Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

В небе над Тагилом — беспилотники стоимостью $10 млн

×
Russia Arms Expo 25 сентября 2013 в 15:50
Проблемы с видео?

Директор Уральского завода гражданской авиации Вадим Бадеха рассказывает, какой самолёт можно сделать за такие деньги.


Екатерина Дегай: Понимаю, что сложно оценить выставку, потому что она только началась, но тем не менее.

Вадим Бадеха: Мы участвуем в этой выставке не первый и не второй раз, поэтому для нас те изменения, которые мы видим сегодня, очевидны. Программу по созданию здесь выставочного центра, которая была утверждена и прокомментирована государством, мы можем здесь наблюдать. Построены новые павильоны, реконструирован полигон. И самое главное, что организационный уровень стал намного выше. Я могу сказать, что это абсолютно мировой уровень. 

ЕД: На этой выставке сделана ставка на зрелищность. Я не знала, что в мире нет выставок, где есть полигоны, где можно всё показывать в действии. В этом году будут демонстрационные показы, где будет техника разных производителей. Хочу спросить, что вы будете здесь презентовать? 

ВБ: Беспилотные летательные аппараты нашего предприятия будут не просто стоять на земле, они будут принимать непосредственное участие в этих действиях. Они будут показывать картинку на мониторах пункта управления, будут давать цели для поражения, будут показывать результаты поражений. Это уже совершенно другой уровень. Все участники выставки смогут это увидеть. 

ЕД: Ваши беспилотники делаются по израильской лицензии. Правильно?

ВБ: Не совсем. Они делаются из импортных компонентов. У истоков этого продукта стояла израильская компания, но в настоящее время силами нашей отечественной промышленности, можно сказать, что это уже отечественный проект.

ЕД: Насколько конкурентный этот рынок? Если я не ошибаюсь, то вы не единственные, кто выпускает беспилотники в нашей стране. 

ВБ: Рынок очень популярный. Перспектива за беспилотными летательными аппаратами, и не только летательными. Мы с радостью смотрим на то, что в России не мы одни. На сегодняшний день потребности минобороны и других ведомств таковы, что какой-то конкуренции на этом рынке нет. Мы, скорее, все партнёры. 

ЕД: Получается, большой спрос? В этот проект было инвестировано порядка 10 миллионов долларов. Это были собственные или заёмные средства?

ВБ: Сумма контракта достаточно большая, это не один, не два и не три миллиарда рублей. Конечно, без тех инструментов, которые нам предоставил Сбербанк, в том числе гарантии по госконтрактам, финансирование импортных операций — без этого комплексного похода было бы гораздо труднее.

ЕД: Вы называетесь «Уральский завод гражданской авиации». У вас есть очень интересный проект, совместный с австрийской компанией. Это похоже на то, как строятся у нас автомобильные заводы: берётся технология и уже здесь автомобили собираются. Но ваше отличие в том, что это не только конвейер, где что-то собирается из готовых частей, вы ещё и части эти сами делаете. Чуть подробнее расскажите, пожалуйста.

ВБ: Здесь нет прямой связи с проектами, которые мы видим в автомобилестроении. Там идёт только сборка из готовых запчастей. Иностранные компании не хотят передавать технологии. Да и сами сборочные предприятия в России тоже не заинтересованы, потому что у них и так всё хорошо. И они не заинтересованы в углублении процесса. У нас ситуация другая. Мы организовывали производство не с целью уйти от пошлины, и сама цель была не производство этих конкретных самолётов, а было принято решение о необходимости получения технологий. Мы изначально именно на эти технологии ориентировались. А производство самолётов — это одна из форм реализации этих технологий. Можно сказать, что в этом году у нас только сборка, в будущем мы планируем большую часть компонентов производить уже на территории Свердловской области.

ЕД: Это какие самолёты? Это малая авиация, небольшие самолёты для частного пользования? 

ВБ: Это самолёты для частного пользования. Это, наверное, больше европейский рынок, потому что у нас в России пока он не развит. Они предназначены для обучения пилотов. Первым нашим заказчиком выступила Росавиация. В этом году мы им поставляем 49 самолётов для общей подготовки пилотов.

ЕД: Есть ощущение, что рынок малой авиации в нашей стране так себе, а вы организуете тут производство. Что потом с продукцией делать? 

ВБ: Мы уверены в том, что есть перспектива такого рынка и в России. Но до этого достаточно далеко. На западе до появления сферы частных полётов жили очень долго. У нас в России недостаточное количество аэродромов, заправок.

ЕД: Здесь, наверное, можно процитировать председателя свердловского правительства Дениса Паслера. Он сказал, что это проект, который является толчком для производства малой авиации в регионе. Хотела спросить относительно подобных проектов в отношении с международными компаниями. Важно выстраивать банковские операции, внешние торговые операции. Здесь, наверное, тоже есть какие-то особенности. К таким операциям, наверное, может подключаться только большой, крупный государственный банк?

ВБ: Действительно, есть определённая специфика в экспортных операциях. Особенно она проявляется в тех случаях, когда возникают валютные риски, потому что, если говорить про наш контракт, то мы выиграли тендер по рублёвой цене, а закупаем компоненты по цене в евро. Курсовые разницы, которые возникают — это огромный риск для всего предприятия. Поэтому здесь очень важны нетривиальные и гибкие подходы, на которые может пойти только крупный банк. Мы партнёра нашли в лице Сбербанка. Мы даже были слегка удивлены такому отношению. Все мечтают получить в Сбербанке кредит, но он никогда не отличался какой-то клиентоориентированностью. Он лидер рынка, значит, все должны вокруг него ходить и ждать, пока на них обратят внимание. Но за последние годы Сбербанк сильно поменялся. При том, что он остался реальным лидером рынка, он стал ещё и предельно гибок и предельно клиентоориентирован. Мы сделали не одну крупную сложную сделку, и других таких предложений, как у Сбербанка, мы не встречали. 

ЕД: Эта выставка помогает выстраивать коммуникации. Здесь же много иностранных делегаций. Вы, наверное, рассматриваете эти рынки. С какими делегациям у вас будут встречи? 

ВБ: Эта выставка является уникальной возможностью для деловых проектов, потому что в отличие от других международных выставок, здесь легко можно провести переговоры.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^