Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Часть 1. Жизнь Юлии Крутеевой «за стеклом». О фьюзинге: «Стекло — это красиво и больно одновременно. но эти порезы быстро заживают»

×
Разговор на Малине 26 августа 2013 в 23:38
Проблемы с видео?
В материале:

Крутеева Юлия

Как увлечение стало «красивым» бизнесом и помогло не сдаваться, когда объявлена травля.

Смотрите также:

Часть 2. Галерист Юлия Крутеева в свой день рожденья в одиночку уехала в Тобольск. «Я знала, что в галерею поползут псевдодрузья, и поняла: надо уехать» 

Часть 3. Галерист Юлия Крутеева: «Кому-то нужна публичность, чтобы ощущать биение жизни, ему нужно, чтобы город видел, как его любят. Я другая»

Эфир с Юлией Крутеевой

«Любовь — это лишь малая часть жизни. Сама жизнь гораздо больше»


Ольга Чебыкина: Здравствуй, Юлия.

Юлия Куртеева: Здравствуйте.

ОЧ: Давай начнём с искусства. Так заведено, что многие галереи покупаются богатыми людьми для своих родственников, жён, любовниц для того, чтобы им было чем заняться. У тебя совсем другая история. Что для тебя главное в этом деле?

ЮК: Когда речь заходит о предприятии, существует один простой закон: предприятие должно приносить прибыль. Иначе не на что будет это предприятие содержать и развивать. Но деньги в принципе не могут быть главными. Бизнесмены не зарабатывают деньги, они строят свою игру, где деньги — оценка результата. Деньги — это инструмент, которым очень удобно измерять. Я в равной степени уважаю людей, которые направлены на деньги, и тех, которые направлены на какие-то гуманитарные цели. Для меня галерея — это форма моей жизни. Я существую в ней с утра до вечера.

ОЧ: Ты человек с тонким вкусом. Насколько часто ты прислушиваешься к вкусу своих посетителей?

ЮК: Я никогда в жизни не руководствовалась мнением клиентов. Я никогда не смогу продавать вещи, которые мне не нравятся. 

ОЧ: Я слышала про песочные часы, в которых вместо песка были бриллианты. Ты сделала их и продала ещё до того, как они были изготовлены. Разве это не пошло?

ЮК: Они были не пошлые. Меня зацепила идея. Это было очень сложно с технической точки зрения. В результате получилась интересная, технически сложная и красивая вещь. Когда я работала в ювелирке, мне приходилось сталкиваться с очень сложными задачами. Я люблю создавать.

ОЧ: Для тебя бриллианты не лучшие друзья девушки в классическом понимании?

ЮК: Нет. Но я очень хорошо к нему отношусь как к творению природы: очень красивый камень.

ОЧ: Ты считаешь себя хорошим менеджером?

ЮК: Нет, я очень плохой менеджер. Менеджер — человек, который постоянно выстраивает процессы. Я в этом не сильна. Меня ведёт мой фанатизм, азарт сделать что-то. Но менеджер я точно не хороший.

ОЧ: Почему ты выбрала стекло? Это же больно, остро…

ЮК: Один из самых важных для меня моментов, это когда ты проводишь очень сложную линию, берёшь инструмент, слегка надавливаешь, и у тебя стекло распадается ровно по этой линии. В этот момент ты чувствуешь себя творцом. Я испытываю физическое наслаждение, когда веду стеклорезом по стеклу. Это момент власти. Власти над материалом, кусочком вселенной, кусочком хаоса. 

ОЧ: Ты часто резала руки?

ЮК: Конечно. Когда я только столкнулась с фьюзингом, там была очень интересная компания людей с определёнными взглядами, которые я на тот момент разделяла. И у нас бытовало такое мнение, что когда человек режет руки — это сопротивление материала. Возможно, потому что ты подошёл к нему без должного уважения, наспех… Я очень переживала по этому поводу, что я режу руки, пока один мой хорошо знакомый мастер не сказал: «Знаешь, я 10 лет занимаюсь стеклом, и я до сих пор режу руки». Такие порезы, кстати говоря, заживают очень быстро.

ОЧ: не бывает такого, что ты срываешься на свои творения, когда они приносят боль?

ЮК: Нет.

ОЧ: А есть какие-то вещи, которые ты никогда не продашь? И в чём магия того, что ты делаешь?

ЮК: У меня есть любимые работы. Я поставила на них заведомо завышенную цену, потому что тогда никто и не купит. А если и купит, то не так жалко. Я знакома с одним камнерезом из Челябинска. У него была очень красивая статуэтка из сердолика. Она мне так понравилась, что я умоляла его продать её мне. Но он сказал, что хочет, чтобы она немножко пожила с ним. Я думаю, что если человеку будет нужна какая-то вещь, я надеюсь, что я это почувствую и смогу расстаться с ней. Вещи должны жить своей жизнью. Если человеку нужна вещь, пусть она у него будет, я себе смогу сделать ещё. Вдруг она сыграет в его жизни какую-то важную роль.

ОЧ: То есть в твоём магазине самые дорогие вещи — это вещи, которые тебе больше всего дороги?

ЮК: В основном да, но могут быть и просто ошибки. Когда-то я купила минерал с скорпионом внутри, по-моему, за 3000 рублей. И поставила его в витрину для красоты. Через какое-то время я нахожу в отчётах, что этот скорпион был продан за 18 тысяч. Я спрашиваю у своих работников: «Как?». На что они ответили, что хотели спросить, сколько он стоит, у меня, но не смогли со мной связаться. Они сказали, что помнили, как я говорила что-то про цифру 3. В итоге они прикинули, что такая штуковина может стоить около 6000, и умножили эту цену на три. Они говорят, что женщина, которая купила его, была рада. Но это, конечно, свинство…

ОЧ: А много у нас хороших художников?

ЮК: Да.

ОЧ: Я вот не могу сказать то же самое о журналистах. В последние время все говорят о критической нехватке кадров, о том, что невозможно найти человека для примитивного исполнения банальных функций.

ЮК: Это так. Но всё-таки художник — это не профессия. Конечно, художник должен обладать в какой-то степени профессионализмом, но всё равно это другая субстанция. А что касается нехватки кадров, так это чистая правда. 

ОЧ: Я хочу спросить про картинку, которую ты выложила в фейсбук несколько часов назад, твой автопортрет.

ЮК: Мне почему-то очень захотелось её выложить. Этой картинке много лет. Я рисовать не умею, а тут я как-то взялась за карандаши, и раз-раз-раз… И вот так получилась эта картинка, нарисованная почти в одну линию. У меня такие рисунки ещё получаются в душе на запотевшем зеркале. Мне никогда не нарисовать что-то дельное специально, а тут ты знаешь, что срок жизни этого рисунка равен одной секунде, и, скажем так, не боишься ответственности перед будущим. 

ОЧ: В этот момент ты чувствовала себя именно так, как изображено на картинке?

ЮК: Да. Мне нравится эта вещь, потому что она отражает что-то такое, что есть во мне.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Крутеева Юлия

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^