Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Бизнесвумен Юлия Франгулова о жалобе на «эротическую» рекламу своей клиники: «Я хочу поблагодарить эту женщину за экономию рекламного бюджета»

×
Разговор на Малине 30 июля 2013 в 20:52
Проблемы с видео?
В материале:

Франгулова Юлия, Линлайн

О бизнес-бесстрашии, женских отговорках и стереотипах в индустрии красоты.

Смотрите также:

Эфир с Юлией Франгуловой

Под руинами в Грозном остались её спортивные награды, фотографии, мечты и планы. «Прошлого нет, есть настоящее и будущее»

Юлия Франгулова о том, как дочка повторяет её путь: «Мама, а медали когда давать будут?»


Екатерина Дегай: Юля, здравствуйте.

Юлия Франгулова: Добрый день.

ЕД: Вы просто прекрасно выглядите, украшаете нашу студию.

ЮФ: Спасибо!

ЕД: Хочу вас поблагодарить, что вы пришли. Вы человек, про которого можно сказать «self-made», это вызывает безусловное восхищение. Когда мы готовились к этому эфиру, мы договорились, что не говорим про прошлое, хотя это история просто удивительная. Будем говорить про настоящее и будущее, в котором вы живёте. Предлагаю начать разговор с бизнеса. Сейчас говорят о выходе вашего бизнеса на международный рынок. Вы открыли клинику в Париже и, я знаю, сейчас собираетесь открывать клинику в Испании.

ЮФ: Да, в Париже уже две клиники. В Барселоне мы собираемся проект запустить в конце сентября.

ЕД: Но это так странно звучит. У меня существует такой стереотип: всё, что касается рынка красоты, приходит к нам оттуда, с Запада. Все эти технологии, процедуры, препараты, всё приходит оттуда. А вы, получается, действуете наоборот: вы туда заходите, на этот рынок, где они, кажется, должны быть абсолютными лидерами. Как этот выход на международную арену происходит?

ЮФ: Вы абсолютно правы, это просто стереотип. На самом деле столицей красоты в глобальном смысле этого словосочетания является Париж, все профессиональные тусовки специалистов проходят именно там. Есть масса интересных компаний, которые производят интересные косметические линии. Но с точки зрения сервиса, с точки зрения обслуживания клиента Россия очень далеко ушла вперёд.

ЕД: Парадоксальное заявление, мне кажется, только что прозвучало.

ЮФ: Двухлетний опыт пребывания на этом рынке это доказал. Очереди в нашу клинику не стоит, конечно, но достаточно плотная запись, и люди уже по достоинству оценили качество сервиса. Потому что доктор — достаточно редкая специальность во Франции. Качество сервиса в среднестатистическом выражении в области именно эстетической медицины не очень высокое, потому что спрос в большинстве случаев превышает предложение. В классике бизнеса есть такая ситуация. Это предложение может быть не очень качественным. То есть конкуренция на самом-то деле достаточно низкая именно в области этого профессионального сервиса.

ЕД: У вас там работают российские специалисты?

ЮФ: К сожалению, нет. Работают французские доктора, и это была, в общем-то, одна из самых больших сложностей, остаётся она и до сих пор — это сложность работы с этой категорией специалистов, которые привыкли, что доктора там – боги. Всё, что говорят они, принимается за чистую монету, и они достаточно редко заботятся о потребностях самого клиента. И научить их клиентоориентированному сервису, который является нашим конкурентным преимуществом, было достаточно сложно. Не буду скрывать, первые полгода работы в Париже сопровождались постоянной текучкой врачебного персонала, что обходилось достаточно дорого, потому что средняя окладная фиксированная часть зарплаты врача во Франции — 6000-8000 евро. Тогда как в России специалисты в области эстетической медицины работают, в основном, по договору подряда, то есть без всякого фикса.

ЕД: Понятно, Париж, столица красоты. Почему теперь Испания?

ЮФ: Барселона сейчас нам интересна чем? Все прекрасно знают, страна находится в стадии серьёзного кризиса, а области эстетической медицины это на руку. Очень много небольших частных практик закрывается, остаются достаточно крупные игроки, и в сегменте среднего бизнеса, в сегменте, ориентированном на среднего клиента, в котором мы работаем (не работаем в экономе, не работаем в премиуме, работаем именно в среднем сегменте), как раз есть спрос на качественный, не очень дорогой сервис в области эстетики. А рынок здоровья и красоты, он, как и в кризис 2008 года, никуда не провалится. В этом я абсолютно уверена.

ЕД: Все всегда хотят быть красивыми.

ЮФ: Конечно! Здоровый образ жизни — это тренд, от него не денется никуда и никто. Если даже человек как-то сокращает своё потребление, то он не сократит расходы именно на эту сторону.

