Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 53,85$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 53,85$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 53,85$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Алексей Багаряков: «Обычный чиновник не поднимает жирную задницу от кресла и боится высовываться. Я не боюсь рисковать — у меня есть финансовая подушка»

×
Разговор на Малине 5 сентября 2013 в 23:19
Проблемы с видео?
В материале:

Багаряков Алексей

Почему первый заместитель главы администрации губернатора позволяет себе быть «выскочкой».

Смотрите также:

Эфир с Алексеем Багаряковым


Ольга Чебыкина: Здравствуйте, Алексей!

Алексей Багаряков: Добрый день, Ольга!

ОЧ: Вернёмся к тому моменту, когда вы ещё были депутатом Госдумы от КПРФ. Тогда в интернете широко обсуждали список самых богатых евреев в мире, и вы приняли участие в дискуссии. Сказали, что неправильно, когда некоторые граждане скрывают свои национальность, называясь русскими. Кроме того, вас настораживало, что среди люди людей власти, бизнеса и культуры очень много евреев. Вам не совестно за те слова и не отказываетесь ли вы от них сейчас?

АБ: Да нет, я действительно считаю, что евреи — это очень умная, образованная, целеустремленная нация. И то, что очень много представителей этой нации находится в органах власти, в вершинах бизнеса — это только плюс этой нации, не считаю здесь что-то зазорным.

ОЧ: Вы говорите, что просто не нужно тогда называться русскими?

АБ: Я говорю, что не надо стесняться своей национальности. Я не вижу тут ничего плохого. Скрывать свою национальность и вероисповедание — это вчерашний день.

ОЧ: Вы яркий спикер, журналисты любят ездить на ваши пресс-конференции, потому что не хватает таких людей, которых потом можно, как говорят, на цитаты разорвать. Часто бывает, что вы сожалеете о каких-то своих поступках или заявлениях?

АБ: На мой взгляд, во власти не хватает таких людей, которые бы ярко, красиво, публично высказывали бы свою точку зрения, отстаивать точку зрения у власти. Таких людей очень мало. Мы пытаемся таких людей искать, растить, но это крайне сложно. Я работал во фракции компартии РФ в Госдуме, я этого не стыжусь. Я не был членом партии, я был членом фракции КПРФ. На мой взгляд, я очень много приобрёл, работая во фракции компартии. Самое главное — я научился понимать систему координат власти. Одно дело, ты находишься в оппозиции — ты можешь хоть что говорить, обещать, предлагать, но ты не имеешь понятия, возможно ли это в принципе организовать. Я этим пользовался. Этим пользуется вся оппозиция. Избиратели этого до конца не понимают. Все оппозиционные фракции преследуют свои цели, мелкобуржуазные, многобуржуазные, личные какие-то цели. Это не имеет никакого отношения к действительности, это яркие популистские заявления, красивые акции. Политик — это публичная работа, и, конечно, он должен уметь ярко свои мысли выражать, чтобы его выступления журналисты раздирали на цитаты. Мы таких людей ищем. У нас много в администрации молодёжи, губернатор молодой — 42 года. Я думаю, у нас в команде будет больше молодых людей, больше людей, которые умеют красиво и ярко выступать. 

ОЧ: Это очевидно, что тренд свердловской политики — омоложение  властных структур. Наверное, это неплохо. Я хотела спросить про вашу мотивацию. Это как раз важно, что вы были во фракции, но не входили в партию, но, тем не менее, много сделали для выборов, для победы. Можно с точки зрения бизнеса разбирать, как вы работали над избирательной кампанией коммунистов и показали очень хорошие результаты. У вас какой-то более не идеологический, политический поход, а бизнес-подход — на результат. Вы к политике как к бизнесу относитесь? 

АБ: Я человек, который привык добиваться поставленных целей. Не важно, работаю ли я во фракции компартии или в правительстве Свердловской области. 

ОЧ: Этот как ваши именные карандаши, которые «заточены на результат». Это ваша придумка?

АБ: Нет, это придумка моей команды, девчонок и ребят, которые у меня работают. У нас в департаменте работает только одна молодёжь. Амбициозная, креативная, которая готова двигаться вперёд. Молодёжь — она и во власти молодёжь. Креативная, не боится высказывать свои идеи. Я считаю, что это здорово.

