Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Миша Брусиловский: «Картины, которые я продаю, заказаны в 90-е годы олигархом»

×
Разговор на Малине 13 сентября 2013 в 21:30
Миша Брусиловский: «Картины, которые я продаю, заказаны в 90-е годы олигархом»
В материале:

Брусиловский Миша

Ольга Чебыкина: Я хочу поговорить о мероприятии, которое прошло накануне. Надеюсь, вы сейчас не будете скромничать и опровергать то, что вы являетесь признанным живым классиком?

Миша Брусиловский: Я не буду опровергать, что ещё живым. То, что я являюсь классиком, я тоже не буду опровергать, потому что я об этом мало что знаю.

ОЧ: Ваше чувство юмора просто превосходно. Итак: зачем вам вся эта мишура?

МБ: Что вы имеете в виду?

ОЧ: Я имею в виду шоу, презентации и так далее. Ваши картины находятся во многих музеях мира, у коллекционеров. Нужно ли вот это сейчас? Вы стараетесь гармонично войти в наше современное время?

МБ: Вы знаете, я самостоятельно никоим образом этим бы не занимался. Просто так складываются обстоятельства, а так как я человек совершенно безвольный, плыву по течению, причём вниз по течению, то происходят вот такие вот события. Вот такая вот замечательная девушка Вероника, которая сказала: «Миша, давай сделаем вставку в ресторане?» Я говорю: «Вероника, если ты берёшься это организовать и сделать…» И судя по тому, что я вчера видел, это сделано было просто превосходно. Был показ мод, который как-то связан с моими сюжетами, красивые девушки, были замечательные певицы. Я просто получил удовольствие, хотя, в принципе, для художника самое замечательное событие — это оказаться в мастерской в тишине перед холстом. Сидеть и чего-то там портить этот холст.

ОЧ: Мы частенько встречаемся с художниками в этой студии. Как вы считаете, этот постулат про то, что художник должен быть голодным, работает или нет?

МБ: Я не знаю, работает ли этот постулат, но судя по тому, что я знаю о художниках, художники могут быть и не очень голодными, но у них сейчас очень много проблем. Проблема заключается в том, что искусство сейчас не востребовано. Изменились какие-то приоритеты в этом мире, изменилась жизнь. Люди после 70 лет счастливой жизни увидели магазины, красивые вещи, увидели то, что они раньше хотели иметь, а сегодня могут. Художникам, чтобы работать, надо оплатить мастерскую. Про ЖКХ я и говорить не хочу.

ОЧ: Раньше это была система, а сейчас каждый сам за себя, правильно?

МБ: Существует союз, но союз бедный. Союз не может заказать художнику работы. У союза есть одна прерогатива — мастерские принадлежат союзу. Поэтому кода художник уходит, то может появиться другой художник, который может занять эту мастерскую.

ОЧ: Надо принять как данность, что время сменилось, и условия тоже изменились. Есть олигархи, очень богатые люди, которые строят дворцы. Нет желания на них поработать?

МБ: Заказчикам не важны художники. Им нужен хороший материал. Это имеет большой смысл. Для того, чтобы заказывать монументальные работы художникам, нужно, чтобы было средневековье. Тогда художникам заказывали роскошную скульптуру — то, чего сейчас просто нет в традициях. Художникам заказывали потрясающие мозаики. Но для этого нужен Медичи — человек своего образования, своей культуры и своих денег. Сегодня Медичи может быть значительно больше, но сегодня нет этой культуры, этого образования, и нет понимания того, что могли бы сделать художники, если бы это был разговор не кухонный, а по большому счёту. Это могли бы быть потрясающие вещи. Автором является тот, кто платит деньги. Вот и вся проблема.

ОЧ: Вам не претит, что у художника в наше время должен быть или есть, как правило, заказчик?

МБ: Ну, заказчик — это мечта для каждого художника. Если у художника не будут покупать работы, то он просто не будет работать. Я хотел бы сказать, что по поводу времени огорчаться вообще не надо. Потому что время бывает более сложное, менее сложное… Но это время. В России самое главное, что есть начало всему этому. Это другая Россия, другая страна. Со всеми недостатками, со всеми проблемами. У неё есть будущее. И это, с моей точки зрения, самое главное.

ОЧ: И это будущее светлое?

МБ: Для художника светлое будущее — это попасть в мастерскую и сделать что-то, что он не умеет делать. Как это ни странно звучит. Потому что в изобразительном искусстве существует преодоление. Вот есть такие холсты, на которые смотришь и понимаешь, что художник это сделал потому, что он эрудирован, много знает, много умеет, но он не преодолевал ничего, сделал то, что он умеет. А есть вещи, на которые ты смотришь и понимаешь, что это вещь, над которой художник трудился, преодолевал. И даже если у него получается не совсем то, то всегда эти вещи видны и интересны.

ОЧ: Я вижу, что вы не испытываете досады за то, что искусство не очень востребовано, и воспитанных и интеллектуальных людей немного. Не так много тех, кто может понять и оценить искусство. Но тем не менее вы с воодушевлением говорите о том, что будет лучше и сейчас нормально. Как же так получилось?

МБ: Я просто встречаюсь с разными людьми. Некоторых людей раздражает то, что человек богат, что у него шесть туалетных комнат. Придёт время, когда человек купит всё, о чем он мечтал, и он захочет повесить картину.

ОЧ: А вам нравится наш город в плане больших плоскостей? Граффити очень много появилось, фестивали проводятся различные… Вам это близко?

МБ: Мой один товарищ очень переживает, что сносят много старинных домов. Хотя, в принципе, архитекторы могли бы очень хорошо совместить современное и то, что осталось. В этом был бы большой кайф. В принципе, город — это эклектика. Надо, чтобы оставались слои. Тогда остаётся душа этого города. Когда это бездумно убирается — это просто неумение, нежелание, непонимание этой культуры. Но в принципе этот город растёт. Это другой город. Я и сейчас многие улицы не узнаю. Всё другое. В этом смысле этот город очень интересный. Вообще, город Свердловск мне очень нравится.

ОЧ: И всё-таки он для вас Свердловск?

МБ: Конечно… Самое главное, что мы живём в этом городе. Это для города ценно.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^