ЕД: А есть какие-то преграды? Что нужно, чтобы открыть бизнес там? Или это точно так же, как открыть клинику здесь? Есть какие-то особенности?

ЮФ: Преграды в большей степени в голове. Мы сами себе придумываем. Точно так же, как в своей бизнес-практике я раньше достаточно часто сталкивалась с существующим стереотипом «Женщина в бизнесе — это нечто другое, чем мужчина». Решить можно абсолютно всё. Естественно, там другие условия открытия, естественно, есть какие-то плюсы и есть минусы. Если брать область лицензирования, например, и юридическую сторону вопроса, в Европе уведомительный порядок открытия.

ЕД: То есть проще, получается?

ЮФ: Да, получается проще. С другой стороны, уровень ответственности выше.

ЕД: Хочу поговорить про рекламу. Во Франции, например, вы столкнулись с запретом рекламы медицинских услуг. То есть там можно только из уст в уста рекламироваться, используя, по сути, традиционное сарафанное радио. Хотя в вашем случае, наверное, это и есть самый эффективный способ?

ЮФ: Порядка 55-60% клиентов в работающие больше двух лет клиники приходят по рекомендации. Во Франции очень хорошо работает product placement. Нужно сделать что-то интересное, нужно доказать, что ты можешь оказать качественный, интересный сервис, и тебя покажут. У нас был опыт в конце прошлого года, в ноябре, если я не ошибаюсь, нас снимал Telematin, это канал France 2, самая популярная утренняя программа в Париже, которая имела оглушительный успех. Но, к сожалению, это некоммерческое размещение. Есть определённые бартерные соглашения с сотрудниками и так далее. Но если сюжет вызвал интерес один раз, то второй раз уже на коммерческой основе его, к сожалению, показывать не будут. Поэтому нам постоянно нужно что-то придумывать, генерить, чтобы вызывать интерес у СМИ для того, чтобы они как-то о нас рассказывали.

ЕД: Но у вас это получилось в России. Знаю, что у вас сейчас есть сложности, потому что на вашу рекламу пожаловались. Расскажите.

ЮФ: Да. Жалоба поступила в федеральную антимонопольную службу на нашу, на мой взгляд, достаточно эстетичную и привлекательную рекламную конструкцию: обнажённое тело с бантиком в области бикини, рекламирующее лазерную эпиляцию. Как выяснилось, щит размещался недалеко, в 50 метрах от детского сада. Хотя на самом деле мой офис находится в этом же филиале, с которого началась эта история, и о существовании детского сада на протяжении четырёх лет я не знала и, конечно, он находится вовсе не в 50 метрах. Пожаловалась женщина, сказала, что водит в детский сад своего ребёнка, и неприлично, непристойно и даже пошло показывать такие вещи детям. Получила широкую огласку эта жалоба.

ЕД: То есть федеральные каналы вас снимали?

ЮФ: Да, даже федеральные каналы. Я не запомнила имя этой женщины, но оно есть на сайте Lifenews. В общем-то там достаточно полное её интервью, но я ей хочу сказать огромное спасибо и поблагодарить за экономию рекламного бюджета. Потому что бесплатный PR, который мы получили, начался 25 июля (у меня день рождения, кстати, был в этот день, в общем-то, это был хороший подарок), инерция есть до сих пор. В общем-то, в низкий сезон для эстетической медицины, в летний, это достаточно серьёзное подспорье.

ЕД: То есть вы как мать не видите в этой рекламе абсолютно ничего зазорного, правильно я понимаю?

ЮФ: Абсолютно! Это достаточно эстетичный образ, и запрещать нужно не всё, что имеет эротическое содержание, а порно нужно запрещать в отношениях родителей и детей. Я имею в виду, когда родители не занимаются детьми, при этом они занимаются подобными вещами и могут нести, не побоюсь этого слова, ересь. Мне кажется, всё это, в общем-то, в основном от безделья.

ЕД: Это позиция. Хотя я уверена, что по ту сторону экрана, конечно же, найдутся мамочки, которые будут готовы закидать вас тухлыми помидорами. Это, наверное, удел сильной женщины — всегда принимать на себя удар в любой ситуации. Про это тоже хочу поговорить. Вы уже немножечко затронули эту тему — сильная женщина, женщина в бизнесе. Приходилось ли действительно ощущать, что как-то иначе к тебе относятся, или у вас такой рынок, что это логично, что им занимается женщина, и это нормально для такого бизнеса?

