Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Высший писк — не просто спланировать свою жизнь, а продолжить Дело за её пределами»

×
Разговор на Малине 26 июня 2013 в 23:15
Проблемы с видео?
В материале:

Неверов Павел

Павел Неверов о метафизике того, как род и наследники могут продолжить твои мысли и дела на Земле.

Артемий Захаров: Добрый день, Павел!

Павел Неверов: Добрый день!

АЗ: Сегодня мы хотели обсудить тему наследников бизнеса. Вы инициировали эту тему в широком кругу. Почему?

ПН: У Виталия Королёва есть словосочетание «сиротский бизнес». Если в Европе, Азии компании существуют по 200-300 лет и управление в них переходит от поколения к поколению, то в России эта преемственность была потеряна с появлением Советского Союза. Не зря Сбербанк говорит, что ему 170 лет. Традиции и трудовые династии — это сильно. Многие из нас часто говорят, что мы делаем это ради детей и их будущего. А понимаем ли мы, что надо нашим детям, как и что мы передаём им в качестве ценностей? Ты делаешь бизнес, чтобы самому покайфовать, или ты готов это в наследство детям передать и даже внукам? Есть распространённое понятие, что впрямую детям деньги отдавать нельзя. Если дети ещё видели с каким трудом зарабатывались деньги, то внуки точно их потеряют. Можно вкладываться в образование и аккуратно транслировать ценности через него. Это если у тебя созидательная философия.

АЗ: В чём может возникнуть проблема передачи бизнеса детям?

ПН: Эксперты, например, Алан Кросби, говорят, если хочешь передать бизнес детям, то с пяти лет, как в спорт, надо отдавать. Бизнес тоже самое. С одной стороны, не нужно заставлять ребёнка, с другой — чтобы он с детства видел это хозяйство. И понимал, что этим ему управлять. Немногие предприниматели, даже созидатели, задумываются об этом. Пока детей в институт отправить, а потом уже. Но есть те, кто задумываются наперёд, у тех вопрос стоит.

АЗ: После девяностых и в современных условиях многие бизнесмены не хотят, чтобы дети занимались бизнесом. Но с другой стороны, хотели бы, что дело их продолжалось. Как им бороться с этим двояким чувством?

ПН: Слово «бизнес» очень часто не отражает подхода к делу, когда целыми днями пропадаем на работе. Очень часто в бизнесе деньги не являются самоцелью. Прибыль — элемент степени экономической свободы: построить здание, сделать улицу чистой или организовать производство в России. Мы можем за детей решать, что им делать, но мой подход — на начальном этапе ты должен научить ребёнка, сформировать систему ценностей, но дальше ты должен создавать возможности выбора.

АЗ: Вы вовлекаете своего старшего сына в дело?

ПН: Нет, потому что тот бизнес, которым я владел до недавнего времени, я не создавал как бизнес на всю жизнь. Это была проектная задача. Если говорить о крупных проектах, через пять лет я планирую войти в один крупный бизнес, там будем разговаривать и со страшим, и с младшим сыном.

АЗ: Вы будете под него бизнес создавать или капитализируете?

ПН: Так не бывает. «Под него» — распространённое заблуждение. Дело — это социальный организм, оно само начинает жить. Если у дела сходятся интересы с наследниками, то наследник может управлять. При этом моему старшему сыну 17 лет, и у него своя дорога. Для меня это возможность помочь ему начать собственное дело. Младшему чуть больше года, и есть варианты увлечь его будущими проектами.

АЗ: Изучая этот вопрос, вы столкнулись с реальными примерами передачи бизнеса?

ПН: Они есть, но немного. Члены нашего клуба, например. Отец начинал дело и передал операционное правление сыну. Он в формате президента присматривает за бизнесом, но большую часть задач решает сын. Но примеров в нашей стране очень мало.

