Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,97$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,97$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,97$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Китай — фильтр, который оставляет классных людей»

×
Разговор на Малине 23 июля 2013 в 18:52
Проблемы с видео?
В материале:

Потёмкин Григорий

Российско-китайский предприниматель Григорий Потёмкин объясняет, как преуспеть российскому эмигранту в Поднебесной.

Смотрите также:

Эфир с Григорием Потёмкиным

Григорий Потёмкин: «Покажите мне человека, который искренне хотел бы прожить жизнь в Москве»

«Храните зеленый чай в морозилке и забудьте про молочный улун»

«Мой сын родился и живёт в Китае, у него с детства суперкомпетенции»


Ольга Чебыкина: Привет!

Григорий Потёмкин: Привет!

ОЧ: Вот с чего хочу начать. Когда узнаёшь твою историю, очевидно, что это нестандартная жизненная ситуация. Продать всё здесь и уехать в  Китай, а это ментально не самая близкая россиянам страна. И в сюжете говорилось, что предложение было сделано супруге. Не зная языка, конъюнктуры рынка, ты едешь туда. Ты потенциально был готов оказаться на содержании у жены? 

ГП: До того, как я переехал, мы продали наш производственный проект. Был запас прочности, хотя он был не такой большой, как хотелось бы. Но так или иначе я всё равно ехал в пустоту: как всё сложится, что дальше будет, что с языком, что с работой. Было желание поменять город, поменять страну, развиваться как-то дальше. 

ОЧ: Это обидное, страшное «потолочный город», я заплакала кровавыми слезами.

ГП: Я не хотел никого обидеть. Я очень люблю Екатеринбург. Я каждый раз, когда сюда возвращаюсь, один раз летом, один раз зимой, вижу гигантские изменения, которые происходят в городе. Город хорошеет, дороги чуть лучше, девушки красивее. Мы живём в отличном месте.

ОЧ: Чаем ты едва ли не случайно начал заниматься. Видел бескрайние поля и понял, что ниша не занята. Какие были ещё варианты? Что ты рассматривал для себя? И чем вообще русские эмигранты в Китае могли, могут и занимаются?

ГП: Чем угодно. Китай — непостижимая территория, где можно заниматься чем угодно. Если ты фанатичен в этом, ты будешь успешен. 

ОЧ: Например, перед тобой какой ещё выбор стоял?

ГП: У нас было несколько идей. Сначала мы организовывали переводческие услуги, занимались языковой поддержкой российских бизнесменов, которые едут в Китай на переговоры. Ниша не то чтобы свободна или занята, она есть и постоянно расширяется. Людей туда едет всё больше, и им эти услуги оказывать надо. Это очень сложный бизнес в плане работы, не ради денег. Низкорентабельный. Потом мы запускали рекламное агентство для китайцев, которые хотят выйти на российский рынок (авиация, электроника, всё, что угодно). Это не Таганский ряд, это корпорации. 

ОЧ: А что не пошло?

ГП: Не очень китайцы рассматривают Россию, как цель. Это мы думаем, что очень интересны китайцам, а на самом деле не все готовы вкладывать рекламные бюджеты, чтобы фокусно выходить на Россию. Европа — да, США — да, Россия — что за страна.

ОЧ: Есть такое понятие, как русская предпринимательская диаспора в Китае? Эмигранты сбиваются в сообщества, пытаясь держаться вместе и помогая друг другу?

ГП: Это очень классный вопрос. На самом деле, есть. Не могу сказать, что это бизнес-диаспора, это русская диаспора. По-моему опыту, Китай — это фильтр, который фильтрует классных людей. То комьюнити, в котором я сейчас общаюсь, это звёздочки, уникальные люди. Они все говорят на нескольких языках, как минимум, на английском, китайском и русском и ещё каких-то. Занимаются бизнесом, чем-то владеют. Это одарённые люди, которые приехали туда чего-то достичь.

ОЧ: Я начинаю горевать от таких рассказав. Я за вас очень рада. Но вопрос — почему такие звёздочки уезжают в другую страну и там свои таланты применяют? Так всё плохо у нас?

ГП: Здесь тоже очень много классных людей. Я приезжаю в Екатеринбург, кого ни встречаю, все классные. Там это более концентрировано, наверное, потому что русских мало.

ОЧ: Классический русский бизнес и китайский — чем они отличаются?

ГП: Бизнес-ментальность очень разнится в России и Китае. Если основное выделить, это скорость и амбиции. В Китае ошеломляющие скорости. Всё развивается, строится и налаживается со скоростью света. Ты можешь приехать через год на тоже предприятие, а там будет восемь новых цехов и плюс 4 000 сотрудников. Если в России, с кем я сталкиваюсь, мыслят в масштабе города, редко области и крайне редко федеральными масштабами, то в Китаем предприниматели мыслят масштабами земного шара.

ОЧ: В «Ведомостях» была публикация о замедлении темпов развития Китая. Про это многие говорят, про большой разрыв. Во-первых, у них проблема с экспортом на Запад из-за перенасыщения рынка, и доходы среднестатистического китайца ничтожны. Есть ли замедление этого темпа изнутри? Или они впереди планеты всей?

ГП: Такого нет, конечно. Если вектор роста был одним, а стал ниже, он всё равно невероятно стремителен. 

ОЧ: Как живёт обычный китаец?

ГП: Невозможно сказать, как живёт обычный китаец. Это страна, в которой живёт 1,5 миллиарда человек. Есть огромное количество людей, которые работают на фабриках и заводах за небольшую зарплату, а есть гигантское количество мультимиллиардеров.

ОЧ: Расскажи, как тебя встретили. Мой опыт путешествия в Китай такой: когда я прилетела в Пекин, то, понятно, никто не обратил внимания. Как и любая столица, Пекин пестрит всеми. А когда был двухчасовой перелёт в город Чан-ша, я была для них большой русской женщиной. Они не стесняясь показывают на тебя пальцем, пытаются с тобой сфотографироваться. Ты с этим часто сталкиваешься?

ГП: Ежедневно. Китайцы офигенно дружелюбны и гостеприимны.

ОЧ: У них все барьеры отсутствуют.

ГП: У них отсутствуют барьеры. Если вы идёте по улице и к вам подходит китаец, показывает на вас пальцем и говорит «лао-вай лао-вай», это не должно шокировать. Это шокирует первый раз. Но после двух-трёх лет жизни в Китае ты просто этого не замечаешь. 

ОЧ: Есть что-то в Китае, к чему ты никогда не привыкнешь?

ГП: Может быть, жареный сыр тофу, он очень воняет. А всё остальное… У меня есть внутреннее правило, как надо себя комфортно чувствовать в  Китае. Живя в Китае, мы не должны нести туда все свои социальные настройки, свои представления о приличиях, о нормах, о правилах. В этот монастырь нельзя идти со своим уставом. Если ты приходишь со своим уставом, тебе становится некомфортно, потому что всё этому противоречит. Приезжаешь в Китай — обнуляешься, ты чистый лист, как всё там происходит, так ты это и принимаешь.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^