Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Православный байкер Андрей Коченов: «Батюшка меня осудит, но я скажу: когда вера принимает государственный размах, качество веры падает»

×
Разговор на Малине 13 июня 2013 в 14:14
Проблемы с видео?

В Екатеринбург приехали участники акции «Отцы России за многодетную семью». Один из слоганов пробега — «Рожай, страна огромная». Православные и многодетные байкеры Андрей Коченов и отец Сергий (Рыжов), приехавшие из Красноярска, в завершение своего пробега побывали в студии Malina.am. 

Ольга Чебыкина: Расскажите, пожалуйста, как родилась эта идея. Скольких мужчин, как вы считаете, вы за это время склонили к тому, чтобы они стали православными многодетными байкерами?

Андрей Коченов: Эта акция прошла по инициативе Фонда Андрея Первозванного и клуба сибирских мотоциклистов имени Дмитрия Донского, при поддержке Русской православной церкви и более двух десятков клубов мотоциклистов Сибири и Урала. Мы считаем, что наша акция удалась, мы попали «в десятку». Почувствовали это с самого начала пути, когда начали общаться с дальнобойщиками. Общались на заправках, общались с людьми везде. В разных форматах приходилось это делать, потому что то, что можно говорить с амвона, не всегда понимают, допустим, дальнобойщики. С ними более простым языком надо было общаться, объясняя цель нашей акции. Совсем по-мужски, я бы сказал.

ОЧ: С крепким словцом, в том числе?

АК: Не без этого, я бы сказал. Но в допустимых нормах. И нас везде поддерживали, говорили: «Да, мужики, правильно, надо». Мы почувствовали, общаясь с разными людьми, особенно с женщинами, как истосковались наши женщины, бедные, по крепкому мужскому плечу. Многодетность возможна только в нормальной, официальной, крепкой, более того, я скажу — верующей семье.

ОЧ: Вы пропагандируете традиционные семейные ценности, поднимаете тему отцовской ответственности. Сколько детей, на ваш взгляд, должно быть в обычной российской семье?

АК: А сколько Бог даст. Я вот жалею, что у меня пятеро детей. Вот у батюшки 11 детей, он моложе меня намного, но при этом успел сделать, возможно, главное в этой жизни.

ОЧ: Тем не менее, ради того, чтобы посвятить себя этому мотопробегу, вы оставили своих пятерых и 11 детей на попечение жён… Если вы продвигаете идеи ответственного отцовства на личном примере, то, возможно, лучше было бы провести это время с семьей?

АК: Не бросали мы своих детей. Они нас провожали с жёнами, более того, они очень хорошо понимали, чем мы занимаемся, отчего мы едем, и отпускали нас добровольно, можно даже сказать, благословили на этот путь. Да, батюшка?

Отец Сергий: Во-первых, хочу сегодня всех поздравить с праздником господним. Сегодня великий праздник — Вознесение, мы уже побывали на службе в Большом Златоусте. Что касается того, что мы чем-то пожертвовали — да, действительно. Всякая миссия — а я считаю, что это миссия — это всегда жертва. Ну и конечно, пожертвовать этими минутами в кругу семьи всегда надо. 

АК: Если говорить об устройстве семьи, она сегодня у нас, мягко говоря, нарушена. Если тысячу лет мы существовали в крепкой патриархальной семье, то за годы советской власти она была абсолютно разрушена. В 1917-1918 годах вышли первые декреты, разрушившие семью, — это декреты об отделении семьи от церкви, об уравнивании в правах мужчины и женщины, детей, рождённых в браке и вне брака, о разрешении абортов. Ну и пошло-поехало. Это всё привело, особенно эта феминизация женского населения, к тому, что женщины сейчас уже плачут от того, что они слишком свободны. Ситуация такова, что пока ещё в нашем, российском, обществе есть возможность восстановить традиции, восстановить традиционную семью, которую мы утрачиваем.

ОЧ: У вас могло бы возникнуть много оппонентов по ту сторону экрана. А как вы восприняли известие о разводе президента с супругой после более 30 лет брака? Это вас ранило как православного человека?

АК: Любой развод — это всегда трагедия в семье, и для мужа, и для жены. И несмотря на то, что президент с бывшей супругой выглядели, на первый взгляд, спокойными и говорили о неком «цивилизованном разводе», волнение и трагизм, который присутствовал в них в этот момент, очень сильно чувствовался. Поэтому им можно только посочувствовать. И нам в некоторой степени тоже. Потому что то, что можно простому человеку, человеку, облечённому властью, президенту страны, делать гораздо сложнее. С точки зрения морали и нравственности, этот поступок вызовет ещё очень много разговоров, и это не прибавит авторитета ни президенту, ни нашей стране.

