Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Режиссёр Юрий Урнов: «Одна из проблем России — как у безнадёжного больного: общество не реагирует на боль»

×
Разговор на Малине 22 мая 2013 в 21:20
Проблемы с видео?
В материале:

Манекина Анна

Ольга Чебыкина: Юрий Урнов, режиссёр-постановщик, у нас в студии. Здравствуйте!

Юрий Урнов: Здравствуйте!

ОЧ: Хочу поговорить о вашей постановке «Час восемнадцать» о «деле Магницкого». Два года назад вы её поставили. Зачем вы это решили сделать? Что это за феномен социально-политических пьес?

ЮУ: Я никогда не ставил спектаклей на горячие темы. Это был мой первый опыт. Просто задело это дело. Лена Гремина написала пьесу. Она идёт в Москве, в Театр.doc, до сих пор, по-моему, идёт. После этого уже пошла серия с Pussy Riot и прочее. Магницкий был первым жестом в сторону общественно-политического театра, которого здесь мало. И нам захотелось сделать реплику этого в рамках той программы по русской современной драматургии, которую мы делали в Америке. 

ОЧ: Вы сами провели аналогию с Pussy Riot. У вас нет сожаления о том, что вы сделали? На мой взгляд, пошёл просто неконтролируемый процесс, который общество расколол. Не чувствуете ли вы на себе ответственности за то, что вы показали: с этим можно работать, будет резонанс. И все пошли за вами.

ЮУ: Не знаю. Когда наши приняли ответный закон по «акту Магницкого», там есть такое неприличное стихотворение, но это я только на свой фейсбук могу отсылать. А дальше как — можно реагировать, а можно не реагировать. Мы решили среагировать, и я считаю, что так лучше, потому что иначе общество снова накрывает волной, когда оно, как безнадежный больной, не регаирует на боль. И тут — вроде как больно, а тело не реагирует. Мне кажется, лучше реагировать, это приведёт, скорее, к излечению, чем к умиранию и загниванию.

ОЧ: Поняла. Это в России, а в США зачем показываете? Это не похоже на знакомство с русской культурой. 

ЮУ: Я думаю, что разрыв между культурой и политикой, который есть в русском театре, не вполне здоровый. Это связано с советским опытом, где считалось, что если театр что-то говорит, он говорит только очень эзоповым языком. Вообще, почему театр не может живо поговорить о том, что есть сейчас, а должен отсылать к Ивану Грозному, Иосифу Сталину?

ОЧ: А где ваша основная площадка работы сейчас? В Америке?

ЮУ: Да, я там сейчас в основном и живу, и работаю. Работаю сейчас с двумя театрами, один в Вашингтоне, другой в Сан-Франциско. 

ОЧ: Правильно я понимаю, что вы знакомите американцев с массовой российский культурой? У них есть представление о том, что такое классика, ну и если говорить о кино, это фильмы Тарковского. Они очень удивляются, что у нас есть ещё фильмы Рязанова, которые находят более горячий отклик в сердцах людей. Вы им что рассказываете про нас?

ЮУ: Мы начинали всё это дело с программы современной русской драматургии, поэтому мы не ставили задачи говорить о массовой культуре, мы ставили задачу говорить об актуальной культуре. Потому что есть такой миф, который кто-то назвал «мифом Толстоевского»: русская культура, никто ничего не читал, но все знают, что это интересно. Общество сейчас живет быстро, и странно, когда иностранцы, думая о России, представляют Чехова. Чехов — любимый писатель, умерший более 100 лет назад, это надо понимать. Культура — это медленный и непосредственный канал. Но не настолько медленный. Поэтому какая массовая культура в театре? Назовем это актуальной культурой. 

ОЧ: Что из происходящего сейчас вас задевает, что хотелось бы осветить?

ЮУ: У нас нет никакого нового политического проекта. Все ближайшие работы — несовременные и даже не российские. Не знаю, будем думать.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Манекина Анна

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^