Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,06$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,06$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,06$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Как Россия зарабатывает политические баллы на конфликте в Сирии

×
Разговор на Малине 29 августа 2013 в 20:34
Проблемы с видео?
В материале:

Победаш Дмитрий

Специалист по международным отношениям Дмитрий Победаш: «С точки зрения морали мы в выигрыше, но в то же время теряем рынок вооружений и единственную военную базу на Средиземном море». 


Екатерина Дегай: Дмитрий, здравствуйте!

Дмитрий Победаш: Здравствуйте!

ЕД: Много сейчас говорят о ситуации в Сирии. Говорят, вот-вот начнётся война, во внутренний конфликт вмешаются другие страны, в частности, США. Расскажите, как нужно воспринимать эту ситуацию? Что будет происходить?

ДП: Всё будет очень плохо. На Ближнем Востоке всегда всё было очень плохо и сложно. Но нас как представителей государства может немного радовать то, что с моральной точки зрения мы в выигрыше. Потому что попытка любых силовых воздействий будет нелегитимна. 

ЕД: Сейчас многие спорят о том, кто применил химическое оружие. Какие есть версии? 

ДП: Официально мы ничего не можем утверждать до завершения миссии инспекторов ООН. Но интересно то, что участвовавшая в работе этой миссии Карла дель Понте, с российской точки зрения закоренелый враг, сказала, что, возможно, это оружие применили повстанцы. А США утверждает, что у них есть неоспоримые доказательства того, что оружие применило правительство. Но окончательно мы не можем сказать, кто применил. С военной точки зрения, правительству было бессмысленно применять химическое оружие.

ЕД: Почему?

ДП: Химическое оружие, с военной точки зрения, в принципе мало осмысленно. В любом случае, скорее всего, от такого оружия погибнут мирные жители. Кроме того, сложно спрогнозировать погодные условия, чтобы ветер не подул на своих. Тем более правительство Асада и так под очень сильным давлением. Если он нарушит какой-то такой порядок, то загубит ситуацию. А выгодно это, скорее, повстанцам, потому что это позволяет усилить давление на правительство Асада. 

ЕД: Ещё один любопытный факт: как раз в это время там находилась миссия ООН.

ДП: Это играет на руку тем, кто считает, что виновато правительство. Такая провокация выгодна повстанцам. Ещё интересно, что, условно говоря, на стороне повстанцев США, западный мир и Саудовская Аравия и Катар. Почему? Потому что Саудовская Аравия — это оплот исламизма, экстремизма. Такое государство, которое, скорее, должно быть врагом США, а на самом деле их стратегический союзник. Складывается интересная коалиция: Израиль, США, Саудовская Аравия в одном лагере. Особенно интересно, что в одном лагере Израиль и Саудовская Аравия.

ЕД: Вы сегодня на фейсбуке запостили фейковый диалог, в котором участвуют и Буш, и Обама, и Путин, и Хиллари Клинтон. В этом диалоге обсуждается происходящее в Сирии. Он выдуман, но отчасти отражает ситуацию.

ДП: Тут много таких наслоений. Скажем, США международное право для себя считают необязательным. У них приоритет национального права, поэтому они недоумевают, как так Россия может стоять на их пути. Интересно, что раньше Обама был славен тем, что умел налаживать диалог между партиями. Но сейчас он в таком патовом состоянии, его будут ругать, если он ничего не сделает. Если он что-то будет делать, то его будут критиковать за это. И в любом случае силовое вмешательство будет нелегитимным, потому что не будет одобрения Совбеза ООН.

ЕД: Можно ли предсказать, что в итоге будет происходить?

ДП: Сейчас происходят сознательные утечки информации от сторонников силового решения конфликта — от «Ястребов». Дескать, они посылают сигналы Сирии: «А мы можем сделать вот это, а мы можем сделать вот это». Наверное, не хочется ввязываться в какую-то военную авантюру, и поэтому они сначала просто припугивают. Сразу воевать никто не хочет, но давление уже велико.

ЕД: Россия в этом конфликте очень осторожна. Это так?

ДП: Нет, Россия резко против. Из-за этого Запад говорит, что в такой чрезвычайной ситуации может обойтись без решения Совбеза ООН, поскольку  массовые жертвы, оружие массового поражения, решения нет… Поэтому, раз Совбез не справляется, будем использовать либо НАТО, либо коалицию желающих. 

ЕД: Почему Россия не может выступить в роли «большого брата» и собрать всех за одним большим столом?

