Четверг, 23 февраля 2017

Екатеринбург: -2°

$ 57,48 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.02.2017 € 60,45 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.02.2017
Brent 55,84$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 67 675₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 23 февраля 2017

Екатеринбург: -2°

$ 57,48 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.02.2017 € 60,45 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.02.2017
Brent 55,84$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 67 675₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 23 февраля 2017

Екатеринбург: -2°

$ 57,48 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.02.2017 € 60,45 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.02.2017
Brent 55,84$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 67 675₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Как превратить окраины Екатеринбурга в нью-йорские богемные кварталы

×
Разговор на Малине 10 июля 2013 в 20:28
Проблемы с видео?

Переговорные и градостроительные рецепты от Кай Такеды, члена совета по культуре Нижнего Манхэттена.


Екатерина Дегай: Кай в нашей студии. Хочется поговорить о том, как менять городскую среду в лучшую сторону, и проекте Пирс-42. Это очень интересный проект, которым Кай занимается в Нью Йорке. На месте грузового пирса разбили парк. Как этого удалось добиться? Обычно на таких лакомых кусочках земли предпочитают строить жильё, а не парки. 

Кай Такеда: Проект стал возможен благодаря работе нескольких организаций вместе и длится уже несколько десятилетий. В Нью-Йорке много мигрантов и организаций, которые работают с мигрантами. Эти организации работали с людьми и участвовали в проекте все эти годы. Когда власти объявили, что эта часть набережной будет реконструирована, те организации, о которых шла речь выше, объединились, создали альянс и начала предлагать свои проекты. Хорошая новость — городские власти их услышали, и один из участков набережной превратить в городской парк. Моя организация, совет по культуре Нижнего Манхэттена, работает в связке с этим альянсом. В данный момент мы предлагаем программы, мероприятия по выступления артистов, перфомансы. В том числе мы собираем деньги на будущий постоянный парк и на те временные мероприятия, которые проходят сейчас.

ЕД: Хочу попросить вас оценить один из проектов Екатеринбурга. Стоял вопрос: парк или элитное жильё. Попрошу показать режиссёра проект застройки берега, где раньше был крупный завод. Здесь объединены элитное жильё и общая прогулочная зона. Как вы можете оценить данный проект?

КТ: Сложно оценить проект, не зная, кто живёт в этом районе, но вообще индустриальные площадки — это хорошая возможность переформатировать их в культурные проекты. Вопрос в том, как дорогостоящее жильё будет коррелировать с историческим смыслами. Нужно внимательнее посмотреть, проектировать строительство.

ЕД: Важно ещё грамотно выстроить коммуникацию с теми людьми, которые там живут. Мы видели в досье фотографию компании, застройщик которой предлагает жителям выдвигать свои идеи, что им стоит построить. Как удалось объединить людей, ведь в этом районе издавна жили иммигранты, рядом Чайна-таун? Как сделать так, чтобы люди чувствовали себя соседями и всё, что делается, в их интересах?

КТ: В этом районе много домов, и в каждом из них есть люди, кто отвечает за этот дом. Мы объединили старших по дому, представителей департаментов парков, представителей администрации с тем, чтобы они донесли свои идеи друг другу и затем начали организовывать публичные мероприятия для всех жителей. Совместные прогулки, разговоры о том, каким будет парк. Таким образом, стали формировать общество.

ЕД: В Нью-Йорке развита джентрификация, когда в криминальные районы переселяется молодёжь, художники, богема. Район становится настолько фешенебельным и дорогим, что художники покидают его. Так происходило со многими районами Нью-Йорка. Это государственная политика?

КТ: Скорее, это воля застройщиков, у них самая большая власть. Художники, которые не могут позволить себе платить дорогую аренду, ищут недорогое жильё в небогатых районах. Джентрификация стала настоящим паттерном для Нью-Йорка. Так происходит постоянно. Приходят художники, за ними девелоперы, жильё дорожает и художники уходят в другое место. Нижний Ист-Сайд — это территория недорогого жилья, и риск, что оно превратится в дорогой район, не так велик. Скорее, здесь будут построены ночные клубы и сюда переместится ночная жизнь. Возможно, эти клубы будут не по карману местным жителям. Интересный пример джентрификации — это район Дамбо. Застройщики были заинтересованы в тандеме с представителями культуры. У них была право застраивать эту территорию на набережной, но несколько лет они не могли приступить к строительству, у них не было разрешения. Они пригласили художников, и начались культурные мероприятия. Сейчас застройщики нашли баланс с представителями некоммерческих учреждений и этот баланс поддерживают. 

ЕД: Возможно ли опыт джентрификации перенести в Екатеринбург и таким способом развить такие отдалённые районы города, как Эльмаш, Уралмаш? 

КТ: В Америке есть много моделей, на которые вы бы могли ориентироваться. Но это всегда модели, когда культурные инициативы могут изменить пространство, не изменяя его полностью.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^