Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Ольга Зайченко, ресторатор и владелица сети салонов красоты: «Испытание деньгами мой первый брак не выдержал»

×
Разговор на Малине 31 июля 2013 в 20:34
Проблемы с видео?
В материале:

Зайченко Ольга

Как выстроить отношения в семье, чтобы вторая попытка была успешной.

Смотрите также:

Эфир с Ольгой Зайченко

Ольга Зайченко: «Прошлого я не стесняюсь. Да, это было, ну и что?»

Ресторатор Ольга Зайченко: «Когда люди отравились нашими роллами, это было так жутко, что мы чувствовали себя преступниками»


Ольга Чебыкина: Оля, здравствуйте! 

Ольга Зайченко: Добрый день!

ОЧ: Работа на скорой помощи, работа в детском саду, челночный бизнес, тюки, которые таскали на себе — это всё прошлое. Сейчас с высоты своего успеха и гармоничной жизни верится, что всё это было с вами?

ОЗ: Иногда мне кажется, что это был сюр. Но на самом деле так оно и было.  

ОЧ: Часто вспоминаете картинки того далёкого времени, картинки неблагополучия или сейчас дзен найден? 

ОЗ: Нет, нет, нет. Совсем нечасто. Я не могу сказать, что это было… Я даже не могу это вспоминать плохо, потому что в каждом моменте было больше хорошего. 

ОЧ: В каждый конкретный момент люди себя представляют через несколько лет. Если отмотать время в 1995 год, сложный год, вы представляли себя той, кем являетесь сейчас? О чём мечтали и насколько это разошлось с тем, что есть сегодня, или, наоборот, совпало? 

ОЗ: Думаю, совпало. Даже если вспоминать своё детство, я практически всегда тяготела, во-первых, к парикмахерскому искусству. Я любила стричь, начиная с кукол, своего брата, подруг, вила кудри. Я резала мамины платья, чтобы сделать себе красивый наряд. В те времена ничего не было. Мне часто за это попадало, но родители меня прощали всегда. Платье порезано, но зато у меня есть новый наряд. Я очень любила стряпать. Как только родители уходили из дому, я приглашала подруг и у нас начиналась стряпня. Стряпали пироги, сахар варили, сгущёнку. Мне за это тоже попадало, но мне это нравилось. Может быть, где-то в подсознании я хотела быть тем человеком, которым являюсь сейчас. Что касается гор, я всегда любила ходить в походы.

ОЧ: Получается, родом из детства и оба бизнеса, про ресторанный бизнес чуть позже поговорим, и горы, и бизнес, связанный с красотой?

ОЗ: Мне кажется, да. Я даже вырезала картинки. Хотя журналов тогда таких не было, но я находила и самые красивые вещи я всегда вешала на стену. Не плакаты, как это модно было, а те картинки и сюжеты, которые мне очень нравились.

ОЧ: Это визуализация.

ОЗ: Я тогда не знала, как это называется. 

ОЧ: Раньше не было такого термина.

ОЗ: Как-то я это делала.

ОЧ: Тогда как угораздило на дефектолога-логопеда выучится? С вашей бизнес-хваткой, одухотворённым творческим подходом ко всему такая рациональная стезя: выучился — нужно идти обучать детей?

ОЗ: Я выучилась и пошла преподавать, обучать детей. Время такое было, вокруг все начали это делать. Я смотрела, понимала, что на ту зарплату, которую я получала, мне реально было очень тяжело прожить, хотя и муж работал. Он тоже меня спросил: «Что мне делать?» Либо карьеру, он эколог по образования, это сейчас экология, а раньше какая экология! Либо деньги зарабатывать. Я ему почему-то сказала зарабатывать деньги. Может быть, хотелось, чтобы картинки, которые были в детстве на стенах, появились в реальности, хотя я об этом тоже не думала.  Единственная мысль — нужны деньги, чтобы платить за квартиру, там уже ребёнок был, чтобы ему какую-то одежду покупать; тогда одежда была по талонам, либо шить самой, либо ехать на Шувакиш, кто это помнит, а там тоже всё стоило дорого, даже зарплаты не хватало на ту вещь, которую хотелось купить. В принципе, и сейчас многое повторяется, всё по спирали развивается. Есть такие вещи, которые я тоже не могу себе позволить сейчас. Но это жизнь, значит, будем работать больше. 

ОЧ: Нет денег — тряси мужа, чтобы больше зарабатывал. Вы на себя всегда немного одеяло перетягивали? Не сыграло ли это злую шутку в отношениях с первым супругом? 

ОЗ: Может, в какой-то мере и сыграло, потому что когда появляются деньги, не все выдерживают испытание деньгами. Есть такие примеры. Возможно, в тот момент мы не выдержали этого испытания.

ОЧ: Когда сначала денег не было, потом стали зарабатывать.

ОЗ: Да. Потом они появились они, и тебе кажется, что ты всё, ты такая… у тебя есть деньги. Я могу это и это. Перестаёшь советоваться, перестаёшь замечать вещи, которые важны, когда живёшь с человеком вместе и делишь с ним и хорошее, и плохое. Возможно, я не выдержала испытания, возможно, он. Я не знаю, но думаю, виноваты оба. 

