Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,07$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,07$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,07$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Юрист Алексей Шведов: «2% оправдательных приговоров по уголовным делам — это катастрофа»

×
Разговор на Малине 29 апреля 2013 в 18:11
Проблемы с видео?
В материале:

Шведов Алексей

Всем привет! Вы смотрите www.malina.am. Традиционно вы можете видеть нас в прямом эфире на сайте по будням с 16:00 до 17:00. Вечерний повтор не пропустите в эфире телекомпании «Четвёртый канал», так же — по будням, в 00:30.

Malina.am — интерактивное телевидение, где вы сами решаете, кто из ведущих вам нравится или не нравится. В правом углу вашего монитора есть раздел «Голосование». Ведущий сегодня — Алексей Шведов, юрист. 

Ольга Чебыкина: Лёша, привет.

Алексей Шведов: Привет.

ОЧ: Как настроение?

АШ: Прекрасно!

ОЧ: На твой послужной список посмотришь и понимаешь — молодой целеустремлённый человек. Всё очень последовательно: красный диплом института юстиции, доцент кафедры, преподаёшь, теперь директор и партнёр в собственной компании… Скукотища. Нет?

АШ: Ещё добавлю скукотищи — кандидат юридических наук. Нет, не скучно,  во всём можно найти что-то весёлое и прикольное.

ОЧ: В твоем возрасте рано, наверное, задумываться о дауншифтинге…

АШ: А вообще бизнес надо вести проще. Надо веселиться.

ОЧ: Бизнес ради фана?

АШ: Конечно!

ОЧ: Этот тезис повторяют все, кто оказывается в кресле ведущего. И это всё успешные люди. Наверное, в этом секрет успеха?

АШ: Может быть. Но, наверное, не решающий и не единственный. А по поводу дауншифтинга и смены рода деятельности  скажу, что мысли такие есть, но перспективы у меня простроены ещё лет на 5-10, чтобы еще поработать. А потом что-то вроде пенсии, чтобы я мог на 100, а лучше 120% отдаваться своей семье.

ОЧ: На 146%, как у нас в стране принято.

АШ: Ну и немножечко позаботиться о себе.

ОЧ: Эти годы нужны, чтобы создать крепкий капитал и жить для себя, для семьи?

АШ: Чтобы можно было жить, не думая о рабочем процессе.

ОЧ: А жить в России?

АШ: Хороший вопрос. Разные меня мысли на этот счёт посещают. Наверное, всё-таки скажу, что нет. Не в России.

ОЧ: Чёрт, Лёш. Ну как так-то? Мы всё время спрашиваем офигенных людей нашего города, почему хочется «свалить», а не остаться здесь и здесь сделать лучше?

АШ: Я не оригинален. Здесь тяжело. Тяжёлый процесс. У нас тяжёлая страна, неоднозначная. Тяжёлый народ. У нас нет одной идеи, на базе которой можно было бы что-то эффективно менять. Проще, наверное, уехать. Конечно, это не позиция патриота, это плохая позиция. Но пока я ощущаю себя именно так.

ОЧ: Когда в этом кресле ведущего был Ринат Мухаметвалеев, он сказал: «Когда я понял, что не могу изменить страну, то решил, что попробую поменять что-нибудь в городе, а раз в городе не получается, может, получится что-то в семье, ближайшем окружении, себе». И если на этом сосредоточиться, сформировать какой-то круг общения, может, этого будет достаточно? И Володя Бегунов тоже об этом говорил. Может, если каждый создаст вокруг себя это кольцо доверия, понимания, можно будет остаться? Мне всегда жаль, когда такие люди собираются уехать. Или это уже однозначно решено?

АШ: Это решение сегодняшнего дня. Что-то может и измениться в ближайшее время. По поводу того, как попытаться сделать мир лучше. У меня тут одна позиция. У нас сейчас глобальные проблемы в системе воспитания. Все те политические тренды, которые сейчас существуют, — боремся с коррупцией, повышаем эффективность государственного управления — всё это не будет приносить результатов, пока мы не решим проблем, связанных с системой воспитания. Какие институты занимаются воспитанием? В первую очередь семья, во вторую школа. В тех же вузах мы получаем уже людей сформировавшихся, готовые типажи, менять которые тяжело.

