Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,81$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,81$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,81$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Сотрудничество УВЗ и Renault Trucks Defense: «Наши технологии плюс ваши технологии — это хорошо»

×
Russia Arms Expo 25 сентября 2013 в 17:55
Проблемы с видео?

Оливье Бризу, президент компании «Урал-Атлантик», которая выстраивает взаимоотношения между российскими и французскими компаниями, — об особенностях русско-французского бизнеса.


Екатерина Дегай: Хочу вас спросить про российско-французское сотрудничество. Вы 10 лет на Урале этим занимаетесь. Хочется узнать о каких-то примерах выстраивания взаимоотношений.

Оливье Бризу: Цель России — модернизировать очень быстро армию, бронирование систем, машин. Для этого нужно или много времени, или обрести компетенцию с помощью советов других стран. У нас иногда есть такие компетенции. Сейчас, например, мы во Франции умеем очень быстро работать с маленькими ротами, армиями. А вы нет, потому что ваша страна самая большая, и проводить операции тяжело и далеко. Поэтому у вас другие машины и менталитет. Мы думали, что будет интересно организовать что-то. Два года назад премьер-министр Владимир Владимирович нам сказал, что хорошо, что мы делаем, но нужен конкретный проект. Сегодня на Russia Arms Expо у нас пять проектов. Самое главное — это договор между УВЗ и Renault Trucks Dеfense.

ЕД: Это то, что будет здесь завтра презентовано?

ОБ: Да. Это чтобы изготовить самое лучшее во всём мире. Это не просто слова, потому что ваши технологии плюс наши технологии — это хорошо. Второй проект – это Tiger. Это очень хорошая машина. Один Tiger стоит дешевле, чем европейские 4х4. Сейчас здесь идёт его демонстрация. И третий проект. Для России очень важно быть свободной насчёт поставщиков, поэтому я всегда говорил французским поставщикам, что нужно изготовлять не 100%, но хотя бы 40% продукции в России. И, например, такие крупные группы, как Hutchinson, у которой 57 предприятий в мире, согласились изготовлять в России.

ЕД: Это важно.

ОБ: Это то, чем мы занимаемся. Мы импортёры. Если Россия хочет, чтобы иностранцы инвестировали деньги сюда, нужно сначала установить, что есть куда. Мы работаем вместе. Есть и другие такие предприятия. Это очень конкретно и очень интересно.

ЕД: А какие сложности? Я понимаю, что вы выстраиваете отношения между российскими и французскими компаниями. Где есть проблемы?

ОБ: Например, насчёт партнёрства. Мы очень быстро всё сделали благодаря правительству Свердловской области. Нужно было два года. За шесть месяцев мы всё решили, кроме одной мелочи. Эта мелочь — законы: французские, русские. Иногда юристы говорят нет. Это наша миссия, и это тяжело. Нужно найти, как это решить. Мы решили. Новый проект — это новые проблемы, но наш главный факт — понимать друг друга без проблем, контактировать менталитетами без проблем. Есть очень крупный русский директор, он мне сказал, что каждый раз, когда он подписывает документ о начале сотрудничества с заграничной компанией, это французская компания.

ЕД: Это не Сиенко случайно?

ОБ: Как вы угадали? 

ЕД: Я знаю, что у него есть один из французских активов. Это обратное сотрудничество, когда российская компания заходит во Францию. 

ОБ: Для меня УВЗ — это очень хороший пример. Раньше у них был завод в Тагиле, а теперь настоящая международная группа. Это европейский менталитет, но русская душа. Для меня это очень важно. 

ЕД: Хочу спросить про эту выставку. Я знаю, что вы советник организаторов Eurosatorу. Сравните, пожалуйста, эту выставку с нашей.

ОБ: Для меня очень важно не потерять душу. Ваша выставка может не быть выставкой для всего мира, но здесь мы все сделаем настоящий бизнес. Это очень важно. Есть договоры. Все французские фирмы, которые здесь есть, ищут и находят клиентов. Это очень хорошо, что благодаря RAE можно посмотреть на продукт и поговорить с продавцом, инженером. Если французы думают, что они ваши партнёры, то это значит, что вы будете вместе экспортировать. Мы хотим помочь продать русские машины, потому что в русских машинах будут и наши системы. Поэтому мы все вместе, и для меня RAE — это очень интересно. 

ЕД: Мне говорили, что у Eurosatory нет полигона, как у нас. Действительно уникально, что здесь есть полигон «Старатель» и здесь реально стреляют!

ОБ: Думаю, что в мире только в Тагиле можно смотреть испытания и демонстрации. Для меня это очень важно, потому что я чуть-чуть русский. Думаю, что иногда для сотрудников, для работников очень важно смотреть, что папа и мама изготовят в Тагиле. Для бизнеса, думаю, это интересно.

ЕД: Вы сказали, что вы чуть-чуть русский. Вы 10 лет живете в Екатеринбурге. Вы ходите на Шарташский рынок покупать продукты.

ОБ: Откуда знаете?

ЕД: Я знаю, что пока вы жили здесь, у вас родился сын. Но он родился во Франции. 

ОБ: Мой сын родился во Франции, но живёт здесь. Он русский и француз. Говорит на обоих языках, ещё и на английском. Для меня важно, что он сможет взять лучшее от России и от Франции. 

ЕД: А русский вы выучили, пока жили здесь?

ОБ: Я никогда не учил русский язык. Я учил на улице. И в трамвае. 

ЕД: Вам здесь комфортно? Вам нравится наш город? 

ОБ: Да, в Екатеринбурге жизнь как в Европе. Кроме морей. Я всегда жил на море. В Екатеринбурге есть всё, кроме экологии. Чтобы жить в России, нужна русская семья. Приезжали французы строить гостиницы, но у них у всех дочки. И где им учиться? Это проблема в Екатеринбурге. Для меня это самая главная проблема. Потому что инвесторы хотят отправить сюда сотрудников, но если семья есть, то это очень тяжело. 

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^