Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вениамин Голубицкий: «В Академический переедут все уральские учёные, консулы и послы»

×
ИННОПРОМ-2013 16 июля 2013 в 15:41
Проблемы с видео?

Президент группы компаний «Кортрос» рассказал Malina.am, о чём он говорил с премьер-министром Дмитрием Медведевым.


Ольга Чебыкина: Мы рады встречать в нашей студии на ИННОПРОМе ключевых спикеров этой выставки, и у нас в гостях Вениамин Голубицкий. Здравствуйте.

Вениамин Голубицкий: Здравствуйте.

ОЧ: Не могу не спросить, как ваши впечатления и ощущения от ИННОПРОМа. Прошёл очень насыщенный день.

ВГ: С точки зрения экспонирующихся здесь материалов выставка, конечно, набирает мощи, веса, уверенности. Она всё больше напоминает промышленную выставку, а не, как это часто бывало в начале, полусельскохозяйственную, полудомашнюю. Действительно, очень серьёзные компании участвуют в выставке. И, что очень важно, здесь достаточно серьёзно представлена продукция, что называется, совместного производства, когда западные крупные концерны работают с российскими, и это в достаточной мере впечатляет. И сами масштабы экспозиционных площадей — это тоже важная вещь. Это создаёт определённую перспективу и ощущение того, что есть куда двигаться, развиваться, и всё в этих пространствах можно не худшим образом разместить.

ОЧ: То есть вы действительно ощущаете прогресс выставки? Часто поднимаются вопросы об эффективности или неэффективности этой выставки, говорят, что это ярмарка тщеславия, весьма нелицеприятные эпитеты используются.

ВГ: Вы знаете, начало любого дела связано с рисками, связано с тем, что кто-то тебя назовёт мечтателем, фантастом или ещё чего-то. Я вам скажу, что, в своё время, когда губернатор Россель начинал с нашей компанией проект по аэропорту, все тоже говорили, что это проект, реализующий амбиции, тщеславие. А сегодня, когда екатеринбургский аэропорт является лучшим, наверное, в России и смотрится здорово на международном уровне, никто не может сказать, что это чьи-то амбиции. Когда мы начинали проект «Академический», это было болото рядом с городом. Я помню, что когда мы начинали этот проект, мы залетали на вертолёте в центр этого болота, а потом он не хотел заводиться, и я думал, что проект на этом закончится. Это тоже были амбиции. И когда появился макет и мы впервые выставили его на MIPIM — это крупнейшая выставка недвижимости во Франции — там западные инвесторы, которым я говорил: «Ребята, не хотите ли поучаствовать», очень так по-доброму мне улыбались, но я понимаю, что, доходя до угла, они начинали крутить пальцем у виска. Мол, у них всегда всё самое большое, всё самое интересное, а как дойдёт до дела, это выльется… Вот на самом деле: всё делается руками энтузиастов. Не надо этого бояться и не надо наступать на руки и на ноги этим энтузиастам. 

ОЧ: Про Академический, конечно, не можем не поговорить. Для начала хочу спросить про переименование. Этот ребрендинг, который случился не так давно, сейчас компания называется «Кортрос». Почему?

ВГ: Потому что компания прожила определённый кусок жизни, в котором она сначала была ещё не компания, а намёк на компанию, идея, попытка реализовать какой-то набор коммерческих инициатив. На сегодня компания, просуществовав уже больше шести лет, себя реализовала. Она один из серьёзных участников рынка, она входит в пятёрку крупнейших российских девелоперских компаний, у неё есть партнёры за рубежом и, наконец, у неё есть реализованные проекты. То есть появился продукт, а продукт нельзя называть «этот продукт — это нечто». Когда вы потребителю скажете, что это нечто, он растеряется. «Ренова» — это огромная компания, в которой есть металлургические активы, были до недавнего времени нефтяные, телефония, аэропорты и так далее. Так вот мы должны были сделать так, чтобы наш продукт стал называться самостоятельно. Чтобы люди приходили и говорили: «Кто сделал? «Кортрос»? А, мы знаем, что делает эта компания». Мы понимаем, чем Siemens, извините за глобальность, занимается. Это первое. Второе: мы собираемся выходить на публичный рынок, намечаем IPO в перспективе 2016-2018 года, а это для западного инвестора тоже требует определённой перестройки. Мы сегодня реструктурируем компанию, и изменение этой компании тоже потребовало… Пришли молодые менеджеры, и правильно было им в этот момент воспользоваться ситуацией и переименовать компанию, что мы, собственно говоря, и сделали. Наверное, то, что мы из детских штанишек выросли и вот такие процессы произошли, это и толкнуло нас к переименованию компании.

ОЧ: Получается, ваш интерес в Екатеринбурге остаточный, потому что начали глобальный проект «Академический»?

ВГ: Сказать «остаточный»… Проект рассчитан до 2025 года, поэтому в остатке у нас ещё столько работы. Это девять миллионов квадратных метров, это крупнейший в Европе проект. Поэтому для того, чтобы его реализовать… Мы его в лучшем случае на треть сегодня реализовали. Всё ещё впереди.

