Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,07$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,07$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,07$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Музыкант и писатель Антон Касимов: «Мне не важно, будет ли кому-то это важно»

×
Разговор на Малине 16 сентября 2013 в 22:49
Проблемы с видео?

Антон Касимов сделал стоп-кадр 90-х и отрефлексировал свердловское советское прошлое в своей книге «Исчезнувшие».

Смотрите также:

Музыка на Малине. Антон Касимов («Невидимки, смотрящие на ботинки»)


Ольга Чебыкина: Привет!

Антон Касимов: Привет!

ОЧ: 20 сентября ты презентуешь свою книгу «Исчезнувшие» в редакции журнала «Урал». Исчезнувшие — это кто?

АК: Исчезнувшими являются несколько планов. Исчезнувшие люди, которые уехали, переехали, потерялись из поля зрения. Исчезнувшие песни. Потому что это не только книга, это ещё и альбом кавер-версий. Исчезнувшее время, ощущение времени. Время течёт и куда-то уходит. А куда оно уходит? Исчезнувший город, в конце концов. Потому что очень много я описываю город Екатеринбург: центр, УПИ, Малышева, 84, где я жил. Город за это время очень сильно изменился. Он исчез, но в тоже время появился, но уже в новом качестве. Какие-то вещи я не приемлю, мне очень обидно, больно, горько смотреть на то, что произошло. А что-то вполне. Я понимаю, что всё меняется, постоянно. Это нормальный процесс. 

ОЧ: Что конкретно ушло и что конкретно мы приобрели? Для зрителей поясню: место действия в книге — Свердловск, время — излёт советской эпохи глазами подростка. Это время крушения иллюзий, смена эпохи… Сколько тебе самому тогда было, в 89-м?

АК: Мне было 13 лет. Я хочу сказать о том, что тогда мы не очень понимали, что происходит какой-то крах. Мы просто чувствовали, что что-то происходит. 

ОЧ: Каким для тебя был Свердловск в 90-х? И что из него ушло?

АК: Это непростой вопрос, потому что всегда есть что-то хорошее и что-то плохое. Всегда можно найти то, что тебе не нравится, что тебя отталкивает. Так можно сказать и о нашем времени. Есть какие-то вещи, которые… Например, когда Бутусова спросили,  почему он переехал из Свердловска в Питер на пмж, он сказал, что ему в Питере комфортнее, а в Свердловске как-будто топоры над головой летают. Тут палка о двух концах. Тогда, например, музыку показывать и записывать было очень сложно. Сейчас любой студент, старшеклассник может писать музыку и выкладывать её в интернет.

ОЧ: Так это же положительное изменение?

АК: С одной стороны, да, но в то время была какая-то бескорыстность. Люди что-то делали без расчёта и оглядки. Это очень важно, когда ты что-то делаешь, не рассчитывая за это получить. Они это делали, потому что им нравилось это делать. Это было здорово. 

ОЧ: Вот! Бескорыстность. Она ушла.

АК: Мне кажется, что сейчас многие культурные события делаются с расчётом. 

ОЧ: Я хочу ещё о ностальгии поговорить. Люди-то одного возраста. Судя по первой главе, каждая строчка пропитана любовью к Свердловску, причем к каким-то специфичным вещам: пацаны с жебайки, «Карабас», водка в жестяных баночках… Как сказала Ксюша Собчак, быдлонапористость. Неужели это наша такая отличительная черта? По чему конкретно ты скучаешь? 

АК: Вообще, слово «ностальгия» мне не очень нравится. Я бы не назвал эту книгу ностальгической. Мне хотелось бы зафиксировать и отрефлексировать какой-то момент жизни. Мне это было важно. Важно это написать и в этом разобраться. Всё началось с того, как я решил вспомнить, на какой первый рок-концерт я сходил. Это был концерт группы «Наутилус Помпилиус» в 87-м, по-моему, году. Всё начиналось как дневник. А потом уже появилось качество художественного текста. Для меня было важно вспомнить, написать, но не ностальгировать. Нужно смотреть в будущее. Это важный момент. 

ОЧ: Думаешь, это нужно нашему поколению целиком? Я понимаю, что личностного здесь очень много.

АК: Я не могу сказать за всех: нужно это кому-то, или нет. Мне неважно, будет ли это кому-то важно. Я об этом стараюсь не думать.

ОЧ: Расскажи о мишке на твоей футболке. 

АК: Я купил его в музее коммунизма в Праге. 

ОЧ: Он с автоматом. В этом что-то тоже есть. Однозначно, советский символ. 

АК: Вы знаете, это очень интересный вопрос. Потому что в той же Праге, в Берлине, где многое рассчитано на туристов, они не стесняются этого своего советского прошлого, хотя они не были такими уж советскими. Коммунистские музеи, памятник Горбачёву, Берлинская стена и так далее…  Там много памятников. 

ОЧ: Это правильное отношение — не стесняться своего прошлого.

АК: И иронизировать. 

ОЧ: Это же не восхищение, не поклонение. Это уважение к истории. Но это же ирония. То есть ты её разделяешь, раз надел эту майку?

АК: Вы знаете, я вот вчера прилетел и первый раз эту книгу посмотрел и в руках подержал. Я её полистал и понял, что в книге очень много даже не иронии, а юмора. Доброго отношения, но с юмором. Я хотел всё это описать без излишней серьёзности и пафоса. Сейчас у всех есть деньги, но те люди, которые выросли, которые гоняли в детстве на корте мяч, зимой в хоккей, а сейчас им не приходит в голову, что их дети могут также гонять мяч на корте. Это очень непонятно для меня. Ну как?

ОЧ: Чтобы красок добавить, процитирую небольшой отрывок из книги. 

С любовью о том, что с нами было. 
Чуть позже, в начале 90-х, когда жилой сектор стали сносить, а жильцов переселять в только что отстроенный отдаленный район ЖБИ, уже выросшие пацаны составили мощную братву, как они сами любили себя называть, державшую в страхе весь район и прилегающую местность. Они брали дань с киосочников, торговавших, среди прочих красивых напитков, водкой «Black Death» в алюминиевых банках, в какие сейчас разливают исключительно «Фанту» и «Кока-Колу». Они вечно разбирались на Кировском рынке, открывшемся неподалёку, с выходцами из средней Азии и Кавказа, держащими лавки с фруктами и овощами. Они потихоньку дербанили мелких кооператоров, вскоре становясь полноправными дольщиками в их бизнесе

Кажется, что так безэмоционально и спокойно ты пишешь об этих самых лихих 90-х. Это почему?

АК: Я давал эту книгу читать разным людям, не только жителям Екатеринбурга. И мне говорили, что вещи, которых я пишу, они узнаваемы людьми с любых городов. Это было повсеместно по всей стране. Ничего тут необычного нет. И мне хотелось безэмоционально зафиксировать это в деталях.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^