный туризм. Это уникальный музей, надеюсь, что это поможет городу дальше выжить. 

Это наполеоновские планы. Они всегда казались наполеоновскими, тем более когда писалось сочинение в девятом классе, но они потихоньку осуществляются. Всё в этой жизни, что серьёзно задумывается, имеет способность к осуществлению. Спасибо областному руководству, и губернатору, и министру культуры. Когда губернатор был у нас здесь, он просто, извините меня, обалдел. Нам везёт в смысле финансирования. Мы получаем даже больше, чем другие музеи. 

ЛЯ: Вы положительно отзываетесь об областном правительстве. Тем не менее, в 2012 году областное министерство культуры отказалось продлить с вами контракт. Тогда на вашу защиту встал Зураб Церетели, были написаны письма. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию и как она развивается сейчас?

ВК: Контракт был подписан. Тогда министром был Бадаев,Алексей Бадаев, министр культуры Свердловской области с 2010 по 2013 год. он подписал договор на три года. Сейчас возникла некоторая сложность в связи с, возможно, неправильным, по моему мнению, толкованием положения об условиях оплаты. Но я думаю, что эти трения временные, они будут устранены, мы найдём консенсус в этом вопросе, и всё будет решено. В любом случае до июня 2015 года у меня контракт существует. 

ЛЯ: 2014 год назван годом культуры. Какие планы у ирибитского музея и вас лично на этот год?

ВК: Этот год культуры начинает именно ирбитский музей открытием выставки «Дары ГМИИ» и приездом Ирины Александровны Антоновой. Буквально через несколько дней, 22 января, мы открываем выставку в Челябинске, везём туда нашу «Магдалину» Рубенса, и начинается маршрут Челябинск – Уфа — Пермь. В конце апреля «Магдалина» возвращается домой в постоянную экспозицию, открывающуюся здесь, в музее. Дальше у нас задуман ещё ряд мероприятий. Пока не буду раскрывать нашу музейную кухню. У нас, как у любого музея, имеются некоторые секреты. Мы обещаем удивлять. 

Сегодняшнее открытие выставки тоже станет удивлением, потому что в этой экспозиции есть масса вещей, когда в процессе реставрации и изучения были открыты новые имена. Допустим, к нам пришли литографии с видами Константинополя, а они оказались натуральными акварелями. Или рисунок первой половины XVI века, который теперь атрибуируется как рисунок неизвестного художника круга Рафаэля. К нам он пришёл черный, коричневый, но благодаря реставрации мы открыли, что это рисунок, а не литография. 

Подлинников у нас хватает. Буквально в конце прошлого года я привёз и Москвы и Петербурга целый ряд таких суперуникальных вещей в области европейской графики, о которых можно только мечтать, даже столичному музею. Я думаю, что мы когда-нибудь устроим очередную выставку новых поступлений, где эти вещи впервые предстанут перед широкой публикой. Я привёз роскошнейший большой красивый лист Николаса де Брёйна, 1617 года. Суперлист, и, более того, уникальный. Его нет ни в Эрмитаже, ни в ГМИИ, это единственный лист в России. 

Ещё один лист — Рембрандт, его знаменитая «Смерть Марии» 1639 года. Причём согласно экспертному заключению, которое дала нам Наталья Юрьевна Маркова из ГМИИ, это суперуникальный оттиск: он сделан самим Рембрандтом, причём на бумаге с водяным знаком. До сих пор считалось, что есть только один оттиск с таким водяным знаком, он хранится в Метрополитен-музее в Нью-Йорке. Теперь второй лист появился у нас, в Ирбите. 

Рембрандт, «Смерть Марии», 1639 год

ЛЯ: Вы ломаете стереотипы.

ВК: Насколько это возможно, пытаемся. Благополучно бы нам открыть музей гравюры и рисунка. Экспозиция этого музея заставит очень многих знатоков и любителей искусства во многих вопросах пересмотреть своё отношение к графике. Там будет так много неожиданностей всякого рода, что это в корне перевернёт представление о графике вообще.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^