Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -6°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Максим Зверков: «Кокошники и матрёшки как образ России — это неплохо, если за ними что-то стоит»

×
Разговор на Малине 4 июля 2013 в 22:36
Проблемы с видео?
В материале:

Зверков Максим

Как позиционировать промышленную выставку внутри страны и за рубежом.

Смотрите также:

Эфир с Максимом Зверковым

Максим Зверков: «Счастье — это первые три секунды после запуска проекта»

Президент ГК FORMIKA: «В Екатеринбурге качество жизни выше, чем в Москве»

Всем поклонникам «Теории большого взрыва»: на ИННОПРОМ приедет один из создателей теории струн

Знакомые всё лица: в этом году на ИННОПРОМ снова приедут Дмитрий Медведев и Карим Рашид


Екатерина Дегай:  Конечно, нельзя не поговорить об ИНННОПРОМе. И прежде, чем мы начнём разговор, я предлагаю зрителям посмотреть презентационный ролик этого года. Ранее мы уже говорили в этой студии и о спикерах этого года, и о том, почему не будет детского дня. Сейчас я предлагаю эти вопросы уже не затрагивать. И зрителям хочу напомнить, что мы будем проводить прямые трансляции с ИННОПРОМа, 11-12 июля. Вы можете в любое время к нам подключаться. А с тобой, Максим, мы поговорим о закадре выставки. Главный показатель успешности выставки — это количество заключённых контрактов. В прошлом году это были контракты на 186 миллиардов рублей. И здесь важно понять, превращаются ли эти контракты в реализованные проекты. Вы это как-то отслеживаете?

Максим Зверков: Для начала хочу сказать, что с этим мифом я активно пытаюсь бороться. Не является главным показателем успешности выставки количество заключённых контрактов. В подтверждение моих слов давайте вспомним Ганновер. Вы не найдёте таких показателей. Ими никто не хвастается, о них никто не говорит. Задача организаторов заключается в том, чтобы собрать правильных экспонентов и к ним правильную аудиторию, чтобы появился тот самый качественный контакт. Кто-то кому-то что-то продал, кто-то вложил деньги. Мы же взрослые люди, мы понимаем, что это не два человека, которые встретились на выставке и сразу подписали контракт, который месяцами подготавливается юристами. Такого нет. Чем больше участников, тем больше возможностей. Участники рублём голосуют. В этом году у нас более 510 компаний. Но мы же русские, долго запрягаем, быстро едем, поэтому компании ещё приходят, ещё регистрируются. 

ЕД: В этом году вы акцентируете внимание на том, что теперь ИННОПРОМ — это действительно федеральный проект. Екатеринбург победил в этой схватке за право быть главной промышленной выставкой страны. У кого он это право отвоевал, кто претендовал и как удалось это право получить?

МЗ: В Питере было много проектов, в Москве. Проектов с претензией на Ганновер. 

ЕД: Наверное, отчасти помогла ещё и история с ЭКСПО-2020. Я понимаю, что ты к этому проекту не имеешь никакого отношения, поэтому просто хочу спросить: ты веришь, что ЭКСПО-2020 может проходить в Екатеринбурге?

МЗ: Да, я верю, что шансы есть хорошие.

ЕД: Ваша компания готовила акцию «Россия — страна партнёр» на Gannover Messe, которая проходила в апреле. У нас есть видео, предлагаю посмотреть, потом поговорим. В этом видео были девушки в кокошниках. Это те ценности, которые мы транслируем на Запад. Почему каждый раз девушки в кокошниках? У нас есть ещё одна фотография — русская выставка в Париже и наши гигантские матрёшки. Почему каждый раз девушки в кокошниках?

МЗ: Это, наверное, зависит от того, кто делает. Девушек в кокошниках привозило министерство образования. Так же, как и раньше, у нас на ИННОПРОМе был пресловутый мёд с курами. Но мы не можем лимитировать и говорить, чтобы к нам не приходили. Это неправильно. Мы просто стараемся создать такую среду, чтобы туда никто не приходил с мёдом, чтобы им просто это было невыгодно и неинтересно. Если матрёшки и девушки в кокошниках — это единственное, что мы привозим, это плохо. А если есть суть, содержание, цели, с которыми мы приехали, если под цели есть задачи, мы понимаем, как мы их выполняем, с помощью каких инструментов, то кокошники — это наш национальный колорит, в этом нет проблемы. Если же это основное, то, в моём понимании, это плохо. Это значит, что не нашли сути.

ЕД: В Ганновер вы что привозили в рамках этой акции?

МЗ: У нас было 310 участников по 12 павильонам. Мы привозили образцы российского промышленного дизайна, мы привозили около 15 регионов, различные компании, которые представляли именно технологические новинки, технологические разработки. А открытие, которые вы показали, там как раз было сочетание: мы интегрировали в немецкое открытие российской частью на шесть минут посыл технологических идей, куда был встроен, включён балет Мариинского театра. Это всё сочеталось, как нам показалось, очень хорошо. Это наше национальное, я не вижу в этом ничего плохого. Я это не отрицаю, но, как я уже сказал, считаю, что это не может собой заменять суть. 