ОЧ: Это подход как на каком-то классном предприятии — брать молодых сотрудников, которые будут смелыми. 

АБ: Я в другое время вырос, я жил в Москве, работал в Госдуме, в правительстве Свердловской области, сегодня работаю в администрации губернатора. То есть я много что увидел. И могу сделать выводы о профессионализме сотрудников областного правительства, персональных областных министров, сотрудников администрации губернатора. Конечно, там есть над чем работать, но нужно понимать, что, находясь в оппозиции, ты находишься в свободном плавании, ты можешь говорить всё, что ты хочешь. Находясь во власти, ты находишься в системе координат власти. И любое твоё слово может трактоваться по-разному. С точки зрения прокурорского надзора, например, или полицейского надзора. То есть ты должен следить за своим языком, за высказываниями, потому что ты чиновник, за твоими решениями стоят судьбы людей, миллионы, миллиарды рублей. Любое твоё высказывание может очень дорого обернуться и для бюджета, и для имиджа власти. Яркие высказывания, которые допускают оппозиционные политики, очень скудны в сегодняшней действительности. Но, тем не менее, у нас есть яркий пример человека, который может ярко высказываться в независимости от обстановки, от чужого мнения — это президент страны, Владимир Путин. Мы видим его высказывания, удивляемся, радуемся. Наш губернатор, Евгений Куйвашев, тоже иногда зажжёт так, что мало не покажется. Это здорово, что у нас есть такие политики. 

ОЧ: Специалисты говорят, что редко во власти есть такие живые люди, от которых можно такие живые реакции получить. Я хочу спросить про «Единую Россию», потому что не то чтобы нелицеприятные высказывания были с вашей стороны в её адрес, но вы говорили, что ряд тезисов вы не разделяете, что вам не симпатична  эта партия. Но, тем не менее, вы являлись куратором многих проектов, например, рабочих митингов за Путина, Нижнетагильского движения и так далее. Не возникает ли когнитивный диссонанс у вас? Или это просто бизнес-задача и бизнес-решение?

АБ: Неправильно, что я единственный, кто всеми этими вещами занимался. Это была большая команда. И на выборах президента страны, и на выборах в Госдуму в декабре 2011 года, когда ЕР полностью провалила результат в Екатеринбурге. Там работала большая команда, москвичи, московские технологи. Выборы президента работали уже без московских технологов. Только команда, руководимая полпредом Куйвашевым, занималась этими выборами, пока Мишарин лежал в больнице после аварии. Куйвашев взял на себя всю ответственность по выборам президента. Именно у нас, на Урале, начались эти митинги, защита людей труда, которые в дальнейшем подхватила вся страна. Был митинг в «Лужниках», где было 110 тысяч человек, я там лично был. Полностью забитые «Лужники», мужественный голос Путина, немного необученный голос Игоря Холманских, в то время ещё начальника цеха «Уралвагонзавода». Это было искренне. Мы были инициаторами отправки целого состава людей на митинг в «Лужники» из Екатеринбурга. Мы провожали их как на войну, потому что время было действительно непростое. И после провала «Единой России» в Екатеринбурге партии власти было крайне сложно подниматься с колен и выстраивать эту работу. На мой взгляд, острый момент для «Единой России» миновал, она более-менее стабильно стоит на ногах. Хотя я не являюсь членом партии, её сторонником.

ОЧ: Это ваша фирменная фишка, кстати.

АБ: Я не никогда не был ни в одной партии. Вот хоть что про меня могут говорить…

ОЧ: Уральские политики называют вас приспособленцем.

АБ: Ну, может, оно и так, но я в этом плохого ничего не вижу. Чтобы найти себя, необходимо попробовать многие аспекты. И то, что я был и в «Союзе правых сил» — я никуда не избрался, я был сторонником этой партии. В то время мне было 20 лет, мне нравились такие люди, как Чубайс, Боря Немцов, Ирина Хакамада. В то время, как и сейчас, большинство политиков использует молодое поколение, зажигая вот такими вещами. Я попался на удочку «Союза правых сил» в то время. Я ни секунды об этом не жалею. Сегодня, находясь во власти, я могу понимать, что движет людьми, которые голосуют за СПС,  за «Яблоко», за «Патриотов», за «Справедливую Россию», за коммунистов, за «ЛДПР». Я это прошёл, и мне это знакомо и понятно. Я занимаюсь у нас в области внутренней политикой, политикой вообще, и, конечно же, с точки зрения опыта, выстраивать отношения — это очень важно. Я знаю всех политиков и на федеральном уровне, и на областном, и мне с ними просто общаться, потому что я знаю их мотивацию.

