Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«То ли мы поддерживаем предпринимателей, то ли мы выжимаем всё до последнего»

×
Разговор на Малине 18 июня 2013 в 20:05
Проблемы с видео?
В материале:

Артюх Елена

Екатерина Дегай: Елена, здравствуйте! К нам каждый день приходят новые люди, в основном бизнесмены. И за два с половиной месяца было всего три женщины. Очень мало женщин-бизнесменов. Почему?

Елена Артюх: Почему так мало женщин зовёте? (смеётся)

ЕД: Проблема не в том, что мы не зовём. Гораздо больше успешных мужчин-бизнесменов.

ЕА: Я рада, что в этих кругах женщин не так много. Это тяжёлая работа. Если есть возможность реализовываться в женских ипостасях, это лучше.

ЕД: Думаете, для женщины это будет лучше?

ЕА: Если ей это нравится, конечно.

ЕД: Вы ушли в самостоятельно плавание восемь лет назад, отчасти из-за того, что остались одна.

ЕА: Работой в юридической фирме я начала заниматься гораздо раньше, но восемь лет назад так сложилась ситуация, что мне пришлось взять управление на себя. Для меня это любимое дело, поэтому я не испытываю с этим трудностей. Но порой жалко того огромного количества времени, которое на это уходит.

ЕД: Вы прекрасно выглядите. Как думаете, в бизнесе позволено использовать свою красоту и немного манипулировать партнёрами-мужчинами?

ЕА: Понятие красоты относительно. Но безусловно, когда человек со вкусом одет, хорошо выглядит, это сразу создаёт благоприятный климат для разговора. 

ЕД: Вы являетесь кандидатом в бизнес-омбудсмены. Что это за собой несёт?

ЕА: Согласованный кандидат на должность уполномоченного по защите прав предпринимателей Свердловской области — это неофициальный статус. Я стала кандидатом в октябре 2012 года. Почему кандидат? Федеральный закон об уполномоченных по защите прав предпринимателей в России принят 7 мая. Сейчас мы ожидаем принятие областного закона, который будет основанием для официального назначения. 

ЕД: Есть скептическое мнение по новым институтам. Кажется, что это имитация деятельности. Хочется услышать ваши контраргументы.

ЕА: Я не буду отрицать, что сейчас многие берутся заниматься защитой предпринимателей, но нет единого государственного института, который бы занимался решением нескольких проблем. Например, рассмотрением конкретных жалоб на вопиющие нарушения, связанные с незаконным уголовным преследованием. Сейчас нет государственной структуры, которая бы занималась систематическим мониторингом ситуации в отношении прав предпринимателей и участвовала в создании предпринимательского климата. Необходимо заниматься координацией деятельности общественных организаций. Эти функции будет выполнять институт уполномоченного. Убеждать, что мы будем хорошо работать, ни к чему. Жизнь покажет. Но я считаю себя человеком дела. Если бы я не верила, что у меня получится, я бы не стала этим заниматься.

ЕД: Есть ощущение, что бизнесу главное не мешать.

ЕА: Это тоже есть. Но пока мы не дожили до той ситуации, когда за бизнесом только наблюдают, берут налоги и помалкивают. Есть определённые действия против бизнеса. Требуется защита.

ЕД: С какими ситуациями сталкиваетесь? Можете привести примеры?

ЕА: Наиболее типичные обращения — жалобы на незаконное уголовное преследование в тех ситуациях, когда налицо гражданско-правовые отношения, которые должны решатся в арбитражном суде. Под давлением коррупционных вещей иногда руками правоохранительных органов возбуждаются незаконные дела. 

ЕД: Как много таких обращений?

ЕА: У меня сейчас пять жалоб. Всего было получено около полутора десятков жалоб. Сейчас институт уполномоченного совместно с правительством работает на проектом по амнистии предпринимателей. Критерии амнистии окончательно не определены, но работа в этом направлении ведётся. Второй блок жалоб — нарушения в имущественной сфере при аренде муниципального имущества. 

ЕД: Недавно была история с дизайнером Натальей Соломеиной, которую вынудили освободить занимаемое помещение в Городке чекистов. Она пыталась решить проблему. Но у неё не получилось. Если бы она к вам обратилась, что бы вы ей посоветовали?

ЕА: У меня есть сейчас подобные обращения предпринимателей из Краснотурьинска. Проблема многогранна. С одной стороны, собственник настроен максимально зарабатывать на имуществе, с другой стороны, если мы говорим о поддержке малого предпринимательства, то повышать арендные ставки в десять раз неправильно. Нужно выбрать, то ли мы поддерживаем предпринимателей, то ли выжимаем всё до последнего, демонстрируя себя как эффективный собственник. В этой ситуации я бы порекомендовала с экономическим расчётами обратиться к собственнику. Я бы показала, сколько субъектов предпринимательской деятельности сейчас арендуют помещение.

ЕД: Консолидироваться арендаторам?

ЕА: Конечно. Один в поле не воин. Показать поступления в бюджет от аренды и налогов, сколько бюджетных место создают. И показала бы, что будет, если они сейчас съедут. Однозначно будут потери для бюджета. Насколько я знаю, это помещения всё ещё стоят свободными. И значит, бюджет денег не получает. Консолидироваться и с цифрами в руках — я бы так попыталась решить проблему.

ЕД: Сейчас часто звучит «уезжать из страны». Как вы думаете, есть ли такая тенденция в Екатеринбурге? Как вы к этому относитесь?

ЕА: Мне сложно говорить о тенденции, я статистику не отслеживаю. Но мне известны факты, когда люди уже уехали, собираются или очень этого хотят. Причины у всех разные. Кто-то заработал достаточно много денег и может позволить себе жить за границей. Многие люди уезжают, чтобы избежать возможных проблем с возможным и даже законным преследованием. Сейчас так оптимизировали налоговую систему, что не хотелось бы никаких проверок. Каждый случай индивидуален. И говорить, что все уезжают от невыносимых условий жизни в стране и ведения бизнеса, я бы не стала. У нас сложные условия ведения бизнеса, но не настолько, чтобы говорить о том, что людей выдавливают из страны. Я с этим категорически не согласна. В нашей стране жить можно.

ЕД: Вы в сюжете сказали, что хотите скорее уйти на пенсию. Мне кажется, сложно произносить такое женщине.

ЕА: Пенсия в самом хорошем смысле слова — не работать и что-то за это получать. 

ЕД: В нашей стране что-то получать очень сложно.

ЕА: Пока собственный труд даёт возможность что-то получать. Говоря об этом, я имела в виду своё желание иметь больше свободного времени. Это особенно парадоксально смотрится на фоне того, что я предполагаю стать уполномоченным. А это как минимум пять лет. На начальном этапе будет сложно с точки зрения организации работы института, но я с оптимизмом смотрю в будущее. Буду надеяться, что принесу пользу. Спасибо тем предпринимателям, которые уже приходят, верят и надеются. Я постараюсь, чтобы эта вера не была потеряна.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Артюх Елена

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^