Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Павел Шестопалов: «Моему младшему сыну нет ещё и трёх месяцев, и это особое ощущение»

×
Разговор на Малине 19 апреля 2013 в 21:17
Проблемы с видео?
В материале:

Шестопалов Павел

Всем привет! Вы смотрите www.malina.am. Традиционно вы можете видеть нас в прямом эфире на сайте по будням с 16:00 до 17:00. Вечерний повтор не пропустите в эфире телекомпании «Четвертый канал», так же — по будням, в 00:30.

Malina.am  интерактивное телевидение, где вы сами решаете, кто из ведущих вам нравится. В нижнем правом углу вашего экрана есть раздел «Голосование». Ведущий сегодня — Павел Шестопалов, совладелец сети автосалонов.

Сегодня в программе:

Максим Шеховцов, один из первых венчурных инвесторов в России;

Екатерина Петрова, руководитель проекта «РосПил» в УрФО;

Сергей Шашмурин, промышленный дизайнер.

Екатерина Дегай: Здравствуйте, Павел!

Павел Шестопалов: Здравствуйте. Всем привет!

ЕД: Сложилось такое впечатление, что вы по архетипу — делец, что для вас автомобиль — это не драйв, скорость и романтика, а способ зарабатывать деньги. Это правильное впечатление?

ПШ: Это проблема любого профессионального бизнеса. Возьмите архитектора — когда он занимается профессионально архитектурой, он, наверное, тоже меньше думает о романтике, больше о работе.

ЕД: А какие-то необдуманные поступки и молодецкая удаль — это вам свойственно?

ПШ: К бизнесу это не относится. А вообще, да, наверное. Не знаю, можно ли это назвать безумным поступком, но была такая история. В 2002 году в Москве Audi делала презентацию нового автомобиля Audi A8. Естественно, всё заканчивается фуршетом. Фуршет затянулся. Мы сидели в гостинице «Балчуг», ну и разговаривали. А на этой встрече был трёхкратный чемпион гонок Франк Била. Ну и мы с ним, так скажем, немного выпивши, закусились. Я сказал, мол, что вы ездите по кругу?

ЕД: Вы вызвали его на дуэль?

ПШ: Да нет… (смеется) Я говорю, неинтересно гонять два часа по одному и тому же кругу. Давайте проедем откуда-то докуда-то. Вот тогда и родилась идея проехать от океана до океана. И мы эту идею успешно реализовали. Спонсором у нас был небезызвестный Ходорковский. Поддерживало НТВ. И мы на четырёх машинах Audi выехали в Рождество, 24 декабря, из Лиссабона и 7 января финишировали во Владивостоке.

ЕД: Мне редактора написали про вас такую фразу: «Резистивные материалы на основе силицидов переходных металлов».

ПШ: Ой-ёй-ёй… Я это уже плохо выговариваю (смеется).

ЕД: Но это как раз то, чем вы когда-то занимались на кафедре физики. Целая плеяда предпринимателей ушла из науки в бизнес, чтобы прокормить семью. У вас история похожая была?

ПШ: Наверное, отчасти и в этом причина была. Но когда ты что-то делаешь, ты хочешь достигать определённого результата. А там результата было не достичь по массе причин: заканчивалось финансирование, закрывались темы. Словом, бесперспективность малооплачиваемого занятия.

ЕД: А почему автомобильный бизнес? Вы в начале 90-х этим занялись, и тогда это был довольно криминализированный сектор бизнеса.

ПШ: Мы об этом тогда особо не думали. Ситуация была простая: хотелось кушать и хотелось чего-то достигать. Тогда мы чётко видели проблему: люди стали привозить автомобили иностранного производства, а обслуживать их было некому. Поэтому это и была одна из основных тем.

ЕД: Мы хотим вам показать фрагмент из фильма «Олигарх». Там как раз персонаж Машкова ушёл из науки в бизнес. Причем автомобильный. 

ПШ: Сюжет вообще похожий. Помню, мы разгружали «Волги» на товарном дворе, было -30 градусов. Вот так же пришли вагоны, и мы их пересчитывали и разгружали.