ОЧ: Вы понимаете вот эти точки у электората, на которые нужно давить эмоционально. Я хочу спросить про мероприятие «Единой России», которое проходило в ДИВСе. Я видела фотографию оттуда — вы там, как всегда, были самый красивый и самый эффектный. И в этой фотографии ощущение праздника и единения. Это правда так?

АБ: Позавчера действительно было большое мероприятие «Единой России», на котором выступал и губернатор, и первый губернатор, Эдуард Россель, Чернецкий, Силин. Я должен отдать должное Евгению Куйвашеву за то, что он сумел как-то склеить две такие большие части: областную команду и городскую команду. И в областной команде у людей есть собственная точка зрения, и в областной команде. В эпоху Чернецкого и Росселя была жесточайшая война между городом и областью. Сейчас она тоже есть, но не в такой степени. По крайней мере, это не выходит в открытую сферу, СМИ. Это заслуга губернатора, что он сумел это всё погасить. У каждого есть свои интересы и стратегические планы. И губернатор нашёл эту золотую середину, в которой можно все эти интересы учесть. Нет разговора о том, что кому раздать. Нужно найти ту точку во власти, на которую можно давить. И Куйвашев смог это сделать. Что касается «Единой России», то, на мой взгляд, мероприятие было подготовлено на высшем уровне. Мало было оваций, аплодисментов и криков, но это потому что наши люди просто не были готовы. Со сцены это выглядело замечательно. На сцене два губернатора. Но это не единственное большое мероприятие — сегодня в ДИВСе было тоже масштабное мероприятие, фестиваль «Осеннее очарование», там собралось пять с половиной тысяч человек. Приехали представители Книги рекордов Гиннесса, хотят зарегистрировать самый большой хор в мире. 

ОЧ: Скажите, а это тоже ваша идея про Книгу рекордов Гиннесса? Говорят, что у вас есть склонность к массовым мероприятиям. Это ваша характерная черта? 

АБ: Это не моя идея, это идея моей команды. Пользуясь случаем, благодарю организатора, Алексея Филипповича Сидорова. Это глава газеты «Пенсионер». Он инициатор этого фестиваля. Фестиваль проходит 12 лет, и только последние три года власть помогает этому фестивалю. Мы не пользуемся этим с какими-то политическими целями. До этого фестиваля проходило около 40 мероприятий во всех городах области, а сам фестиваль — это красивый и яркий финал. 

ОЧ: Вы так складно рассказываете обо всём, сложно не согласиться. 

АБ: Меня этому учили, я умею это делать. Нам во власти нужны люди, которые умеют красиво говорить и убеждать, что власть — это не самое плохое зло, которое есть на свете. Вот у нас выборы в думу и главы города 8 числа, а 16 числа в Екатеринбурге начнётся отопительный сезон. Необходимо будет принимать городской бюджет на 2014 год и на ближайшие годы. Надо будет работать с городской думой.

ОЧ: То есть игрушки закончатся?

АБ: Грубо говоря, да. Много зависит от того, как город будет развиваться вообще. 

ОЧ: Завершая эту тему грандиозных проектов и всего яркого и неординарного, вы правда считаете, что много плохого пиара лучше, чем несколько хороших отзывов?

АБ: Это принцип публичных политиков. Я не считаю себя публичным политиком — сегодня я чиновник. Для публичного политика любая реклама — хорошо. Я специально не делаю себе негативную рекламу, но это участь всех публичных людей, которые что-то делают. Что-то делать невозможно без ошибок. Когда мы за три месяца до Нового Года начинали делать проект «ГлавЁлка», никто не верил. У нас не было ни копейки бюджетного финансирования, и я сам не верил, что это может быть. Мы собрали молодую команду и сделали много всего. 

ОЧ: Я была там с ребёнком, там правда было хорошо. 

