Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Бизнесмен и коллекционер советского наива Надежда Агишева: «Кто-то сумки Birkin из крокодила покупает по 16 штук. У каждого свои способы социализации»

×
Разговор на Малине 5 июля 2013 в 20:35
Проблемы с видео?

Об уходящем архаичном сознании, цензуре и «липовой» амнистии для предпринимателей.


Ольга Чебыкина: Надежда, добрый день. В ГЦСИ открывается выставка «Принцип удовольствия» из вашей с супругом коллекции. 

Надежда Агишева: Куратор выставки Светлана Усольцева придумала очень нежную концепцию, когда мы приходим не на выставку, а как будто в дом коллекционеров, где есть условная спальня, условная кухня, условная столовая. Есть в этом некая ирония, когда, грубо говоря, в кабинетах совсем не портреты, в столовой совсем не натюрморты. Тем не менее, сама Светина идея мне показалась очень интересной. Приходишь на выставку, смотришь на всё это, а такое ощущение, что ты попал не на выставку современного искусства. За счёт цвета стен, за счёт разнообразия коллекции создаётся впечатление, что ты попал в приватное пространство. Для нас очень важно, что такая важная институция, как ГЦСИ, оказала доверие нашей работе по коллекционированию. Мы уже неоднократно сотрудничали в разных проектах. Это очень важный жест, внимание к тому, что мы делали в последнее время. 

ОЧ: В Перми вы недавно открыли музей советского наива. Вот я хочу спросить: что нужно, чтобы открыть музей? И вам-то это зачем? И почем у тема советскости не отпускает?

НА: Тема советскости никого не отпустит, пока мы все будем родом из детства. Пока не сменится поколение. Думаю, даже если оно сменится, мы, к сожалению, или к счастью, живём в этой визуальной культуре советского времени. Недавно в Перми была большая дискуссия о том, что является образом Перми, например. Были проведены социологические опросы, и очевидно, что как бы мы ни обращались к истории дореволюционной России, как бы мы ни смотрели на архитектуру, советские образы превалируют в сознании. Советские образы одно время отрицались. Мы поехали куда-то смотреть новое искусство, которое мы не видели никогда. Появилась дистанция, с которой можно на всё смотреть. Появляется ностальгия или более внятный интерес. Не отпустит. Я не думаю, что есть возврат к архиаке, есть интерес к этому явлению. Наверное, мы переживаем сложный политический момент, когда наивное искусство воспринимается менее агрессивно, звучит меньше критики. Интерес есть потому, что образы вытеснили наивное архаичное сознание, и очевидно, что наивного искусства больше не будет. Это последние художники, чье сознание образами не засорено.

Если говорить, почему наивное, то так в Перми сложилось, случайность, наверное, что в нашей коллекции сначала появились картины художников-аутсайдеров пермских, потом уральских наивных художников. Теперь мы уже более осознанно покупаем. 

ОЧ: Я сейчас ужасный вопрос задам: зачем бизнесмену и политику меценатство?

НА: Ой, ну, наверное, затем же, зачем и наивному художнику искусство. Без этого невозможно. У всех свои пристрастия. Кто-то лошадями интересуется, это нормально, кто-то сумки Birkin покупает по 16 штук, из крокодила. У каждого свои способы социализации. Для меня это работы в сфере культуры. Меня журналисты спросили: «А вы как выбираете?» Я говорю, это же не картошка, капуста. Мир по-другому устроен. Какие-то работы видишь на выставках. Какие-то работы специально для нас созданы.

ОЧ: Насколько покупка картин связана с бизнес-планами?

НА: Никак. Я ещё ни к одной работе не подходила с точки зрения потраченной суммы, смогу ли я это коммерциализировать и хотя бы за эти же деньги продать. Рынок российского искусства очень специфический, очень узкий. 

ОЧ: Позволю себе несколько актуальных вопросов: например, закрытие фестиваля «Текстура», когда к Кириллу Серебренникову по просьбе госпожи Мизулиной приходит следователь и допрашивает его на предмет сцен педофилии в спектакле, который много-много лет с успехом идёт. 

НА: С точки зрения «Текстуры», я бы пока не стала говорить, что он совсем закрыт. И я как человек, знающий изнутри, могу вам сказать, что ситуация с фестивалем в меньшей степени связана с политикой цензурирования. А что касается спектаклей — цензура пугает, потому что на фоне растущего радикализма, связанного с охраной чувств разного рода сообществ и групп, немного начинаешь чувствовать себя неуютно. Мы должны уважать религию, но мы должны уважать и людей, которые отрицают религию. 

В Перми, например, очень лояльно всегда к этому относились. Меня пугали вливания религиозных предметов в школьную программу. Это факультативно, но на таком уровне это всё даётся, что это невозможно отследить. У меня дочь повезли на экскурсию по храмам Перми. Ей не разрешили снять шапку в церкви, ей там стало плохо, потом приехали в мечеть, там более лояльно. И вот она мне сказала: «Мне больше понравилось в мечети, там очень вкусно пахнет». Я против того, чтобы ребёнок посещал такие храмы без меня и делал выводы непонятно из чего, что ей там говорят. Даже если это общеобразовательные вещи, религия — это философия. Могут ли это объяснить десятилетнему ребёнку в школе? Я сомневаюсь. Это сфера интересов семьи. Каждого человека в отдельности. 

ОЧ: Закон об амнистии предпринимателей. Знаю, что непростая ситуация у вас с супругом. В Европейском суде идут обжалования, доказываете его невиновность, вы его активно поддерживаете, что логично. Для вас закон об амнистии — это знак того, что власть располагается в сторону бизнес-элиты или фикция?

НА: Фикция. Большинство тех статей, по которым необоснованно в ходе рейдерских захватов, в ходе давления, в том числе политического, были осуждены предприниматели и те, кто реально находится в местах лишения свободы — это 159, 160 статья УК РФ. Эти статьи не попали в проект амнистии. И те, кто пострадал, у кого отобрали бизнес, под амнистию не попали. Та идея, которую продвигала либеральная часть власти, многих не коснулась. Это фикция.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^