Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,83$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,83$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,83$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Амазонка современного искусства Алиса Прудникова: «Суркова нет, а проект есть»

×
Разговор на Малине 2 июля 2013 в 22:57
Проблемы с видео?
В материале:

Прудникова Алиса

Почему важно говорить не о политике и отставке Марата Гельмана, а о цензуре.

Смотрите также:

Эфир с Алисой Прудниковой

Алиса Прудникова: «Я подумала, что они хотят испортить мне молодость»

Алиса Прудникова: «Настоящее искусство ты чувствуешь кишками»


Екатерина Дегай: Алиса, привет!

Алиса Прудникова: Привет!

ЕД: Хочу начать разговор с пассионариев. Есть Коляда, значит, есть театр. Есть Алиса Прудникова, значит, в Екатеринбурге есть современное искусство. Это так?

АП: Было бы хорошо, если бы Алисы нет, а искусство всё равно есть. Я могу с уверенностью сказать, что это получается с ГЦСИ. Меня нет, я могу уехать, а ГЦСИ работает. Работа идёт, ребята, с которыми я работаю, профессионалы. Это действительно то ценное, что сделалось за эти годы. Они совершенно готовы к самостоятельному полёту, режиму. Так сложилось, что в этом году я вообще мало планировала быть в Екатеринбурге. Мы заранее всё спланировали. Всё идёт по накатанной. Даже когда я в апреле приезжала буквально на три дня, я поняла, что мне делать-то нечего, всё само работает. Это здорово. Это настоящее ощущение счастья. Ты чувствуешь, что тебе есть кому всё доверить, на кого всё оставить. Сложнее в биеннале. Я не могу представить, чтобы биеннале работала без меня. Это хоть и глобальный проект, но очень персональный. Во всём мире биеннальный процесс зависит от личности комиссара, от личности куратора, который её делает. Я думаю, что если появится много человек в биеннале, то это будет совсем другой проект. 

ЕД: Совсем недавно ты получила премию «Кариатида». Расскажи, пожалуйста, что это за награда.

АП: Это милая премия, я её называю девчачьей. Суть в том, что она даётся женщинам, которые работают в искусстве. Это премия, которая возникла в Нижнем Новгороде, и это неслучайно. «Кариатида» назывался центр современного искусства, который был в Новгороде ещё до появления ГЦСИ. Центр этот основали две девушки, Анна Гор и Любовь Сапрыкина. Любовь, к сожалению, ушла из жизни, и в честь неё назвали эту премию «Кариатида». Это премия для женщин, которые на своих плечах держат современное искусство. 

ЕД: А вообще в современном искусстве сейчас больше женщин или мужчин?

АП: Сложный вопрос. В старом поколении отцы-основатели — это именно отцы. Сейчас больше женщин. Очень модной стала профессия куратора. 

ЕД: Самая скандальная история последнего времени — история вокруг Марата Гельмана. Он сделал серию иллюстраций, посвящённых Олимпиаде в Сочи. Что ты можешь сказать по этому поводу?

АП: Тут нельзя судить одноплоскостно, мол, показали провокационные картинки — сняли Гельмана. Это более комплексный процесс. Я думаю, это долгая история отношений художника и власти. Но чем плоха эта история, так это тем, что цензура неприменима к сфере искусства. А здесь — плохой знак, разговоры об этом появляются. Мне кажется, что здесь уместнее говорить именно об этом, нежели об увольнении конкретно Марата Александровича. Он продолжит свою историю, у него будет другой музей, в этом музее будут другие люди. И для Перми это ситуация развивающаяся. Сейчас важно, что будет дальше, что оставил за собой Гельман. Говорят, что это стратегия варяжничества, что пришли москвичи, учат работать. Мне сложно предсказать, появятся ли свои местные силы, которые захотят это продолжать. Мне кажется, что важный знак — это то, что и.о. Гельмана стала Лена Олейникова, человек коренной пермский. Пока Гельман тут был, она очень выросла как профессионал. Если её утвердят на пост директора, это замечательно, потому что кураторы могут меняться, а вот если местный человек станет директором организации, то ура. 

ЕД: Про отношения с властью предлагаю продолжить тему. У тебя их выстраивать получается удачно. Складывается впечатление, что ты реализуешь те проекты, которые и тебе нравятся, и при этом встраиваются в масштабные проекты, интересные области.

АП: Мне кажется, всегда важно задавать любому проекту планку, понимать, какой у него масштаб. Все наши проекты работают на масштаб города. Очень часто профиты и бенефиты неочевидны, я о них не думаю. А потом им приятно показать и сказать, «видите, вот так это сработало». 

ЕД: Тебя многие критиковали за работу на проектом «ДНК», связанным с именем Суркова. Одиозная фигура. Но тот же Гребенщиков назвал Суркова самым интеллектуальным политиком. Как у тебя отношения сложились с Сурковым, что ты можешь сказать?

АП: У меня нет особых отношений с Сурковым. «ДНК» — это Дом новой культуры, проект новый, на котором мне хотелось поработать. Это попытка переложить историю социалистических домов культуры на сегодняшнюю действительность, создать дома новой культуры. Всем понятно, что культурная ситуация в мегаполисах не имеет ничего общего с тем, в чём живут города малые. И даже отъехав от Екатеринбурга в сторону Первоуральска, это можно ощутить. Возможен ли взрыв культурной ситуации, если туда приходит новое качество культурного содержания? Для меня важно абстрагироваться от политических деятелей, которые стоят за проектом. Этот проект просто новокультурный. Мы в рамках этого проекта интервьюируем многих людей, причастных к современному культурному процессу, тех, кто занимается политикой, социальными проектами, которые нам говорят: «А что такое новая культура?» И сейчас мы видим, что Суркова нет, а проект есть. Проект идёт, остался, а дальше вопросы тактические: откуда взять финансирование, кто его поддержит.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Прудникова Алиса

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^