Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,36$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,36$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,36$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Анастасия Бакова: «Упрекнуть меня можно только за молодость и большую грудь»

×
Разговор на Малине 10 сентября 2013 в 21:01
Проблемы с видео?
В материале:

Бакова Анастасия

Почему монархистка с Болотной проголосовала бы за Навального и отчего не может поставить знак равенства между ним и Ройзманом.


Екатерина Дегай: Стася, привет!

Анастасия Бакова: Привет!

ЕД: Мне кажется, что роль кандидата в мэры тебе вполне удалась. А ты как считаешь?

АБ: Ты знаешь, я тоже считаю, что вполне удачно сыграла эту роль. Мне очень жаль, что город меня не ангажировал на роль мэра. Потому что это был бы очень интересный исход гонки

ЕД: Сейчас ключевой вопрос, который, наверняка, тебе задают — что дальше? Что будет с этим политическим капиталом, который, безусловно, у тебя теперь есть?

АБ: Я тоже задаю себе этот вопрос. Это нормально. Я только что окончила институт, в моей жизни очень много всего произошло за это лето, я очень много пережила. Я считаю, что я очень повзрослела. 

ЕД: Повзрослела?

АБ: Да. Потому что мне кажется, что мне пришлось расстаться с некими моими юношескими иллюзиями. По многим поводам. 

ЕД: За всё, что с тобой происходило, ты хочешь сказать папе спасибо, или «блин, во что ты меня впутал?»

АБ: Несмотря на то, что каждый день я говорю ему «блин», я хочу сказать ему спасибо. Может, он хоть здесь его услышит. Я не самая покорная дочь, которую можно представить себе, но я думаю, что это, наверное, не так плохо. Я думаю, он рад, что у меня есть своя точка зрения и что я её отстаиваю в общении с ним. 

ЕД: Про эту кампанию говорят, что она была грязной. И вообще, про политику говорят, что много грязи всегда. Ты на себе это ощутила?

АБ: Конечно. Это большое количество давления. И не только давление: это грязная игра… С другой стороны, ты знаешь, в принципе, театр — это тоже такое место, где интриги имеют место быть. В принципе, вся наша жизнь не так чиста, как нам бы хотелось. Но кто-то же должен этим заниматься.

ЕД: Не было такого момента, когда по-девчачьи хотелось просто разреветься и сказать: да в топку это всё!

АБ: Во-первых, такое было. До сих пор плачу. Такое было, конечно, но это нормально. Я человек эмоциональный: если радуюсь, то очень сильно радуюсь, если грущу… Нет в этом ничего странного. Я могу сказать, что ничего ужасного, действительно плохого я не испытала по отношению к себе. Наоборот! Меня поразил отклик большого количества людей. Мне очень лестно, что меня поддержали очень многие информагентства, политжурналисты. То есть люди знающие ситуацию сделали реверанс в мою сторону и сказали, что им интересна моя кампания, что в ней есть что-то свежее, что-то новое, креативное. Я горжусь своей работой, я считаю её интересной, это то, за что мне не будет стыдно через пять лет. 

ЕД: Ты готова ещё экспериментировать? Может быть, съёмка ню? 

АБ: Нет, это не про меня.

ЕД: Табу?

АБ: В принципе, эта тема муссировалась, о том, что у меня тут (показывает на грудь — прим. Malina.am) всё хорошо. В принципе, меня упрекнуть в чём-то, кроме того, что я молодая и у меня большая грудь, достаточно сложно. Поэтому я не могу сказать, что меня это очень задевало. Я считаю это своеобразным комплиментом. А-а-а, в чём был твой вопрос?

ЕД: Насколько ты готова экспериментировать? Есть ли что-то совсем запретное для тебя? 

АБ: Я бы, конечно, не стала сниматься обнажённой. И я бы не стала танцевать в церкви. Я прошу заметить, что всё, что происходило в этой кампании, не носило агрессивный или маргинальный характер. Это было весело, это было ярко. Слава богу, что это кому-то понравилось и было интересно. Я довольна. 

ЕД: Любопытный момент. Когда мы решили, что будем снимать про тебя портретник, который мы сейчас все видели, мы решили договориться с театрами. Это самое логичное место, где можно тебя поснимать. Ни один театр города не согласился. Все сказали: нет, нет, ни в коем случае.

АБ: Почему? Я не понимаю, я что, террорист? Опасный в социальном плане человек? Я считаю это странным. Я считаю, что это необоснованно, в этом есть некая провинциальность, пока, к сожалению, присущая нашему городу. 

