Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Нижний Тагил все эти годы отрывал от себя с мясом и отдавал государству всё самое лучшее: деньги, экологию и условия жизни. Ни один промцентр не жил на такой ничтожный бюджет»

×
ИННОПРОМ-2013 17 июля 2013 в 16:02
Проблемы с видео?
В материале:

Носов Сергей, Russia Arms Expo

Мэр Нижнего Тагила Сергей Носов о том, какими преференциями обернулась «Путинграду» электоральная лояльность действующему президенту.


Ольга Чебыкина: Владимир Путин и Нижний Тагил — это практически слова-синонимы. Вы, конечно, знаете, что Тагил называют Путинградом за то, что население поддерживает президента. Но получается, что эта взаимосвязь не всегда работает. Город не получил никаких финансовых преференций из Москвы после агитпоездки на поезде?

Сергей Носов: Что касается преференций для города Нижний Тагил, никто почему-то не хочет разобраться со следующими фактами, хотя анализы такие есть: город Нижний Тагил все эти годы отрывал от себя с мясом и отдавал области, государству всё самое лучшее — деньги (я имею в виду налоговые поступления), жертвуя экологией, условиями жизни и так далее. Ни один промышленный центр уровня Нижнего Тагила не жил на такой маленький, ничтожный бюджет. Сегодня уровень бюджета Нижнего Тагила соответствует уровню его промышленного потенциала, если сравнивать с другими промышленными центрами России, и почему-то это вызывает у кого-то удивление, у кого-то истерику. Хотя это, на мой взгляд, вполне нормальная, понятная вещь. Уровень бюджета Нижнего Тагила сегодня приблизился к уровню промышленных центров России, таких как Магнитогорск, Новокузнецк и так далее. Только приблизился. Я не говорю о том, сколько было безвозвратно отдано все эти годы в ущерб городу. Поэтому давайте покончим с иллюзиями и со слухами. Слава богу, что он приблизился, можно начать работать. А работа — это освоение денег. Деньги не должны лежать, не должны висеть. Они должны работать. Рубль, не потраченный в прошлом году, это 70 копеек в этом. Это надо понимать.

ОЧ: Очень важно, что вы расставили эти акценты, потому что люди могут пользоваться информацией, которая есть в широком доступе, и то, что Тагил так жил долгие годы, а сейчас ситуация изменилась, это воспринимается как некое кардинальное изменение и вы встречаете такую негативную реакцию. Но это вопросы восприятия, хотя я не понимаю, почему жителям других городов должно быть жалко денег на содержание Тагила.

СН: Ещё раз, чтобы было понятно, про деньги для Нижнего Тагила. Я хотел бы обратить внимание на следующий факт: правительство Свердловской области недоосвоило девять миллиардов за 2012 год. Это чьи деньги? Тагил этих денег не забирал, никто этих денег не забирал. Это те деньги, которых кому-то жалко. Но они же могли быть освоены. Другой вопрос, почему.

ОЧ: Касательно развития Нижнего Тагила. Федеральный центр выделил немалые деньги, это не может не радовать. Во всяком случае, я думаю, может, ваши экологи чуть-чуть успокоятся, потому что действительно ситуация в Тагиле сложная. Два миллиарда рублей — такой первый транш должен быть получен. Из Москвы он ушёл. Что с этим произошло? Насколько я знаю, была некая критика со стороны полпредства. Давайте эту ситуацию разберём.

СН: Во-первых, мы все должны понимать, как устроен бюджетный процесс в Российской Федерации. Город получает субвенции, примерно 70% от того, на что он существует. Область получает субвенции из федерации. У нас так устроен бюджетный процесс. Поэтому субвенции, которые получила область из федерации под Нижний Тагил, — это два миллиарда, пришедшие в апреле месяце. Это те деньги, которые не должны вернуться обратно, а должны быть освоены в этом году, чтобы не получилась ситуация 2012 года. Над этим надо работать, и мы все вместе, я так понимаю, работаем. Как работаем? Для этого существует начальство, чтобы оценивать.

