Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Who is mister Shadrin? Екатеринбургский миллионер, который выставляет Пикассо в деревнях

×
Разговор на Малине 22 апреля 2013 в 22:24
Проблемы с видео?
В материале:

Сахновский Игорь

Как бизнесмену мне душу греет, что я делаю правильные вложения. Если бы у меня был лишний миллиард, я бы его вложил в искусство. Не задумываясь. Есть вещи, которых никогда не бывает много. Это деньги и знания.
— Александр Шадрин, коллекционер

Ольга Чебыкина: Александр, здравствуйте! Что вас побуждает заниматься в России популяризацией искусства?

Александр Шадрин: Прежде всего, свободные деньги. Если нет свободных денег, то никто и никогда не будет финансировать искусство. Во все времена искусство финансируют богатые люди. Если бы я был интеллигентом в первом поколении, то вкладывал бы в машины или дома. А поскольку я интеллигент в энном поколении, то спокойно отношусь к деньгам и, выбирая, купить новую машину или недвижимость, предпочитаю искусство. Когда в 1987 году появилась такая возможность, я стал финансировать. Были этапы, я менял свои позиции. Сначала были коллекции уральских художников. Но 1989 год стал переломным. Я стал «охотиться» за главным призом коллекцией Алена Ренье «Мадура», над которой он работал вместе с Пикассо на протяжении 25 лет. Купить её напрямую мне не удалось. Переговоры шли три года, и в итоге нам удалось купить её на аукционе Christie's 25-26 июня 2012 года. О том безумии, которое было на торгах, английские газеты написали: «Цены на керамику Пабло Пикассо рассыпались в пыль при первых минутах торгов». Я в этом безумии поучаствовала. Для меня главная ценность в том, что куплено у Алена Ренье. Если Пикассо — Бог, то Ален Ренье — евангелист.

ОЧ: У меня вопрос касательно подлинности работ. Вы часто сталкиваетесь со скепсисом? Вы ручаетесь за каждый экспонат?

АШ: Не я ручаюсь, а Christie's. Я мог бы купить дешевле в другом месте, но я купил именно эти работы, потому что второй раз Ален Ренье продавать бы не стал. Часть работ я не стал завозить в Россию. Я завёз только 30 работ, 25 не стал. Этого достаточно. Вывоз возможен только на два года. Сейчас я готовлю большой проект в Китае, потом в Японии. Собрание Пабло Пикассо, которое есть у меня, ни один музей не имеет.

ОЧ: Вы с охраной ходите по улицам?

АШ: Нет (улыбается). Дома я это не храню. Всё либо в хранилищах музеев, либо выставляется.

ОЧ: Ваши инвестиции вызывают культурный шок.

АШ: Каждый сам выбирает, куда вкладывать деньги.

ОЧ: Что это был за переломный момент, когда вы стали культурным наместником?

АШ: Это моя культурная политика. Это случилось в 16 лет, когда я увидел в закрытом хранении альбомы Сальвадора Дали и Боско. Я был поражён.

Игорь Сахновский: Это больше коллекционирование или инвестирование?

АШ: Как бизнесмену мне душу греет, что я делаю правильные вложения. Если бы у меня был лишний миллиард, я бы его вложил в искусство. Не задумываясь. Есть вещи, которых никогда не бывает много. Это деньги и знания. Это наша скрипка, которая позволит России подняться на новый культурный уровень.

ОЧ: Но это же не есть наша культура?

АШ: Культура не может быть нашей или не нашей. Она либо есть, либо её нет. То, что делаю я, в России ещё никто никогда не повторил. Если я впервые показывал здесь Шемякина, я сказал, что никто здесь кроме меня его не покажет. Я показал в музее около 500 работ. Следующий проект — Эрнст Неизвестный. Я показал 25 скульптур и 60 графических работ. Музей, который есть, — это пародия на то, что я показывал. Сальвадор Дали — никто до меня такую коллекцию не показывал. Пабло Пикассо — керамику никто не показывает. Есть керамика в Эрмитаже, 15 работ на постоянном хранении, это значит, что они никогда не снимут работы, чтобы показать их по всей России.

ОЧ: Александр, это здоровый эгоизм в вас звучит?

АШ: Здесь нет здорового эгоизма. Я, как и Пабло Пикассо, несколько опережаю время и считаю, что нужно показывать через 20 лет. В Екатеринбурге это последняя выставка в России. Я уезжаю за границу. Через два года работы вернутся для таможенного переоформления. Для Пикассо Россия ещё не созрела! Это более высокий уровень, чем всё остальное.

ОЧ: Игорь, вы согласны с тем, что Россия не созрела для Пикассо?

ИС: Пикассо, на самом деле, очень разный. Александр, вы предпочитаете Пикассо какого периода?

АШ: Я предпочитаю именно керамику, потому что это последний период. Человеку 67 лет, он начинает обучаться тому, чего он никогда раньше не создавал. И через три месяца Сюзанна и Жорж Ренье удивлены тем, что он сделал.

ОЧ: Вас искусствоведы не обвиняли в том, что Пикассо и Дали — банальный выбор?

АШ: Меня мнение искусствоведов не интересует. Я показываю тот пласт, который мне интересен. Пусть другие покажут то, что интересно им. Это их право.

ОЧ: Игорь, заметьте, как это совпадает с тем, что вы говорили. Вы делаете то, что интересно вам.

АШ: Это правильно! Вы же не будете навоз грузить. Вы будете заниматься тем, что вам интересно. Я не могу зарабатывать деньги тем бизнесом, который мне морально не походит. Но я могу вкладывать деньги в то, что мне комфортно. Я вкладываю, я доволен.

ОЧ: Можно узнать сферу, в который вы зарабатываете такие бешеные деньги?

АШ: Это не бешеные, это нормальные деньги. Я много лет занимаюсь инвестициями. Я работаю как банкир. Я инвестирую в разные сферы. Мне хватает денег.

ОЧ: Игорь, вам близко то, чем занимается Александр?

ИС: Мне кажется, да. Я боюсь задать дилетантский вопрос. Когда вы сказали про позднего Пикассо, вам должно быть известно его высказывание о том, что в его возрасте он позволял себе много баловаться и любая его «почеркушка» становится шедевром.

АШ: Это нормально. Он всегда баловался. Если мы вспомним знаменитых «Авиньонских девиц», он эту работу перерисовывал три раза, и она не закончена. Работа стала ему неинтересна, и она в незаконченном виде выставляется в Вашингтонской галерее. И, тем не менее, это одна из самых дорогих работ. Её цена порядка 500 млн. долларов.

ОЧ: В вашей речи сквозит предпринимательское начало.

АШ: Это нормально. Я благотворительностью занимался в разных отраслях. В своё время в одном маленьком городке, где я родился, в Полевском, несколько лет выделял финансы  занимался медикаментами. Знаете почему перестал? Я заметил, что в аптеках стали продавать моё лекарство. Я давал его в поликлинику с условием, что оно будет выдаваться детям, пенсионерам и инвалидам. А в области искусства никто украсть не может! Я вкладываю и вижу, что люди приходят, им это интересно.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Сахновский Игорь

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^