ЮФ: На первоначальном этапе становления бизнеса это опять же было, скорее всего, моим барьером в голове. Я была подвержена общему стереотипу, и когда у меня что-то не получалось, очень удобно было оправдывать неудачу тем, что я же женщина, если бы я была мужчиной, у меня бы всё получилось. А на самом деле никаких гендерных различий я в бизнесе не вижу. Была конференция в марте, которую проводил в Москве Ernst&Young, как раз по теме «Женщина в бизнесе». Она проходила в режиме двух панельных дискуссий, и я получила огромное удовольствие от участия в этой дискуссии. Потому что первая панель состояла из женщин-чиновников за 50, которые давно в бизнесе. Была одна из представительниц Европейского банка реконструкции и развития, РЖД, РАО ЕЭС. Женщины, которые считают, что нужно вводить квоты для женщин в советы директоров, нужно обязательно заниматься тем, что женщины должны получать доступ к специальным информационным ресурсам, как будто мы по-разному как-то воспринимаем информацию и так далее. Я участвовала в панели, которая как раз говорила об обратном: о том, что различий нет, проблемы в голове. По своему собственному опыту, повторюсь, для меня это было хорошей отговоркой, почему у меня что-то не получилось.

ЕД: Наверное, об этом говорят потому что, во-первых, в России бизнес всё равно преимущественно мужской. Успешных женщин немного. Поэтому, наверное, такой стереотип существует. Но мне кажется, для сильной женщины в бизнесе другая проблема, то, о чём вы говорили в сюжете: когда ты становишься настолько сильной, что очень сложно становится выстраивать отношения с мужчинами, которые рядом с тобой. У вас была такая история, но вы нашли какой-то рецепт семейного счастья.

ЮФ: Главный рецепт — это любовь. Если ты любишь человека, ты в любом случае найдёшь вариант, как решить эту проблему. Потому что, как правило, разводы и отсутствие вариантов решения происходят лишь потому что, кроме каких-то устоявшихся привычек, может быть, брачного контракта, возможно, каких-то финансовых взаимоотношений, ничего нет. Когда есть что-то большее, это несложно. Главное вовремя это осознать.

ЕД: Про внешность не могу не поговорить. Вы, конечно, прекрасно выглядите, но у вас выбора нет. Вы просто обязаны выглядеть красиво. Всё, что вы в ваших клиниках внедряете, вы на себе это всё пробуете?

ЮФ: Конечно! Практически абсолютно всё.

ЕД: То есть вы — главный подопытный кролик?

ЮФ: Подопытный кролик. Могу рассказать: появилась в нашей сети уникальная методика лазерного омоложения — наноперфорация. Это было где-то три года назад, первые пробы пера. Когда нужно было делать врачам, они впали в ступор. Прошло серьёзное обучение, но поскольку процедура очень серьёзная, новая, было страшно. И когда я легла на кушетку, и врачи в семь рук провели мне процедуру, после этого им всё стало нестрашно. Это был из серьёзных процедур, так скажем, первый опыт. То, что касается лазерной эпиляции, косметических процедур другого порядка, в общем-то…

ЕД: Хочется понять ваше отношение к красоте. Есть две разные модели: с одной стороны, есть женщины, которые всеми силами стараются остановить естественный процесс старения. Так или иначе человеческий организм изнашивается, лицо наше тоже подвержено влиянию времени. Есть вторая концепция, когда женщина говорит о том, что главное — это естественность, главное — то, что с тобой происходит, и ты светишься изнутри и подпитываешься какими-то эмоциями, и вкалывать ботокс, замораживать своё лицо — это плохо. Вы к какому-то из лагерей можете пристать? Вы какую концепцию выбираете?

ЮФ: Я не придерживаюсь никакой из перечисленных. У меня есть своё мнение на этот счёт: всё зависит от того, какое отражение в зеркале вы видите сегодня и что вы чувствуете. Процесс биологического старения начинается в 23 года. В любом случае есть индивидуальные особенности кожи, всё зависит от того, какой тип кожи, в условиях какой окружающей среды мы сегодня находимся. Ни для кого не секрет, на отдыхе, за пределами Урала, с хорошим уровнем влажности кожа ведёт себя абсолютно по-другому. Важно качество сна, факторов очень много. Естественно, важно ваше эмоциональное состояние, светитесь вы изнутри, либо вы очень отрицательно относитесь ко всему, что происходит. Но, тем не менее, одно без другого существовать не может.

ЕД: Можно прямой вопрос? Я понимаю, что вы сейчас молоды и красивы, а вы боитесь старости? Есть у вас такой страх?

ЮФ: Нет.

ЕД: Нет? Не хочется побороть её и найти какой-то коктейль бесконечной молодости? У вас же есть всё для этого.

ЮФ: Сказать, что я озабочена проблемой старости и поиском средств, которые сохранят молодость на века, я не могу. Наверное, просто потому, что этим некогда заниматься. Потому что самое главное в данный момент — дарить красоту, здоровье и жить здесь и сейчас.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^