ОЧ: То есть критика полпредства была состоятельной или всё-таки…

СН: Вопрос такой, можно ли быстрее или нельзя быстрее — всегда такой вопрос, отчасти философский, появляется. Я думаю, что нет предела совершенству.

ОЧ: Но ведь есть ещё объективные факторы законодательства в том числе.

СН: Что такое законодательство? Есть внутренние регламенты. А вот внутренние регламенты — надо смотреть. Государство сегодня много внимания уделяет регламентам взаимодействия с гражданином, с компаниями, требует упрощения этих регламентов. А я считаю, что целью выполнения поручения президента о повышении эффективности использования средств надо внимательно посмотреть на регламенты внутрибюджетных трансфертов. Это очень важно.

ОЧ: И впоследствии это позволит ускорить процедуру и снимет вопросы, которые были заданы на том, наверное, неприятном для вас совещании. Я хочу перейти к более возвышенным и художественным темам, про музей-завод поговорить. С 2009 обсуждается этот любопытный туристический проект, «Старый Демидовский завод». Действительно, здание заводы выглядит впечатляюще, невозможно не обратить на него внимание. На какой стадии это сейчас? Это действительно интересный проект, он мог бы, может быть, кардинальным образом изменить ситуацию с внутренним туризмом, о котором в Свердловской области много говорят. Что мы можем по этому поводу сказать? Что-то движется в этом направлении или промышленный город должен сначала отстроить все необходимые для жизнедеятельности механизмы?

СН: Правильно в этой ситуации сначала отстроить одно, потом приступать к другому. Проблем так много, и их нужно решать параллельно. Что касается завода-музея, это не проблема, хотя, понимаете, действительно жалко, что уникальное наследие историческое наследие, история государства, если хотите, российского находится в таком состоянии, внимание этому не уделяется. Понятно, что чисто за счёт федеральных или региональных ресурсов, тем более муниципальных этот вопрос не решить. И я думаю, что наша задача найти в рамках закона о государственно-частном партнёрстве, который принимается сейчас, эти варианты взаимодействия с инвестором, которому это интересно. И я вижу перспективу.

ОЧ: Это кто, «Евраз», «Уралвагонзавод»?

СН: Дело не в «Евразе» и «Уралвагонзаводе». Мы говорили с вами, что этот завод вообще-то интересен с туристической точки зрения. Более того, и сам завод, и само место могут быть интересны с точки зрения развлекательной сферы. И инвестора, может быть, стоит искать именно в этой плоскости.

ОЧ: Дай бог, чтобы так оно и произошло. Это безусловно украсит город. Я хочу спросить про Russian Expo Arms, традиционно грандиозное событие. Приедет ли Владимир Путин? Говорят, что должен.

СН: Я ещё раз хочу отметить, что я не могу знать планов президента, тем более за несколько месяцев вперёд. Мы можем только надеяться и готовиться.

ОЧ: Что Russian Expo Arms даёт Тагилу? И даёт ли что-нибудь до сих пор? Ведь многие гости, грубо говоря, даже в город не заезжают, они едут сразу на выставку, если это какие-то профильные делегации.

СН: Было совещание у Дмитрия Олеговича Рагозина, и мне очень понравилось его вступительное слово о том, что сделать выставку мирового класса внутри забора невозможно. Для этого инфраструктура города, в котором проходит выставка, должна соответствовать определённым стандартам. И в этом плане уникальные возможности демонстрации военной техники на полигоне «Старатель» в Нижнем Тагиле дают Нижнему Тагилу определённую перспективу именно в повышении стандартов уровня жизни города.

ОЧ: То же самое, что происходит с Екатеринбургом, например, при ИННОПРОМе.

СН: И мы можем только представить, что произойдёт с Екатеринбургом при ЭКСПО-2020.

ОЧ: Вы верите?

СН: Вы знаете, я вчера пообщался с Домиником де Вильпеном, он считает, что у Екатеринбурга очень хорошие шансы. И его мнение действительно достойно уважения.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^