Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,97$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,97$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,97$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Долина скульпторов под Екатеринбургом: парное молоко на завтрак, футбольное поле, песни под гитару и персональные мастерские

×
Разговор на Малине 29 июля 2013 в 21:56
Проблемы с видео?
В материале:

Дубровин Иван

Основатель литейной мастерской Иван Дубровин убеждён, что в таком пионерлагере — лучшие условия для работы.

Смотрите также:

Эфир с Иваном Дубровиным

Наследил: как так получилось, что едва ли не у каждого горожанина есть фото возле памятника, отлитого в его мастерской

Основатель литейной мастерской Иван Дубровин: «Мы выиграли тендер, поскольку единственные были готовы работать при -20. Это было сумасшествие»


Ольга Чебыкина: Про моду на литьё хочу поговорить. Вообще она есть сейчас?

Иван Дубровин: Мода на литьё? Да, есть. Я вообще считаю, что в России бум. Если в Екатеринбурге до того, как на Вайнера появились эти первые скульптуры, парковой скульптуры было очень мало, потому что в основном это было монументальное литьё, какие-то памятники. То, что сейчас в Екатеринбурге появилось за восемь лет, это вообще маленький опыт, если сравнивать с общемировой культурой, с Парижем, с Барселоной. Мы ещё только на начальной стадии развития. То, что у нас появились эти работы, это уже замечательно, потому что люди смотрят, люди знают, люди фотографируются, выкладывают это в соцсети. Замечательно! Происходит культурный обмен.

ОЧ: Ваши скульптуры, безусловно, хороши с точки зрения массовой культуры. Действительно, это такие точки притяжения. Люди фотографируются, приезжие пытаются зафиксировать моменты путешествия в Екатеринбург именно рядом со скульптурами, которые вы отлили, но ведь они все немножко, очевидно, не суперсовременные: велосипедист, купец и так далее. Это всё понятно, где-то продиктовано заказчиком, где-то вы от классики не отступаете. Вопрос: не хочется ли сделать что-то такое ультрасовременное? Например, в Европе есть мода на совсем нетривиальные вещи.

ИД: Вы очень хорошо подметили. В 2018 году у нас будет большое событие, футбольный чемпионат мира, который будет проходить в Екатеринбурге. Нам уже задавали такой вопрос, когда была идея что-то придумать, что-то поставить, как мы к этому относимся, что мы могли бы предложить. Я как-то тут еду на футбольный матч, ЦСКА с «Уралом» играли. И смотрю, появились около Центрального стадиона эти нелепые футболисты.

ОЧ: Вам не нравится?

ИД: Вырезанные из металла какие-то трафареты… Я считаю, что это всё временное. Такие работы — это личное моё мнение, я повторюсь — не останутся в истории города Екатеринбурга. У меня такое чувство, что их сделали просто на какой-то период времени, и они потом куда-то исчезнут.

ОЧ: Вы так говорите, потому что не вы отливали, наверное, а прямые ваши конкуренты?

ИД: Нет. Они не отливали. Это резка, это просто лазерная резка такая. Это даже не литьё.

ОЧ: То есть даже с точки зрения времени недолговечно?

ИД: Это не то чтобы недолговечно, нет. Вопрос в другом: там души мало! Просто когда вещь создаётся, когда скульптор разрабатывает, лепит, он вкладывает душу, потом эта работа отливается в вечном материале — бронзе. Такая работа — она на другом уровне, это другое измерение, если сравнивать с этой. То есть если это просто механическая работа, то у нас есть процесс создания, есть вот это некое таинство. У нас есть такой  проект, который называется «Похищение Европы», это память об Андрее Геннадьевиче Антонове, крёстном отце нашей мастерской. У него есть такая современная работа, которую предполагалось поставить за Оперным театром в фонтан, где сейчас настолько неблагоустроенно. Хотелось бы, чтобы там хоть что-то появилось. Но насколько я понял при общении с людьми, с нашей властью у нас город не готов ещё на сегодняшний день принять современную скульптуру, как это в Европе. Вот эти восемь лет, про которые мы с вами говорили… Я думаю, пройдёт ещё буквально пять, шесть, восемь, десять лет, и мы к этому сами придём. Эти работы будут появляться у нас, современные.

ОЧ: Предлагаю посмотреть подборку, которую мы сделали. Это современные, новые скульптуры, которые по всему миру появились. Я хочу узнать ваше мнение как профессионала. Вот такой вот кошелёк в Австралии нравится вам?

ИД: Да.

ОЧ: Вот это отличный ботинок, брошенный в Буша-младшего в Ираке. Как вам такое прочтение?

ИД: Политика — нет. Есть более вечное.

ОЧ: Хорошо. Одна из скульптур в Осло, из парка людей. На мой взгляд слишком агрессивная, меня пугает. Вам как?

ИД: Согласен с вами.

ОЧ: В Испании есть такая скульптура.

ИД: Интересно! 

ОЧ: По-моему, круто! Как это держится? Это скамейка в Сеуле, нравится вам?

ИД: Замечательно!

ОЧ: Ну и это екатеринбуржская, как вам, по-честному?

ИД: Хорошая скульптура.

ОЧ: Это всё? 

ИД: Самое главное — людям нравится. Я смотрю, проезжаю мимо: фотографируются, смеются. Она узнаваемая. Замечательно, что профессия была отображена, сделана нормально. Молодцы!

ОЧ: Правильно ли я понимаю, Новоалексеевка, где наша бригада снимала, это такая деревня скульпторов? Как вообще вы пришли к этой идее, как вы её создали? Или это потому что просто вам больше нравится за городом бывать и жить? Это такое, чисто бытовое удобство?

ИД: Нет, в отпуске мне в голову пришла идея, и я для себя решил написать на бумаге, какие наши конкурентные преимущества перед другими литейщиками. Все приходят и говорят: «Мы литейщики. Мы литейщики». Я решил, чтобы поддерживать литейную мастерскую заказами, чтобы мы всегда были при работе, в тренде, нужно создать такую площадку, куда могли бы приезжать художники, скульпторы, где они могли бы поселиться, где у них были бы отдельные комнаты, где была бы создана гостиница, где живут их помощники, где бы появились специальные увеличительные цеха, где они могли бы лепить работы не как в своих мастерских, на трёх-четырёх метрах, а где они могли бы реализовывать свои идеи, не ограничивая воображение.

ОЧ: Это всё возможно сейчас у вас?

ИД: Конечно, да, это все возможно! Потом мы попытались решить за них все вопросы, которые касались бы их быта, питания. Представьте, утром привозится коровье молоко, варится каша, в 12 часов происходит вкусный обед, в 15.00 у них полдник, в 20.00 ужин.

ОЧ: Это пионерлагерь какой-то!

ИД: Пионерлагерь, да. У нас ещё футбольное поле специальное там сделано, когда мы собираемся по выходным, мы можем поиграть на гитаре, мы можем пожарить шашлыки, поиграть в футбол, то есть мы пытаемся создать…

ОЧ: Субкультуру такую свою?

ИД: Да, такую неформальную обстановку, но при этом чтобы у нас был результат на высоком уровне.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Дубровин Иван

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^