Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Михаил Хазин: «Война — один из этапов экономического кризиса»

×
Разговор на Малине 30 сентября 2013 в 16:46
Проблемы с видео?

Популярный экономист делится своими предположениями о возможной глобальной войне, в том числе и на территории России.


Юлия Дедович: Михаил Леонидович, здравствуйте. На сегодняшней лекции в Топ-клубе вы говорили о мировом экономической кризисе, точнее, о его развитии. Каких экономических и, как следствие, политических изменений следует ожидать? 

Михаил Хазин: В стране почти год идёт экономический спад. Ситуация ухудшается. Никаких оптимистических проблесков, что спад может закончиться, нет. Он, наоборот, очень медленно, но усиливается.

ЮД: Даже если цены на нефть поднимутся, нам это не поможет?

МХ: Может быть, но это будет локальное явление. Если ударят по Сирии, нефть поднимется, если не будет глобальной войны. А глобальная война для нас тоже катастрофична. Мы сильно зависим от импорта. И если будет война, то цены на импорт вырастут.

ЮД: Вы имеете в виду войну в Сирии? 

МХ: На Ближнем Востоке, всюду. В чём проблема кризиса, с точки зрения правящих элит: они накопили очень много долгов. Долги перед всеми гражданами мира, долги перед государственными обязательствами. Эти долги нельзя выплатить. Экономика не генерирует финансовый поток достаточным, чтобы долги эти выплатить.

ЮД: Ну, долги есть у всех, и у Америки в том числе. 

МХ: Разумеется. Их выплатить нельзя, и по этой причине их надо списывать. А чтобы списать долги, нужен форс-мажор. Самый простой форс-мажор — это война. Очень многие силы, в том числе финансисты, заинтересованы, чтобы война была. Очень интересно смотреть, как финансовые элиты давят на Обаму, чтобы он ударил по Сирии. А Обама вертится, как уж на сковородке, и пытается улизнуть. Это тот самый случай, когда политика — это искусство возможного. 

ЮД: Вы так спокойно говорите о возможной войне, потому что философски относитесь к этому или потому, что война не возможна на территории РФ?

МХ: Частично это может быть на территории РФ, потому что никто не отменял ни Северный Кавказ, ни другие республики, в которых у нас постоянно усиливается ваххабитская тусовка. Надо смотреть на жизнь трезво. Кризис продолжается, война или не война, это лишь темпы его развития, быстро или медленно. В нашей стране всё идёт медленно, но стабильно. Правительство попыталось дёрнутся и начало девальвацию рубля, но тут же уткнулось в ту же проблему, что и в 1998 году. Те же люди повторяют те же ошибки. Поскольку они не рефинансировали ни банковскую систему, ни банковская  система не рефинансировала экономику, многие предприятия и банки брали кредиты на Западе в долларах. И поэтому у них большая задолженность, поэтому нельзя девальвировать рубль. Потому что все они станут банкротами, и придётся объявлять дефолт. Такая же ситуация была под кризис 2008 года, но тогда спасли колоссальные золотовалютные резервы. Сегодня уже не помогут, потому что долги предприятий и банков выше, чем золотовалютные резервы. При этом у нашей страны есть шанс сделать большой рывок, по оптимистическим данным, 10% экономического роста. Это импортозамещение. Но проблема в том, что те люди, которые руководят правительством и Центробанком, представляют компрадорскую буржуазию. Понятно, что ни Медведев, ни Дворкович, ни Набиуллина не могут позволить, чтобы тех людей, которые являются их политической опорой, здесь обидели. У них солнце встаёт в Вашингтоне. Они целенаправленно отказываются от политики роста, вместо этого проводят политику спада. Ну, что тут сделаешь, так и живём.

ЮД: Есть ли реальная опасность закрытия многих бизнесов, как это было в 2008 году? 

МХ: К этому всё и идёт. Просто в 2008 году спад был резкий, а сейчас медленный. Я вот по регионам езжу — везде стагнация. А в регионах ещё и начинаются проблемы с бюджетом. Федеральный трансфер ограничивают, а для регионов это важно, потому что это инвестиционные программы. Значит, они будут резаться, будут закрываться бизнесы.

ЮД: В Нижнем Тагиле на днях прошла выставка вооружения, она масштабней, чем в предыдущие годы — на 40% больше иностранных участников. Танки — наша новая нефть?

МХ: Я не уверен, что у нас хорошо с танками. У нас вообще всё плохо. Мы не можем делать электронную начинку, мы используем китайские комплектующие. Непонятно, будут ли эти танки стрелять, если противниками будут китайцы. И ещё куча проблем, с которыми непонятно что делать. Это естественно. Невыгодно производить. Не может предприятие работать по заказу одного потребителя. В этой ситуации я не уверен, что мы сможем хорошо продавать оборонку. У нас уже начались проблемы с Индией, Алжиром.

ЮД: Этой осенью станет известно, будет ли Екатеринбург принимать выставку ЭКСПО-2020. У вас есть прогнозы по этому поводу?

МХ: До неё ещё бы дожить. По поводу Олимпиады могу сказать одно. Есть такой московский журналист Исраэль Шамир. Очень продвинутый человек, резидент Ассанжа в России. И месяц назад он написал загадочную фразу: «Ну не будет у нас Олимпиады, ну и хрен с ней». У меня нет уверенности, что у нас Олимпиада будет. Сейчас там наводнение, сейчас под него всё спишут. Мол, мы всё построили, но смыло.

ЮД: Вы крайне негативно высказались по поводу назначения Татьяны Голиковой на пост главы Счётной палаты, говорили, что Голикова будет защищать коррупцию.

МХ: Ну а как вы хотите, она занималась этим в Минздраве. Она член либеральной команды, которая выстроена на коррупции. Её муж, прости господи, один из организаторов приватизации в нашей стране. Ну что вы хотите. Чтобы она наказывала тех людей, которые работали с её мужем?

ЮД: Разве антикоррупционная политика не провозглашена национальным курсом? Президент Путин усиленно взялся за борьбу с коррупцией.

МХ: Президент — да. А кто сказал, что правительство? Вот президент тут орал, ногами топал, что правительство демонстративно не выполняет его указы. А оно как не выполняло, так и не выполняет, потому что это тоже правительство. Он их ругает и не увольняет. Ясное дело, что они не будут и не собираются выполнять.

ЮД: Как вы относитесь к антикоррупционной политике руководства РФ в целом?

МХ: Ну, что-то делают. Кого-то пытаются посадить. Не знаю. Я громких дел не слышал. Ни одного прихватизатора не посадили. Чубайс не сидит, Христенко не сидит, Шувалов не сидит. О чём говорить?

За помощь в организации и проведении интервью благодарим Центр бизнес-образования

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^