АБ: За два месяца туда пришли и оценили полмиллиона человек. Были, конечно, недоделки, но надо ведь с чего-то начинать. «ГлавЁлка-2» более амбициозная, более мощная, более яркая. У нас негде отдохнуть. Люди приходят в магазин, чтобы поиграть в автоматах, посидеть в кафе, чтобы ребенок в детской комнате поиграл. Банально некуда пойти. Мы провели это мероприятия без бюджетных денег. Да, организаторы прошлого года не заработали ничего. В этом году всё будет круче и ярче, окупятся затраты прошлого года, мы заработаем и будем рады. 

ОЧ: Вот честно, организаторы, может, и не заработали денег, они хотя бы не прогорели? В комментариях к постам про «ГлавЁлку» пишут: «Багаряков, отдай деньги за карусель!» 

АБ: Нет, такого нет. Там со всеми рассчитались. Нет ни копейки долгов. 

ОЧ: Я чувствую, как вы зажигаетесь, когда рассказываете о своих проектах, и в этом смысле ваш такой авантюризм разделяю. Его выделяю, как одно из немногих ваших положительных качеств. Обычно чиновники — это грустная картина.

АБ: Чиновник находится в системе координат власти. Он боится за свой стул. Получает немаленькую зарплату, социальный пакет, служебную машину и многое другое. Люди к этому привыкают и не хотят рисковать. У меня до прихода во власть был немаленький бизнес, я заработал денег на жизнь. Я не боюсь за свое кресло, не боюсь рисковать. Рисковать во власти опасно и сложно. 

ОЧ: Я хотела спросить, на сколько лет вы себя ощущаете? Вы всегда так элегантно и стильно одеваетесь, выделяетесь среди чиновников. Это ваше состояние души?

АБ: 31 декабря 2012 года мне исполнилось уже 40 лет. Я уже не молод, но ощущаю себя, конечно, молодым. И душой, и телом. Люди, которым 40-50 лет, это те люди, которые могут что-то сделать, что-то изменить. Но не нужно бояться что-то делать. Чиновник боится за свое кресло, на котором он уже 10-20 лет сидит своей жирной задницей, не занимается спортом, Не одевается нормально, хотя имеет такую возможность. 

ОЧ: И теперь мы плавно переходим к выборам. Я считаю, что вы появились в активном информационном поле, потому что есть нехватка тех людей, которые могут внятно донести позицию власти. Где-то вы появляетесь, а где-то пропадаете в тень. Но сейчас вы на виду. Зачем?

АБ: Это неправда. Я не как тяжёлая артиллерия выступаю. Это часть стратегии, которую мы вели. Я не вхожу в штаб «Единой России», не вхожу в штаб Силина. У меня специальные проекты, которые мне поручает губернатор. Они бывают публичные и не публичные. Но, по крайней мере, мы принимаем участие в самых ярких проектах, которые сейчас проходят в Екатеринбурге. Но это не только публичные и яркие вещи, это ещё и гашение конфликтов, разбор сложных ситуаций. Наша работа — это внутренняя политика и политика вообще. 

ОЧ: То есть когда говорят, что Алексей Владимирович кому-то звонит и рассылает какие-то письма, это и есть ваша работа? Пытаться наладить контакт между всеми заинтересованными сторонами?

АБ: Ну, мне не запрещено рассылать письма. Смотря кому. Что касается кампании по выборам в гордуму и главы города. Решение для Якова Петровича Силина было объективно непростым. Но, учитывая, что он человек командный, человек порядочный, он нормально это воспринял. Абсолютное большинство жителей Екатеринбурга хотят, чтобы мэр обладал абсолютными полномочиями, как у Чернецкого. Без сити-менеджера. Задача Якова Петровича Силина — подготовить нормативную базу, подготовить администрацию города к такому формату. То есть через пять лет мы ожидаем выборы главы Екатеринбурга, который будет владеть теми же полномочиями, что и Чернецкий. Будет это Силин или кто-то другой, мы не знаем. Кандидат, который идёт на выборы от власти, берёт на себя весь негатив, который в отношении власти существует. Тут важно настроить контакт. Силин, когда принял решение идти на выборы, считал, что главный его конкурент — это Бурков, который активно торговался с властью, с губернатором. Ройзман появился уже в июле и спутал нам все карты. Были периоды, когда Ройзман с Силиным по рейтингу шли рядом. Были периоды, когда Ройзман опережал Силина. Мы это понимаем и не скрываем. В понедельник были опубликованы итоги социологических исследований от трех крупнейших компаний: ФОМ, ВЦИОМ и «Левада-Центр». По их данным, Силин ушёл в серьёзный отрыв. Ройзман, наступая на старые грабли, начал оправдываться. Что касается Буркова, то он безнадежно отстал. 