ЕД: Когда проходят мероприятия такого уровня, интересно поговорить о том, насколько вообще сложно получить право организации. Это же всегда тендеры. Вокруг этого всегда много скандалов. Тот же «Инконнект», который всегда был монополистом, который участвовал и побеждал в этих тендерах — и сейчас идут судебные процессы. И в СМИ регулярно пишут о том, что это одна из самых коррупционноёмких отраслей, как, например, строительство. Говорят, там 30-50% составляют откаты. Что ты можешь про это сказать?

МЗ: Мы частная компания. У меня, например, нет никаких родственников в органах. Ничего нет. Мы приходили и выигрывали тендеры. Были бы предложения. Тот же «Инконнет» выигрывал. Есть много компаний, которые выигрывают тендеры на тот же ИННОПРОМ. Предложение должно быть хорошее. Мы делали очень много работ. Мы к государству пришли год на шестой нашего существования, когда мы уже построили большое число больших экспозиций, никак не связанных с государством. Мы строили маленькие компании, потом побольше, побольше и вышли на таких монстров, как «Газпром», потом работали с министерством экономики, участвовали в конкурсах — это всё доступно, нет никаких ограничений. Многие говорят, что всё плохо в России, не дают делать бизнес. На своей практике могу сказать — нет, это не так, всё возможно. Более того, у нас настолько низка конкуренция, причём практически во всех отраслях. Та же Германия — там всё настолько расписано, настолько всё занято, что вздохнуть невозможно. У тебя там будет 58 конкурентов, и тебе надо будет микроны выигрывать, чтобы стать лучше них. У меня производство выросло не потому, что я хотел, а вопреки. Мы рисовали стенды, продавали их, отдавали подрядчику строить, а потом получали свой менеджерский процент. Нам пришлось идти в подряд, потому что наши подрядчики были настолько перегружены, что они отказывались от наших заказов. А это был какой-то 2002 год. И я могу сказать, около 2000 года, когда я начинал, выставочных компаний в стране было максимум 50. Сейчас их, наверное, 250, если не больше. За 10 лет так всё изменилось. 

ЕД: Если говорить о Ганновере, о каких бюджетах идёт речь в случаях с международными выставками? Это сопоставимо с бюджетом ИННОПРОМа?

МЗ: Это приблизительно так же. 150 миллионов, где-то так. Это была акция. Для сравнения, в Ганновере 6500 участников, у нас 510. Это чтобы понимать масштабы.

ЕД: Что там, в Ганновере, делают хорошо, что вы используете здесь на ИННОПРОМе?

МЗ: Например, проект, который в этом году стартовал — Global Investment Lounge — мы посмотрели и поняли, как он работает в Ганновере. Это площадка переговоров для тех, кто приехал без стенда.

ЕД: Если говорить о масштабах страны, мы уже сказали, Москва, Питер, Екатеринбург. Теперь вы собираетесь строить выставочный комплекс в Минводах. Звучит странно, учитывая, что Минводы не самый большой и развитый регион, это крошечный городок. 

МЗ: Мы выставочный комплекс не строим, мы будем им управлять и проводить мероприятия. Есть такое понятие: яйцо или курица. Сначала нужно развить индустрию, а потом к ней выставочный комплекс. Выставки — это сервис для промышленности. А если промышленности нет, нужен ли сервис? Но те же немцы в 1956 году открыли выставку, когда не было промышленности. И они считают, что именно мероприятие помогло развить промышленность именно в этом регионе. И они считают, что именно мероприятие помогло развить промышленность именно в этом регионе. Так же и с выставочными комплексами. Если там будут проводиться правильные и нужные бизнесу мероприятия, то постепенно это будет способствовать развитию региона. Решение о строительстве было принято Корпорацией развития Северного Кавказа. А мы, соответственно, будем стараться управлять и стараться помочь этому региону развиться. 

ЕД: Вернёмся к ИННОПРОМу. В этом году много иностранных компаний, более чем из 50 стран будут делегации и экспоненты.

МЗ: Из 70.

ЕД: Тем более. Интересно, как происходит переговорный процесс, какие вы аргументы приводите? Когда вы ездили в Китай, например, вы говорили им, что в Екатеринбурге проходил ШОС. И реакция была положительная. Или нет? Не работало?

МЗ: Совершенно не работало. Китайцы рассматривают не Екатеринбург, а страну. Так же, как и с ЭКСПО-2020. Будут выбирать страну, в первую очередь. Они хотят в Россию, мы приезжаем и говорим, что у нас главная промышленная выставка, больше всего участников, бизнеса, представителей власти. Это им интересно.

ЕД: Переговоры по телефону или ездите по странам?

МЗ: Телефон, почта, с кем-то общаемся в Ганновере, с кем-то остаются контакты с прошлого года, куда-то ездим сами. Карим Рашид, который был тут в прошлом году, очень полюбил и мероприятие, и город. Он нам сам писал, что хотел бы приехать и в этом году.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Зверков Максим

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^