ОЧ: Наверное, и в разрыве и в счастье всегда оба.

ОЗ: Семья — это не сказка, это очень большой труд.

ОЧ: Бизнес — это мир жёсткий, даже если красивый. У вас два красивых бизнеса: ресторан и салон красоты. Возможно, красивый бизнес ещё более жёсткий, чем остальные. Вы не выглядите как железная леди, имею в виду внешний образ: элегантность, женственность, каблуки в 15 сантиметров. Но являетесь ли вы железной леди внутри?

ОЗ: Я не могу себя назвать очень железной, но я чётко понимаю, что есть такие вещи, которые нужно доводить до конца, как бы ни было сложно, жалко человека, но если он не выполняет то, что должен делать, нужны меры. 

ОЧ: Вы строгий руководитель?

ОЗ: Я считаю себя справедливым руководителем. 

ОЧ: Соответственно, требовательным?

ОЗ: Я достаточно требовательная, но мне кажется, справедливая (смеются). 

ОЧ: У ваших девчонок можно было бы спросить, но когда я имею возможность наблюдать в ваших салонах, мне кажется, они вас немного побаиваются в нормальном смысле слова.  

ОЗ: Мы же тоже ответственны перед людьми, которые к нам приходят. Мы берём на себя очень большую ответственность — люди нам доверяют, и мы должны сделать всё, чтобы доверие было оправдано. Поэтому я требовательна, у нас есть корпоративные требования относительно внешнего вида, режима работы, поведения. Я считаю, что это нормально и это должно быть.

ОЧ: В одном из интервью вы рассказывали, что во время похода вам присудили звание самой гламурной в группе. Это ещё раз подтверждает тот тезис, что вы называли: женщина должна быть красивой вообще всегда, даже спя, идя в горы, выныривая из морских глубин. Это так?

ОЗ: Мне кажется, не очень трудно оставаться женщиной даже в таких условиях. Для этого нужно умываться, взять защитный крем, помаду с spf-фактором, и пусть она будет немного с оттенком. Столько средств, которые можно легко использовать даже в походе. И при удобном случае помыть голову — не думаю, что это сверхусилия. А насчёт красивой спортивной одежды, её столько, что хочется покупать и идти, идти в горы, потому  что это красиво бывает.  

ОЧ: Продефилировать, в конце концов.

ОЗ: Да. Там, среди гор. Почему нет?

ОЧ: Хотела бы поговорить про эстетику гламура. В своё время популярное слово, явление было, а потом подувяло. С 2008 года стало даже ругательством. На смену пришли хипстеры, минимализм, простота в одежде, кедики и растянутые маечки. Для вас гламур — это что? И умер ли он для вас?

ОЗ: В том понимании, которое было вложено в понятие «гламур», я никогда не была такой гламурной. Я тоже люблю простые вещи. Когда я еду на отдых, в выходные дни, я не всегда так одета. У меня есть и кеды, и шорты, и спортивные костюмы. Мне кажется, это всегда должно быть к месту. Если мы живём в городе, я не понимаю, как можно ходить в шортах и без майки. Мне кажется, это неприлично по крайней мере. Или практически в лифчике прогуляться по городу. Мы не курортный город, и об этом не надо забывать, как бы жарко не было на улице. 

ОЧ: Сейчас задам, наверное, не очень приятный вопрос, который в СМИ широко обсуждался. Почему женщины, которые работают в бизнесе и индустрии красоты и моды, в частности, которые владеют бизнес-этикетом, требуют этого от своих сотрудников, в публичных дискуссиях могут быть агрессивны? Я даже не про вас больше, а про конфликт c Верой Доринской в социальных сетях. Напомню зрителям: она разместила сообщение в социальной сети, в котором спрашивала, когда же эксклюзивное средство для ухода за волосами, которое есть только в Майами, появится в России. Вы заметили, что в ваших салонах они уже есть. И от интеллигентной девушки посыпались оскорбления. «Не надо врать» — это было самое мягкое. Как это объяснить? Что это такое? Как это вообще возможно, ваш публичный конфликт?

ОЗ: Я себя за это сильно ругаю, считаю, что повелась. Сыграло, может быть, что-то женское, но я себя не оправдываю в этой ситуации. Я тоже была неправа, потому что не надо было. Я давно  забыла, что это было. Меня иногда спрашивают: «Как, там будет Вера, ты можешь туда прийти?». Конечно, могу. То, что это было — это было.

ОЧ: Вы здороваетесь? Виделись с ней?

ОЗ: Я её не видела. Нет, я её видела, мы были в Таиланде. Я здоровалась, честное слово. Я была готова к тому, чтобы это было забыто. И я говорю это совершенно публично, и если Вера меня слышит, пусть знает, что я ничего не имею против неё, её бизнеса. Я буду рада, если он будет развиваться. Нам в городе нужны хорошие предприятия. 

ОЧ: И вообще Екатеринбург очень тесный.

ОЗ: Он тесный, и мы постоянно где-то пересекаемся. Мне даже некомфортно иногда, когда меня спрашивают, что она там будет. Ну и что такого? Ну, здравствуйте, Вера!

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Зайченко Ольга

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^