Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Во мне заинтересованы многие компании, производящие лазеры»

×
Разговор на Малине 10 июня 2013 в 21:24
Проблемы с видео?
В материале:

Шур Владимир

Артемий Захаров: Здравствуйте, Владимир Яковлевич.

Владимир Шур: Здравствуйте. 

АЗ: Рад вас приветствовать. Вы, без ложной скромности, успешный учёный. А относительно недавно вы стали ещё и предпринимателем. У вас появился свой бизнес-проект. 

ВШ: Да, компании, которая сейчас у меня есть, пять лет. Я довольно долго проработал в Штатах. Наездами, правда. Но в таком замечательном месте, как Стэнфордский университет. Стэнфордские профессора — это элита мировой науки. Так вот там это принято: если у профессора есть свои идеи, он старается их самостоятельно реализовать в формы малого и среднего бизнеса. И когда я сюда вернулся, мои зарубежные коллеги сказали, мол, это только твоя задача, только ты должен её решать. И первая моя компания была совместная, российско-американская. Занялись мы сегнетоэлектриками, доменами, новыми материалами и преобразованием длины излучения. Другими словами, цвет. Можно получать абсолютно произвольную длину волны. Это исключительно. В мире несколько таких компаний есть, порядка пяти-шести, но, честно говоря, все они родились в Стэнфорде. И директора этих компаний были студентами Стэнфорда, а я — приглашённый профессор. 

АЗ: А с Евгением Шаровариным как ваше знакомство случилось?

ВШ: Мы ездили в Корею в составе официальной делегации от Екатеринбурга. Он немного инвестировал в нашу компанию. Компания «Лабфер» — лаборатория ферроэлектриков, что, в принципе, одно и то же, что и сегнетоэлектрики. 

АЗ: А как вам роль предпринимателя?

ВШ: Непросто. Есть свои плюсы, свои минусы. Мы не рвёмся сильно высоко взлетать, но, надо сказать, сейчас мы работаем на очень солидные компании, включая зарубежные. Компании, производящие лазеры, очень в этом продукте заинтересованы. Мы сейчас востребованы. В действительности знания изменяют мир. Знания надо использовать, причём в интересах людей. Мир непрерывно меняется, прогресс появляется благодаря людям науки, которые постоянно получают новые знания. Бывают прорывные направления, изобретения, например, сотовые телефоны, компьютеры — они появились, и мир перевернулся. Про нашу науку я не могу так сказать, хотя всё непредсказуемо. А Стэнфорд и ассоциирующаяся с ним Силиконовая долина — это такое место, откуда никто не хочет уезжать. Это всё выглядит как «золотая лихорадка». Много бизнесов, взрыв, тут же новые идеи, приумножение материального состояния. Многие как раз с местом это связывают. И несмотря на то, что там сложно жить, дорого, этот город остаётся столицей успешного бизнеса на протяжении многих лет.

АЗ: К слову о лихорадке. Сейчас очень модным стало нанонаправление. Наномойки, например. Как это объяснить?

ВШ: Нано — это определённый размер. Люди сейчас освоили этот масштаб. Когда-то люди занимались только тем, что можно было пощупать руками, потом тем, что можно увидеть в микроскоп, а теперь и то, что в микроскоп даже не видно. Сейчас всё минимизировалось, те же транзисторы, те же элементы электронных цепей оказались компактными. Это замечательно, это та тенденция, которую всё человечество приветствует на протяжении многих лет. Эра нано началась в 2000 году, это объективный этап развития науки и технологий. Это было абсолютно ожидаемо. А когда ко всему начинают приписывать «нано» — это просто-напросто коммерциализация. Бывает добросовестная, бывает недобросовестная. 

АЗ: А если говорить о «Роснано», насколько они развиваются? За пять лет, кроме энергосберегающих ламп и графитовых стержней ничего, вроде, и не было сделано. 

ВШ: Нет, они много сделали. Есть такие нанотехнологии, с помощью которых делается наноструктурированный металл. Это металл, который определённым образом обрабатывают, при этом он приобретает структуру кристаллитов наноразмеров. Он обладает аномальными свойствами: твёрдость, устойчивость к температурам. Ещё один глобальный проект — научились делать металл, чтобы на нашем полярном шельфе добывать нефть. Исходно не было подходящих металлов не только для трубопроводов, но и для платформ. 

АЗ: А почему ваш центр не присоединился к «Роснано«? 

ВШ: Мы много с ними работали: проекты, исследования. А когда в Екатеринбурге открывался центр «Роснано-Екатеринбург», я был его директором. Но наши проекты оказались достаточно сложными, запущено немного, примерно пара проектов. 

АЗ: А в Екатеринбурге хватает специалистов уровня, необходимого для занятия нанотехнологиями?

ВШ: Да конечно! Вопрос в другом. Это, с одной стороны, надо развивать как науку, давать деньги на оборудование, проводить конференции. В том году, например, мы проводили конференцию на 300 участников, 100 из них — иностранцы из 24 стран. Не секрет, что в нашей стране объём финансирования науки в сравнении как с высокотехнологичными, так и развивающимися странами, мал. Вторая сторона — это то, что понижен статус успешного человека науки. Раньше молодёжь стремилась стать профессорами. Сейчас этого нет, потому что получить благополучие сейчас можно более простыми путями. В науку сейчас идут намного меньше, чем раньше.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Шур Владимир

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^