ОЧ: Вижу, что вы подбираете слова, то есть некое осуждение этого есть…

АК: В жизни человека есть два пути — монашеский, скорбный путь, тяжёлый, и, мне кажется, ещё более тяжёлый путь — семейный. Его даже называют мученическим путем. Для людей невоцерковленных это звучит, может быть, слишком по-издевательски, мол, «что это я буду мучиться, я хочу в удовольствие жить». Вся наша проблема в том, что мы слишком живём в удовольствие. Вот это потребительство превратило нас в скотов, понимаете. Мы уже не видим перед собой горя, не видим близких людей, мы перестали делиться, мы перестали вообще что-то замечать…

ОЧ: А вам не кажется, что вы слишком пессимистично смотрите на мир? Я вот знаю очень много хороших людей, которые готовы делиться, получать от этого радость.

АК: Слава богу, есть и нормальные люди ещё, есть и здоровые мужики. Но вот если посмотреть ящик, складывается ощущение, что у нас кроме педофилов, извращенцев, маньяков, наркоманов больше мужиков уже не осталось. Зверевы, Моисеевы с экрана не сходят. 

ОЧ: Вы поехали для того, чтобы показать, что есть?

АК: Хоть отчасти восстановить, реабилитировать попранное мужское достоинство.

ОЧ: Ваш пробег в аккурат совпал с принятием закона об оскорблении чувств верующих. Максимальное наказание — три года лишения свободы, однако предусмотрены и другие виды наказания — штрафы до 500 тысяч рублей, обязательные и исправительные работы. Хотелось бы узнать ваше отношение. Вы одобряете принятие закона?

АК: Может быть, в нашем светском обществе, государстве нужны какие-то законы, которые будут регулировать права верующих. Но я лично отношусь к этому очень скептически, потому что верующих людей вообще во все времена притесняли, прижимали, но верующие люди всегда отличались и должны отличаться своей терпимостью и прощением. Если мы начнем всё регулировать только законами, мы не знаю, в кого превратимся. Вера — вещь такая, очень глубоко в человеке сидит, очень не напоказ это всё делается, и истинно верующего человека очень сложно чем-то оскорбить. 

ОЧ: Отец Сергий, а вы как относитесь к этому закону? Разделяете ли этот приятный скепсис?

ОС: В Священном Писании говорится, что буква убивает, а дух животворит. Здесь, наверно, будет зависеть от судей, от их морального облика, как они этот закон будут применять. 

ОЧ: То есть тут зависит от того, насколько будет суд справедлив?

ОС: Думаю, что да.

ОЧ: Сам факт принятия такого закона вас не смущает?

ОС: Скажем так, я пока ещё не знакомился с этим законом и пока ещё не размышлял.

ОЧ: Уполномоченный по правам человека, Владимир Лукин, считает, что этот закон нарушает Конституцию, потому что Конституция гарантирует равные права для всех, для атеистов и верующих. Неужели неверующий человек менее раним?

АК: У нас перед глазами есть пример, великая Византийская империя. Я, может быть, что-то не так скажу, батюшка, простите меня, но вера была сильная тогда, качество веры было высоким тогда, когда были гонения и притеснения. Как только вера принимала общегосударственный размах, качество веры резко падало. Ну не может человек стать чиновником, если он не православный… Принимает православие, получает желанный пост и начинает ходить в церковь, со свечкой фотографироваться. Не должно происходить сращивание государства и церкви. Не должна сейчас церковь превращаться в министерство государственного управления. 

ОЧ: Отец Сергий, но ведь это сращивание сейчас активно происходит. Руководители государства и руководители церкви собираются вместе и зачастую произносят одно и те же слоганы, постулаты… Лозунги «Единой России» фактически соответствовали тому, что недавно говорил патриарх в Екатеринбурге. Никто не сомневается, что его приезд был мероприятием, окрашенным политически. Как так, если даже паства, например, Андрей, против этого слияния?

ОС: Я живу в пригороде Красноярска, в посёлке Большая Мурта. Там никакого сращивания нет. В церковь ходят, в основном, пенсионеры. Мы испытываем большую нехватку внимания со стороны власти. Нет каких-то общественных акций. Екатеринбург нам очень понравился тем, что епархия несёт множество социальных программ. У священников, которые живут в провинции, такого потенциала нет. Я живу в селе. У меня 11 детей, козы, коровы, кролики, свиньи. Я не могу рассчитывать на материальную поддержку со стороны паствы, вынужден, грубо говоря, работать… Я об этом сращивании только слышал.

АК: Нужно определиться в понятиях. Сращивание ведь может происходить в разном формате. Если государство идёт навстречу церковным инициативам и поступает по совести, то слава, богу, пусть такое сращивание идёт…

ОЧ: А если наоборот, церковь начинает озвучивать постулаты партии?

АК: Политикой церковь заниматься не должна, конечно.

ОЧ: И напоследок: ваш рецепт того, чтобы Россия стала более многодетной?

АК: Волшебного слова такого, наверное, одного не найти. Нужно просто понять, что наше будущее — в наших руках. Если мы, мужики, не возьмём ответственность за жён и детей, России через тридцать лет не будет.

ОЧ: Мы надеемся, что этого не случится. Спасибо большое за то, что вы делаете.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^