ЕД: Про твою предвыборную кампанию мы уже говорили. Давай про деньги, которые были потрачены на неё. Не могу не спросить — все любят считать чужие деньги. Восемь миллионов. Это, например, Audi R8 в кожаном салоне в максимальной комплектации и ещё сдача два миллиона. Это двушка в центре Екатеринбурга. У тебя, насколько мы поняли, нет квартиры?

АБ: У меня нет квартиры в Екатеринбурге.

ЕД: Это, наверное, вся коллекция Dolce&Gabbana или ещё что-нибудь за 2012-2013 годы. Много денег было потрачено. Тебе не было жалко?

АБ: Нет, это же не мои деньги, не я же их зарабатывала. Насчёт машины — я не вожу. В принципе, я не такая уж мещанка, как многим может показаться. Я, конечно, люблю вещи, но не то чтобы любила их больше, чем людей, чем какие-то моральные аспекты. Я считаю, что это был достойный вклад, и пусть я очень много шутила, но некую просветительскую миссию мы в каком-то масштабе исполнили. Для меня это немаловажно.

ЕД: Давай про московскую твою жизнь поговорим. Ты уже сказала, что она достаточно скромная. А вот какая? То есть ты ходила на учёбу, жила в однокомнатной квартире…

АБ: Там две комнаты. Но там 38 квадратных метров. Квартира замечательная, великолепная. Мама, папа — спасибо. Я не в претензии. 

ЕД: С кем ты там дружишь? Кем ты себя ощущаешь? Ты гламурная барышня, хипстер, кто?

АБ: Я вообще адекватный человек, у меня замечательные друзья, которых я просто по крупицам собирала. Я очень благодарна своей судьбе, что я встретила таких людей. Сказать, что я веду какой-то очень пригламуренный образ жизни, нельзя, но я посещаю периодически светские мероприятия, связанные с миром кино и театра, поскольку мне это интересно. Конечно, я хожу иногда расслабиться куда-то, провести время…

ЕД: В клуб?

АБ: Бывает. Но без фанатизма. Честно говоря, часто мне это делать неинтересно. И вообще, клубу предпочитаю место, — я очень люблю поговорить, как ты можешь заметить — где можно высказаться и услышать что-то интересное. 

ЕД: В сюжете прозвучала такая штука, что ты ходила на Болотную. Была такая история?

АБ: Да.

ЕД: А почему ты туда ходила? Зачем? Это твоя гражданская позиция?

АБ: Да. Потому что я чувствовала, что это будет верно в тот момент. Во-первых, я внутренне уже подошла к тому моменту, когда я перестала отрицать свою причастность к какому-то гражданскому обществу и поняла, что, конечно, разумный и взрослый человек свою позицию должен иметь. А за право иметь свою позицию нужно бороться. Я не неслась с топором наперевес, и вообще, во всей этой истории не было агрессии. Не только с моей стороны, но, во всяком случае, люди, которые меня окружали, не были агрессивны. Все были настроены на какие-то конструктивные перемены. Мне кажется это очень важным. 

ЕД: Ты всё равно живёшь в Москве. Вот если бы ты голосовала в Москве, за кого бы ты голосовала?

АБ: В Москве я бы проголосовала за Навального. Поэтому мне особенно обидно, что его настолько сильно ассоциируют с Евгением Ройзманом, что, я считаю, абсолютно неверно. Дело в том, что мои очень хорошие московские друзья считают, что эти фигуры тождественны, и празднуют его победу здесь, как будто бы это хотя бы часть победы Навального. Конечно, он попал под эту волну, но мы, жители этого города, прекрасно знаем, что это абсолютно разные истории. 

ЕД: Немножко о личной жизни. Все обсуждали твоего «жениха» — Лешу Меркулова из 66.ru. Все говорили, что тебе очень понравился во время интервью Ваня Некрасов. Это всё правда?

АБ: Нет, я не настолько…  Ну, вообще, честно говоря, я не очень люблю разговаривать про свою личную жизнь, и афишировать её я тоже не собираюсь. Я понимаю, что существует какой-то момент пиар-истории. И я ей не препятствую, но не хочется отвечать на твой конкретный вопрос.

ЕД: Главное, чтобы у тебя всё было хорошо. 

АБ: У меня всё хорошо, и мне всё очень нравится. Просто я не хочу пока выносить ничего на публичное обозрение.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Бакова Анастасия

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^