ОЧ: В чём проблема? Мама-папа не пьют, любят ребёнка…

АШ: Надо посмотреть, сколько у нас таких нормальных семей.

ОЧ: Это уже, наверное, тема другого эфира, тут можно очень углубляться. Я просто вот что хочу спросить, про студентов, которым ты преподаёшь. Понятно, что нужно им светлое, доброе, вечное в головы вложить, о том, что закон един для всех, например. О суде, как о высшей инстанции… я вот даже улыбку сдержать не могу. Басманный суд стал именем нарицательным, символом путинско-медведевской эпохи. Это влияет на студентов? Как они воспринимают свою профессию? Они уже встроены в систему или они её отторгают, и у нас есть шанс?

АШ: Шансы есть. Мы работаем с 2-3 курсом по нашей дисциплине. И большинство студентов понимает всю подоплёку происходящих процессов. Шансы есть, но на стадии высшего образования мы получаем уже сформировавшихся людей. Нам сложно делать из них специалистов, замотивированных на демократические ценности. В системе существовать проще, когда ты не идёшь по дороге достижения данных ценностей. Проще, спокойнее, комфортнее. Они это рано или поздно поймут и прогнутся под эту систему.

ОЧ: Я правильно понимаю, что многие чувствуют, как система юриспруденции и адвокатуры изменилась с 90-х годов прошлого века? И сейчас ты либо противостоишь системе, либо ты за неё. Есть у студентов такое понимание?

АШ: Да, есть. Они спрашивают, просят совета, куда им податься после вуза: то ли на госслужбу, то в адвокатуру, то ли стать частнопрактикующим юристом или, наоборот, в хозяйствующий субъект устроиться. Всё это их интересует уже со второго курса.

ОЧ: 2% оправдательных приговоров по уголовным делам в нашей стране — это данность. Нормально ли это?

АШ: В условиях состязательного уголовного процесса это, конечно, цифры шокирующие и ненормальные. В нашей стране это объясняется просто: если дело дошло до суда, значит, работали следователи, дознаватели, оперативные работники, может, группа специалистов по этому делу. А если приговор оправдательный, то получается, что эти люди два месяца, полгода, год зарплату получали просто так, за необоснованные незаконные действия? Нестыковочка. Вот основная проблема, которая вписана в наш менталитет.

ОЧ: Это системная проблема, её разговором не решишь. На «Прямой линии» Путин сказал, что только 15% обжалуют решение суда. Получается, 85% довольны приговором?

АШ: Речь идёт об уголовных делах, я так понимаю… И большая часть из этих 85% заключили сделки со следствием, условием которых является невозможность обжаловать приговор.

ОЧ: Предлагаю посмотреть фрагмент легендарного фильма «Адвокат дьявола». Это крутой диалог о том, всегда ли нужно выигрывать процесс. Ты для себя когда эту проблему решал и решил ли? Есть ли процессы, в которых никогда не будешь участвовать?

АШ: С точки зрения конституции, право на защиту есть у каждого. Но мы находимся в реальной жизни. Я скажу, может быть, цинично, но мы возьмём только то дело и того клиента, у которого есть хоть капелька моральности.

ОЧ: А как это определить?

АШ: Мораль — это категория социальная. Надо выявить среднее статистическое мнение общества, и оно должно совпасть с твоей внутренней позицией. Как-то так. Наша фирма в принципе не занимается уголовными делами, за исключением экономических преступлений. И то, не всех, а только тех, которые, например, связаны с бизнесом.

ОЧ: То есть за уход от налогов возьмётесь. Страна вынуждает.

АШ: Да, тем более, что нередко состава нет, он просто вменяется, на всякий случай. Вот такие преступления, где есть интеллект — как с одной стороны, которая предполагается совершившей это преступление, так и с другой, которая разбирается — это интересно, этим мы занимаемся. Не каждое преступление, наверное, достойно социального осуждения. Есть и преступления глубоко моральными действиями. И это серьёзная проблема соотношения нашей реальной жизни, философии, морали и права. Разную оценку в обществе получают неправомерные с точки зрения закона деяния.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Шведов Алексей

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^