Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Винный эксперт Таня Манн Пахмутова: «Я думала, что Чичваркин, продавец телефонов, создал магазин-игрушку, не заботясь о вине. Оказалось, это не так»

×
Разговор на Малине 22 августа 2013 в 23:11
Проблемы с видео?

Почему экс-владелец «Евросети» носит плед вместо пиджака и называет мобильные телефоны рыбой, которая может протухнуть.

Смотрите также:

Эфир с сомелье Семёном Соловьёвым

Винный брокер из Италии Карло Миравалле: «В Италии политика по отношению к бизнесу — бедствие»


Екатерина Дегай: Здравствуйте, Татьяна!

Таня Манн Пахмутова: Здравствуйте!

ЕД: Вас нам рекомендовал известный во всем городе сомелье Семён Соловьёв. Вы, собственно, в Екатеринбург приехали, чтобы провести дегустацию в его винотеке.

ТМП: Да, всё верно. Мы знакомы с Семёном уже много-много лет, учились с ним вместе в Италии.

ЕД: Очень интересно поговорить про ваше обучение. Вы же сейчас живете в Лондоне. Вы приехали туда учиться в специальной школе. Расскажите про неё.

ТМП: Эта школа называется «Wine & Spirit Education Trust». Это некий шаг для поступления в «Masters of Wine» — верхняя часть иерархии винного бизнеса. Туда невозможно попасть, если у тебя нет дипломного уровня. В этой школе люди учатся пошагово. Когда ты приходишь на работу в винный бизнес, у тебя просят карточку с твоим уровнем. Для каждой профессии необходим разный уровень.

ЕД: Про Евгения Чичваркина не могу не спросить. У него в Лондоне свой магазин. Был ли опыт общения с Евгением, были ли вы в его магазине, что там происходит?

ТМП: Я брала у него интервью. Причем интервью взять оказалось достаточно просто — он очень быстро среагировал, пришёл на встречу. Я была агрессивно настроена к нему, потому что мне казалось, что этот человек, который продаёт сотовые телефоны, взял винный бизнес как игрушку. Но буквально после первых 10 минут общения я полностью поменяла своё мнение.

ЕД: Он действительно разбирается в вине?

ТМП: Может быть, он и не винный эксперт, но винный бизнес он видит очень правильно. Мне понравилось, как он сказал, что продажа телефонов — это как продажа живой рыбы, а вино — это предмет на года.

ЕД: У нас есть небольшой видеофрагмент одного из интервью Евгения Чичваркина, он даёт его в своём магазине, и он укрыт пледом.

ТМП: Это не случайно, это не эпатаж. Он просто хотел показать, что в его магазине холодно, что он держит правильную температуру. 

ЕД: Отличаются ли те люди, которые приходят покупать вино в Англии, от тех, кто делает это здесь? Есть ли разница в потреблении вина, какие это люди, как они пьют?

ТМП: Разница, на самом деле, колоссальная. Во-первых, английские потребители более, что ли, доверчивы, более радужные, с ними можно шутить. То есть работать с ними на порядок проще, чем с нашими, российскими потребителями.

ЕД: Они больше разбираются в вине, чем наши?

ТМП: Я бы так не сказала, потому что Англия, в основном, пьёт не те же вина, что и мы. Очень приятно работать, но если вдруг покупатель будет каким-то сумасшедшим, то у нас есть правило — держать pokerface. У меня ни одна складочка на лице не образуется, если что-то будет не так.

ЕД: Хочется теперь перенестись из Лондона во Францию. У вас же есть еще один опыт стажировки в винодельческом хозяйстве «Шато Марго». Как там всё происходило, что была за стажировка?

ТМП: На самом деле, в французском виноделии есть много маленьких моментов в процессе производства вина. Я попросила сделать мне такого рода стажировку, чтобы меня просто каждый день водили к руководителям разных департаментов. Они мне рассказывали о своей работе, а потом я просто вставала в линию на персонал и начинала делать какие-то линейные работы: переливала вино из бочки в бочку, делала разлив бутылок. 

У них большое здание. Самая большая их ценность в том, что у них есть исследовательский отдел. Не каждый замок может себе это позволить. В отделе около семи человек, и они исследуют виноградные листья на предмет различных болезней, смотрят, какие ароматы появляются в вине и по какому принципу, они тестируют различного вида пробки. Это целая наука. Ни одна книга в мире не дала бы мне такого опыта. 

ЕД: Вы недавно были на краснодарских виноградниках. Какое впечатление?

ТМП: Когда мы делали конгресс международных сомелье в Сочи, на тот момент — это было лет семь назад — я понимала, что наши ничего делать не умеют. А в прошлом году я заметила, что появилось внимание к российским винам, и мне стало интересно. Мне было интересно, и я попробовала несколько вин. Я была удивлена, насколько оно было качественно. Во мне сыграла нотка патриотизма. Меня поразило там одно белое вино. Такой претензии в российском виноделии я не ожидала. Что интересного в Лефкадии? Они пригласили Патрика Лиона, это один из ведущих энологов в мире, и дали ему полную возможность творить. Они построили большую химическую лабораторию, где могут исследовать виноград. Когда я приехала в Лефкадию, мне предоставили возможность попробовать 41 российское вино.

ЕД: У нас в стране 41 винодельня. Это много или мало?

ТМП: Когда я общалась с одним из госчиновников Краснодарского края, Олегом Толмачёвым, он сказал, что в той же Австрии в сотни раз больше. По его словам, чтобы открыть винодельню в России, нужно 100 миллионов рублей для запуска производства. Но в России просыпается интерес к вину! Но открыть свою винодельню сложно. В том числе, этому никак не способствует российское законодательство.

ЕД: То есть вы верите, что может что-то кардинально измениться с российским виноделием?

ТМП: Я достаточно жёстко в этом плане настроена, потому что в Англии в переводе на наши деньги до 700 рублей ты можешь натолкнуться на совершенно бестолковые вина, бездушные. А в России на эти деньги можно купить очень хорошие вина. Я начала верить в наши вина. Главная беда наших вин в том, что через год они начинают угасать.

ЕД: Как непрофессионалу ощутить разницу между вином за 3000 евро и вином за 3000 рублей? Как правильно потреблять вино?

ТМП: Очень классный вопрос. На самом деле, всё дело в третичных нотках. У вина есть первичные, вторичные и третичные ароматы. В вине за 3000 евро, которое прошло достаточную выдержку, появляются третичные нотки. Если у тебя большой спектр вкусов в памяти, то ты сможешь это оценить. Есть такой тест. Кладешь на язык кусочек бумажечки. Кто-то чувствует горечь, а кто-то нет. И два совершенно одинаковых по уровню винных эксперта могут почувствовать по-разному.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^