Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,79$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,79$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -13°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,79$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Инициатор фестиваля «Стенограффия» Евгений Фатеев: «В Москве граффити в резервациях, в Питере в галереях, а в Екатеринбурге граффити отданы улицы»

×
Разговор на Малине 18 июня 2013 в 00:05
В материале:

Фатеев Евгений, Streetart

Ольга Чебыкина: Женя, привет!

Евгений Фатеев: Добрый день!

ОЧ: Ты говорил, что увлечение «Стенограффией» — это следствие кризиса среднего возраста. Это как же ты так кризис в благодатное русло направил? Были ещё варианты?

ЕФ: «Стенограффия» и увлечение стрит-артом — это был третий раз, когда я себя послушал. Знаете, есть внутренний голос. До этого была пара проектов. Один я придумал, но не реализовал. Его реализовали другие. Второй отвалился. А третий раз я не разрешил себе себя не слушать. 

ОЧ: Классическое отношение к стрит-арту — это некий андеграунд, полукриминальное искусство, корни которого уходят в бомбёжку и закрашивание стен. Тем не менее, в Екатеринбурге стрит-арт стал мейнстримом. В какой момент это случилось?

ЕФ: Один из переломных моментов, мне кажется, это 2010 год. Это, в том числе, и результат того, что городская администрация этим 10 лет системно занималась. Евгений Станиславович Тулисов в своё время это начал. В те времена был очень актуальный государственный центр современного искусства, где придумали арт-завод, потом древние истории, сейчас вот мы. Я вообще удивлён, что пока только мы в городе. Контркультурность очень хорошо ложится на то, что мы называем гражданским обществом здесь, в Екатеринбурге. Получается, что в отношении уличного искусства был достигнут некий консенсус: властями, обществом, улицей. Так больше нигде нет, это уникально, этим надо гордиться. 

ОЧ: Пару недель назад в СМИ прошло обсуждение одной темы. Причём серьёзно так, с приглашёнными экспертами. Я не буду называть канал, на котором я это слышала. Рассуждения, тезисы, аргументация примерно из эпохи динозавров. Речь шла о том, что стрит-артеры — это те же террористы в миниатюре. На полном серьёзе люди говорят, это лежит на сайте. Это было две недели назад в нашем славном городе, которому в этом смысле, безусловно, есть чем гордиться. 

ЕФ: Они, может быть, отчасти правы. Дело в том, что когда стрит-арт только планируется, он уже предполагает ожидаемую реакцию. На мой взгляд, стрит-арт — это когнитивный, познавательный терроризм. 

ОЧ: Аналогия такая: сегодня они нелегально разрисовывают стены, а завтра пойдут скороварки взрывать. 

ЕФ: Я говорил только о машинерии, которая вшита. Но потом начинаются в 300 раз более важные вещи. Нет никого более патриотичного в этом городе, чем уличные художники. Тот же Тима Радя, при его существующих сейчас интернациональных возможностях, обожает свой город. Я горжусь тем, что одним из представителей граффити сообщества был Василий Лаврик. Может, вы помните, прошлой осенью история была: один неудачливый самоубийца открыл газ, и парнишка спас весь подъезд. Мы хотим его увековечить на отдельной площадке стрит-арта. Очень много людей, рисующих на улице, активные, качественные участники нашей жизни. 

ОЧ: Про Тимофея Радю мы уже начали говорить. Почему он никак не примкнёт к тому движению, которое StreetArt создал вокруг себя? Он настолько яркая индивидуальность? 

ЕФ: Дело не в этом. Перед какой главной проблемой стоит сейчас уличное искусство? Что дальше? Уличное искусство потребляет молодость. А что потом? И тут появляются разные версии. Мы видим своей задачей показать некую возможную траекторию в том, где называется дизайн, поп-культура. Чтобы что-то транслировать, нужно самим это пройти. Мы за год сделали что-то в дизайне, получилось. У Тимы другая история. Он пробует себя в том, что называется артистическая поляна, арт, арт-поле, акционизм. И пытается не забывать улицу. 

ОЧ: В Иране после победы на выборах самого либерального кандидата иранцы использовали уральскую IT-платформу. Используя движок и опыт россиян, там заработал сайт we-choose.org. Выборы прошли справедливо, Хасан Роухани победил в первом туре. Мы можем связать это с работой Ради «Вас на***ли». Когда появилась эта надпись, было много шума. Ты с этой надписью согласен или нет? С точки зрения арта, искусства — как тебе?

ЕФ: Мне эта штука в своё время понравилась, я её перепостил тут же. Потому что стрит-арт ещё и сиюминутен. Единственное, может, он не был актуален тогда для Екатеринбурга, наш город на выборах высказался определённо, был низкий процент. Но, так как Тима фигура уже не только местная, то умонастроение, которое царило, оно поразило. Вот этот объект — это, знаете, «ангел разозлился». У него были потрясающие циклы: Гагарин, Маяковский… В Тиминой мифологии это всё очень органично. Единственное, я бы «вас» заменил на «нас».

ОЧ: Но, как я понимаю, отношения с властью у вас налажены. К вам обращались по поводу той же недостроенной телебашни. 

ЕФ: Мы никак не участвуем в политических делах. В январе к нам обращались многие, у нас есть возможности на улицах, мы сразу обозначили, что в политику мы не играем. Более того, я сделал так: если кто-то с политическими делами обращается, то я не гарантирую даже конфиденциальность переписки. Ты же не столько с властью общаешься, сколько с людьми, а там очень разные люди. Я по своим убеждениям консерватор. Я сторонник эволюции, разнообразия. Если сотрудничество с властями поможет сделать что-то хорошее, почему нет? Нас в прагматичности сложно упрекнуть, мы кучу всего бесплатно делаем. Давайте объективно, сегодня всё, что называется артом, делается на деньги государства. ГЦСИ — это деньги чьи? И потом, как бы государство ни обвиняли, по палитре того, до чего ему есть дело, с нами не сравнится никто. Например, главный заказчик социальной рекламы в нашей стране — государство. Я одно скажу: судишь публично — заслужи право на суждения. Мы пошли в рекламу, чтобы иметь право на суждения, чтобы понимать, о чём говорим. 

ОЧ: Да, я тоже считаю, что каждое слово, особенно произнесённое публичным человеком, должно быть взвешено.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^