Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Удару по Сирии нет ни политического, ни юридического оправдания»

×
Russia Arms Expo 26 сентября 2013 в 15:25
Проблемы с видео?
В материале:

Рябков Сергей

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков — о магистральных направлениях российской внешней политики.


Ольга Чебыкина: Здравствуйте, Сергей Алексеевич!

Сергей Рябков: Здравствуйте, спасибо за приглашение!

ОЧ: Я хочу, чтобы мы проговорили тезисы, которые были выдвинуты на вашем совещании. Немного цинично, я считаю, что основы безопасности стран обсуждаются на выставке вооружений. Как вы считаете? 

СР: Очень хорошо, что в этом году организаторы, аппарат правительства и вице-премьер, курирующий военно-промышленный комплекс, уделили такое внимание политической стороне всего этого процесса. Оружие — это не средство убийства, хотя и средство убийства тоже, но в мире главное, что достигается силой оружия, это безопасность. Мягкая сила, международное право. Об этом шла речь на нашей панельной дискуссии. По большому счёту, там главной темой была сила оружия как фактор урегулирования конфликтов: можно ли поставлять вооружения в точки вооружённых конфликтов. Мы считаем, что нет. Нужно опираться на международное право. Мы к диалогу с НАТО по этому поводу готовы, мы его ведём. 

ОЧ: Озвучьте, на каких условиях Россия может подписать договор о поставке оружия?

СР: Вопрос трудный. Мы видим в этом договоре два существенных дефекта. Первое: в договоре нет положения, которое бы перекрывало поставки обычных вооружений негосударственным субъектам без должной авторизации. Второе — это отсутствие положения, запрещающего реэкспорт. Проблема в том, что без первоначального поставщика реэкспортировать ничего нельзя. По этим двум аспектам договор не дотянул до стандартов, которых мы хотели бы достичь. Решение о том, присоединяться ли к такому несовершенному документу, мы будем принимать позже. Это вопрос будущего.

ОЧ: Есть ещё какие-то политические условия, которые Россия готова предъявить, чтобы подписаться? 

СР: Если в ближайшей перспективе, когда стабилизируются конфликты, пойдёт больше работы в русле урегулирования, это может создать атмосферу, которая поможет нам по-новому взглянуть на текст, но в самом договоре есть два момента, которые нас тревожат. 

ОЧ: Признание таких республик как Абхазия важно для нас? 

СР: Мы считаем, что это процесс объективный. Реальность на ближнем Кавказе неотменима, она сложилась. Чем больше стран признают эту реальность, тем лучше это будет, в том числе, с точки зрения безопасности в этом регионе.

ОЧ: Хочу поговорить про Сирию. Вчера наблюдатели ООН вернулись в Дамаск. Говорит ли это о том, что угроза военного вторжения сохраняется? 

СР: Не просто вторжения, а агрессии и нарушения всех норм международного права. Потому что оправданий такому шагу быть не может. Ни политического, ни правового. Мы не считаем, что угроза преодолена. Опасность удара по Сирии сохраняется. Мы работаем, чтобы эта угроза исчезла, но пока что она лишь отодвинута. 

ОЧ: Вы считаете это личной победой российской дипломатии?

СР: Мы не претендуем на авторское право. Это победа здравого смысла. Но это идёт в плюс к той политике, которую мы проводим.

ОЧ: Со стороны совершенно очевидно звучат тезисы России о готовности к диалогу с США. Почему призыв о встрече с американскими дипломатами не нашёл отклика?

СР: Видимо, они не чувствовали себя достаточно уверенными для такого диалога. Потому что комплекс аргументов, которым оперируют, в том числе, наши парламентарии, объективно сильнее, чем те мотивы, которыми руководствуется партия войны, скажем так. 

ОЧ: После публикации информации, содержавшейся в отчёте инспекторов ООН, Франция и США пришли к выводу, что сирийский режим применил химическое оружие, тогда как Россия пришла к кардинально противоположному выводу. Как это возможно на таком уровне?  

СК: В столь напряженной обстановке, которая сложилась в Сирии, в ситуации, когда вовлечено очень много сил, устроить крупномасштабную провокацию можно. Трудно, но можно. Сирийское правительство по всем подсчётам и логике химическое оружие применить не могло. 

ОЧ: Как бы вы сейчас могли охарактеризовать отношения между Россией и Америкой?

СК: Отношения имеют перспективу, но находятся в состоянии охлаждения. Причина — безответственная политика Вашингтона. Но мы руки не опускаем, мы будем работать там, где открыто сотрудничество с США. Перспектива отношений, я надеюсь, неплохая.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Рябков Сергей

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^