ДП: Потому что мы уже один раз согласились. Мы договорились по Ливии, и, с точки зрения российского правительства, нас просто грубо обманули. Поэтому сейчас любая резолюция по Сирии, с точки зрения России, должна быть однозначной. Второй раз наступать на те же грабли было бы полным идиотизмом.

ЕД: Как эта история может отразиться на нас?

ДП: Политические баллы мы зарабатываем на том, что наше решение абсолютно легитимное, относительно мирное, за соблюдения принципа суверенитета, за соблюдения принципа Совбеза ООН. С другой стороны, мы не можем противостоять такому силовому давлению Запада. Мы можем потерять потрясающий рынок вооружений, единственную оставшуюся базу для нашего флота на Средиземном море. Большой удар нашему имиджу будет нанесён. Именно поэтому Россия выступает против силового решения. 

ЕД: Существует ли риск для России, что после таких конфликтов и в наши дела будут вмешиваться?

ДП: С одной стороны, в международных отношениях уже заложена такая бомба противоречия. Принцип суверенитета — государство только на своей территории имеет право легитимно прибегать к насилию. С этой точки зрения, во внутренние дела Сирии вмешиваться нельзя, так же как нельзя американцам вмешиваться во внутренние дела России. С другой стороны, есть принцип гуманитарного вмешательства: если государство активно, агрессивно, последовательно нарушает права человека или права меньшинств, то в его внутренние дела надо вмешиваться. Но кто тогда будет решать, когда вмешиваться, а когда не вмешиваться? Наш ответ — Совбез ООН, единственный легитимный орган. Но весь Запад говорит, что идут такие чудовищные нарушения, а Совбез ООН не может выдать единой точки зрения. Значит, надо его обойти, вмешаться. Это нелегитимно, плохо, ничем не оправданно. Но это право сильного. Но для России это хорошо, потому что мы тоже сильные — пока у нас есть ядерное оружие, кто в наши внутренние дела вмешается? Такая сдерживающая роль ядерного оружия приводит к тому, что в мире есть такие государства, которые что хотят, то и делают, и есть государства, которые вынуждены жить по законам. Это был мощный фактор, который сыграл в Ливии. Каддафи отказался от оружия массового уничтожения — его свергли и убили. Это очень могучий фактор, который, например, будет подталкивать Иран к обладанию ядерным оружием. А ситуация в Сирии усугубляется тем, что это, условно, поле битвы между шиитским Ираном и суннитской Саудовской Аравией. И какие-то нехорошие развития событий в Сирии могут только подтолкнуть Иран к обладанию атомной бомбой. А Саудовская Аравия уже заявляла, что, как только Иран приобретёт ядерную бомбу, мы тоже приобретём. То есть если гасить конфликт силовыми методами, то будет только хуже. А не гасить и смотреть, как сотни тысяч людей погибают — тоже плохо. На наше легитимное решение никто не соглашается.

ЕД: По поводу фактора нефти. Какое в этом конфликте это имеет значение?

ДП: Здесь так много разных факторов, что говорить только о нефти вряд ли имеет значение. Но, в принципе, любая напряженность на Дальнем Востоке сказывается на нефти.

ЕД: Сейчас в Египте тоже неспокойная ситуация. Может ли там повториться сирийский сценарий?

ДП: Вообще всю эту арабскую весну даже американские учёные называют «арабской зимой», потому что чудовищная и страшная ситуация. В Сирии такое подавление восстаний длится уже с 80-х годов, только на волне арабской весны всё это так полыхнуло. И вот тут мы опять видим, в какой патовой ситуации находятся США, им, беднягам, опять деваться некуда. Они обязаны поддержать демократическое движение, но диктаторы поддерживают стабильность и безопасность на Ближнем и Дальнем Востоке. США находятся в заведомо проигрышной ситуации, кого бы они ни поддержали.

ЕД: Относительно Египта вы все-таки можете что-то сказать?

ДП: Обе стороны в Египте обвиняют во всём США. Трагедия США также в том, что они могущественная держава, без которой не обойтись, и их действия вызывают огонь критики с любой стороны. Многое можно сравнить с описанием путешествия на фрегате «Паллада». Там на каждой третьей странице: «Ну какие англичане хорошие, какие у них девушки красивые! Но какие же они гады! По всему миру свои щупальца раскинули!». С США точно такая же ситуация. Обидно мне за США, что их так все во всём ругают.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Победаш Дмитрий

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^