АЗ: Часто обеспеченные бизнесмены отправляют учиться детей за границу. Возвращаются обученные дети и говорят отцу, чей бизнес, например, вырос из работы тяпкой, что нужно купить навороченную машину. Здесь возникает конфликт отцов и детей? Насколько отцы готовы послушать своих детей?

ПН: Есть понятие морального права. Если ребёнок выступает экспертом, это одно дело. Если у него есть моральное право и опыт первой ошибки и достижений. Если нет, тогда к чему прислушиваться. Ты сначала заработай свой опыт. Что мне ещё принципиально не понравилось — отправил ребёнка учиться за границу. Не ребёнок поехал, проявил инициативу, а родитель отправил.

АЗ: За него решил его судьбу.

ПН: Да. Если ты принимаешь решение сам за судьбу другого человека до 12 лет, это ещё возможно. А в 14, когда начинается переходный период, уже всё. Если ты не научил ребёнка принимать решения, то будь готов, ты вырастил нахлебника. В этом случае не надейся, что дети тебя в старости поддержат. Я видел много семей, которые чрезмерно любили и баловали своих детей. Вырастают оторванные дети, и в этом случае шанса на продление рода нет. Род, атрибуты рода, которые мы потеряли в советские времена, — одна из тем, которые мы обсуждаем. «Чьих будете?» — это мы тоже потеряли. Если ты несёшь ценности в роду, то интересно, какова сила твоего рода, что сделали твои предки. Высший писк — когда ты умеешь планировать не только свою жизнь, а планировать Дела за пределы своей жизни. Когда, может быть, не дети смогут подхватить (например, одни дочки), а наёмный менеджер, а потом внуки смогут подхватить дело. Это интересно. И если ты говоришь, что делаешь для детей, наполни это смыслом. Иногда самое правильное, когда ты создаёшь такое количество препятствий и трудностей на пути ребёнка, что ему потом по жизни проще будет.

АЗ: Если говорить о смене наследников в городе. Смениться ли элита?

ПН: Мне с исследовательской точки зрения интересно, как будет меняться элита в стране. Начинается опасная ситуация, когда олигархи от власти передают посты своим детям. Не получив должной закалки, дети начинают думать, что они вершители судеб мира. Греф на экономическом форуме в Санкт-Петербурге говорил о воспитании молодёжи. У нас в стране почти не осталось мест, где готовится элита страны, готовая за страну умереть. Те, кто при любом дуновении готов убежать за рубеж, не элита.

АЗ: Как в этой связи вы можете прокомментировать отъезд Леонида Волкова?

ПН: Комментировать не буду. Год назад мы с Леонидом проговаривали эту тему и он говорил, что там есть интересные бизнес-решения. Поэтому это не отъезд в смысле ПМЖ, это перемещение человека-мира. На конференции, которую мы раз в год собираем, мы обсуждали тему: валить или не валить из страны. И очень многие наткнулись на то, что большинство активных ребят не из Екатеринбурга. Они приехали из области, Средней Азии. Они уже один раз свалили из своих маленьких городов. С одной стороны лукавство, что мы никуда не свалим, мы уже это сделали, а с другой — вопрос цели. Если ты не видишь здесь возможности для развития, ты можешь уехать куда угодно. Принципиальный вопрос: гражданами какой страны будут твои дети? Это уже вопрос рода, наследников и передачи ценностей. Если говорить об изменении страны, моя позиция — все потуги оппозиции в моменте глобального смысла не имеют. Это долгосрочная перспектива 20, 30, 40 лет, как делал Моисей, водя за собой народ. Он сделал несколько поколений, которые не помнят прошлое и которые можно вывести из песков. То же самое нужно создавать у нас. Вопрос в том, какую среду создавать, кто готов положить на это свою жизнь.

АЗ: А элите за что в нашей стране умирать?

ПН: Сохранение страны. А для чего наши предки умирали в Великую Отечетвенную войну? Надо было сдаться и ездить на Mercedes тем, кто остался?

ПН:

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Неверов Павел

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^