ОЧ: По плану, я так понимаю, 325 тысяч жителей — это чуть ли не четверть Екатеринбурга — планируется, что будет жить там. Около 30 тысяч сейчас, наверное, там живут…

ВГ: Больше.

ОЧ: Чуть больше. Логистика. Жалуются на пробки, на недостаточный комфорт приезда в центр и возвращения обратно. Наверняка вы об этой проблеме думали. 

ВГ: С точки зрения дорог, в Академическом их пропускная способность достаточная. Вопросы возникают не внутри Академического, а по отношению к нему. Поэтому вы правильно сказали, это значительная часть города, но это часть города, и решать его проблемы можно только вместе с городом. Первое, что должно эту проблему в значительной мере облегчить, это вопрос о скоростном трамвае, который у нас находится в стадии диалогового решения и с городской властью, и с областной. Мы сегодня несём определённые затраты по проектированию, связанные с этим проектом. Это как раз решение вопроса по облегчению движения. 

ОЧ: А Академический, если концептуально говорить про этот район, он останется спальным или при такой комплектации, какую вы планируете, это невозможно?

ВГ: Во-первых, я не соглашусь, что он спальный. Он уже не спальный. Посмотрите, что происходит со школами в Академическом. Вы попробуйте устройтесь в школу в Академическом, если вы не житель этого района. 

ОЧ: Я бы так сказала: в Екатеринбурге вообще попробуйте устроить ребёнка в приличную школу.

ВГ: Вы сказали главное слово: приличную. То есть школы там очень приличные, и это не периферия, не спальный район, а, по моему убеждению, одна из лучших школ города. Это первое. Сейчас там будет вторая школа, с плавательным бассейном, со школой олимпийского резерва. Сейчас в Академическом начинаем реализовывать программу с молодыми учёными УрО РАН, они там будут жить. Вы им скажите, что это спальный район, когда пять институтов Академии наук находятся в Академическом.

ОЧ: Как думаете, может, по примеру Новой Москвы чиновников туда немного отселить?

ВГ: Знаете, туда не чиновников надо отселить. Мы активно обсуждаем идею создания там посольского городка. Это будет правильно, и это возможно, потому что мы, с одной стороны, действительно можем обеспечить высокий уровень проживания дипломатов. С другой стороны, мы можем обеспечить экологичные условия. А с третьей стороны, очень правильно, если будет сконцентрирована в одном месте Екатеринбурга вся консульская, дипломатическая и прочая жизнь. Это будет удобно и дипломатам, и населению. Поэтому такая идея существует, и если она будет реализована, это будет очень правильно. 

ОЧ: Академический — уникум не только для Екатеринбурга, но и для России, такое частно-государственное партнёрство и комплексное освоение территории. Кто в этой связке главнее и как вы взаимодействуете? Является ли это частно-государственное партнёрство эффективной схемой? Государство или девелопер — кто главный?

ВГ: Это провокационный вопрос. Кто в семье важнее, муж или жена? Вы правильно сказали, что этот проект был первым в России. Он подтвердил возможность реализации таких проектов. А теперь о том, что самое важное. Самое важное — проектным менеджером должен выступать девелопер. Ни в коем случае не государство. Этот проект состоялся, в отличие от многих других, потому что здесь частная компания вела этот проект. Государство помогало, и всё такое. Но если бы этого центра сборки не было и не было частных инициатив и частных денег, проект бы не жил.

ОЧ: На последнем градсовете, который на днях прошёл у губернатора, обсуждались ли вопросы использования вашего опыта?

ВГ: Насколько я знаю, да, обсуждались. И на самом деле таким путём сегодня пошли все крупные города, это и в Москве есть, где мы работаем, и в Санкт-Петербурге, и в Московской области, и даже в Ярославле. 

Нельзя разбивать проект на отдельные дома, отдельные здания. Это то, что мы сейчас в Перми пытаемся доказать, и вроде как убедили нового губернатора в этом. Как только на площадке, толкаясь задами, оказываются 20 распорядителей — это коммуналка, в которой они постоянно будут выяснять, кто не выключил свет в туалете. Никакой энергии эффективности не будет, никаких зелёных насаждений не будет, всё это умрёт. У большого объекта должен быть большой хозяин.

ОЧ: Вы только что со встречи с Медведевым. Что там обсуждалось? Вы ведь не только ностальгировали о том, как здорово, что вы в своё время пообещали Академический и построили его.

ВГ: Это не тот человек, с которым надо ностальгировать. Председатель правительства — это человек, который смотрит вперёд, а не назад. 

ОЧ: Можно что-то попросить или обсудить перспективы.

ВГ: Нет, нет. Это не столько попросить, сколько предложить что-то и понять перспективные наработки правительства и взгляд правительства на те или иные проблемы. Поэтому встреча в основном развивалась в обсуждении перспектив сотрудничества российских компаний с западными компаниями и инновационных процессов в России. Я, в частности, задавал вопрос о поддержке молодых научных кадров и говорил о том, что очень важно. Мы реализуем в Академическом программу совместно с уральским филиалом Академии наук, так вот очень важно, чтобы кадры можно было закреплять в России.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^