ОЧ: Вы не верите, что Ройзман может стать мэром?

АБ: Ну это абсолютно неправдоподобно. Нужно понимать такое понятие, как электабилити. Нужно понимать, что должность мэра — это не трибуна яркого оратора. Это должность человека, который может быть буфером между депутатами и администрацией области, города. Это сложнейший процесс управления гордумой. 36 депутатов. Я думаю, люди не такие недалекие и все это понимают. 

ОЧ: Зачем тогда чёрные технологии? Ведь всё и так всем известно. Евгений Ройзман в этом городе живёт давно, его биография известна. Почему такие высокие показатели? 

АБ: У него не отнять харизмы и умения ярко выражаться. Находясь в оппозиции, ты можешь легко критиковать власть, но придя на работу во власть, ты понимаешь, что ты находишься в системе координат власти. 

ОЧ: Как вы рассматриваете возможность сценарию сбыться? 

АБ: Потренироваться, конечно, здорово, но это как-то цинично — тренироваться на полуторамиллионном городе. Я бы с удовольствием помог Евгению Вадимовичу стать мэром в каком-нибудь посёлке, где проживают 50-100 жителей, чтобы он поработал и понял, каково это. Там нет ни телевидения, ни фейсбука, ни твиттера. Там есть только люди, которые хотят нормально жить. Тут надо понимать, для чего каждый идёт на выборы. Силин — чтобы победить, Бурков — чтобы заработать какие-то дивиденды, паблик, он поднимает своё реготделение. Ройзман идёт, чтобы торговаться. Личное моё мнение, что в этой игре необходимо поставить точку. Он профессионально ведёт кампанию, у него есть хорошие, дорогие консультанты, сотни агитаторов. Крупному бизнесу удобно работать с властью, которая понимает большой бизнес. Когда в схему власти приходит совершенно новый человек, то тут, конечно, будет какой-то определённый ступор. Допускаю, что будут определённые переделы. Сегодня активизировались этнические преступные группировки, которые хотели бы зайти сегодня на коммунальный рынок, на земельный рынок Екатеринбурга.

ОЧ: Теперь получается, что у нас во всех бедах Ройзман виноват.

АБ: Нет. Полтора месяца назад был громадный поток негативного пиара на Силина. На него было страшно смотреть. Человек работает 14-16 часов в сутки. Он очень сильно переживал. Люди, идущие в политику, должны быть к этому готовы. И не надо бояться. Когда ты уходишь в публичное поле, открываются все твои потайные двери. Если ты боишься, и у тебя за спиной есть негатив, не иди в политику. 

ОЧ: Круто. Вы так эмоционально говорите, что не хочется вам возражать. У меня вот какой вопрос. У вас семья живёт в Москве. Вот вы так активно здесь работаете, болеете за город. Почему тогда вы живёте здесь, а ваша семья в Москве?

АБ: В моем понимании Москва находится на расстоянии двух часов полёта. Я человек подвижный, мобильный. У меня не возникают проблемы с тем, чтобы слетать на выходные к семье. Или моя семья летит ко мне. Я прописан в Москве и живу там 10 лет. Там уже устоявшаяся жизнь, бизнес у жены, дети ходят в школу, институт. Мне сложно это изменить. Я не вижу здесь ничего плохого. Мы люди мобильные. Неважно, где ты живешь, главное, чтобы ты делал свою работу качественно. Если ты нужен и полезен для власти, то ты будешь работать. Я готов к тому, что губернатор скажет мне: «Всё, спасибо, ты плохо работаешь». Я уйду и буду благодарен губернатору за то, что работал с ним в такое тяжёлое время. 

ОЧ: Отпраздновав декаду покаяния — еврейский новый год в прямом эфире, хочу спросить вас, не хотите ли вы в чём-нибудь покаяться? Признать какую-нибудь свою ошибку в прямом эфире? Вы так смело говорите о других, может, теперь о себе?

АБ: Все мы допускаем ошибки, но не время и не место об этих ошибках публично говорить. Да, я сам очень много в своей жизни ошибок допустил. Я за них каюсь. Но это не публичное раскаяние, это для себя.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^