ЕД: А криминализация бизнеса, разборки — это было в вашей жизни?

ПШ: Слава Богу, нас это особенно не затронуло. Ну и мы были маленькими, нас бизнесом-то не назвать было…

ЕД: «Крыши» — ничего такого не было?

ПШ: Нет… Мы были на территории Орджоникидзевского района, поэтому априори считалось, что мы принадлежим ОПС «Уралмаш», коим мы не являлись.

ЕД: У вас был ещё другой опыт: в 2010 году вы вышли из бизнеса по продаже Bentley, Ferrari, Maserati. С Евгением Маком у вас был такой бутик. Вышли, потому что вам показалось это невыгодным, продажи шли не очень хорошо. Евгений Мак недавно был у нас в студии, рассказывал о том, что, возможно, официально появятся продажи и Bentley, и Rolls-Roycе. Как вам кажется, будет спрос, если действительно это случится?

ПШ: Да, я смотрел это интервью. Вопрос заключается в том, что когда человек приходит покупать Bentley, он должен быть достаточно смелым, при этом он не должен быть депутатом областной думы. Если мы говорим о 2009 годе,  тогда, например, приходил владелец завода, который только что уволил 800 человек и не мог себе позволить купить такой автомобиль. В обществе бы не поняли, во-первых. А во-вторых, смотрите, тенденция: у нас генеральный директор РФ декларирует 5 млн рублей, то есть он не может себе позволить купить Bentley. Планка задана.

ЕД: То есть, получается, люди с деньгами есть, но они не могут купить дорогой автомобиль, потому что их в обществе не поймут.

ПШ: У нас есть примеры, когда покупают Audi по цене дороже, чем Bentley. Но это Audi, она в глаза не бросается. Как-то так. Но любители и те, кто честно задекларировал свой доход, найдутся и будут покупать. Но это стало уже просто неинтересно. Это во-первых, а во-вторых, там была такая история: импортёра Bentley на тот момент не было, мы работали через Mercury. В этом был плюс, в этом был и минус. Плюс в том, что у нас были достаточно льготные условия. А минус в том, что реальному покупателю автомобиля московские товарищи давали скидку больше, нежели нам. Было сложно с этим бороться, и мы этот проект закрыли. Это если предельно откровенно.

ЕД: Спасибо за откровенность. Немного про личное хотелось бы поговорить. Вам в этом году будет 50.

ПШ: (смеется) Ну, не в этом, а в следующем.

ЕД: Есть у вас какое-то видение себя через 10 лет? Вы какой будете? Пенсионер?

ПШ: Я не думаю об этом. Мне кажется, что это к возрасту не имеет отношения. Есть люди, которые изначально мёртвыми родились и живут. А если говорить о внутренних ощущениях, о драйве, я внутренне чувствую себя моложе.

ЕД: А в науку вернуться не было мысли?

ПШ: Мы привыкли выкапывать деньги в автобизнесе и закапывать их в автобизнес. И делать это профессионально. Поэтому менять профессиональную сферу деятельности не имеет смысла.

ЕД: Давайте тогда про детей поговорим. Знаю, что вашему младшему сыну, третьему ребёнку в семье, нет ещё и трёх месяцев. Это, наверное, такой яркий период в жизни сейчас: памперсы, ежедневные купания. Поделитесь своими впечатлениями.

ПШ: Это точно совершенно другие впечатления, нежели от рождения моей младшей дочери, ей сейчас 21 год. У меня иногда складывается впечатление, что мы её подрощенную взяли, потому что я реально не помню, как это было. Единственное, что я помню, памперсов тогда не было, и мне приходилось мало того, что шить, так ещё и стирать эти подгузники ежедневно. Что касается второго ребёнка, старшего сына, ему сейчас 11 лет, там ощущения более свежие. А здесь маленький ребёнок, беззащитный. Чем ты старше, тем больше ты это понимаешь. Меня больше впечатлил сам процесс родов.

ЕД: В Германии это происходило, верно?

ПШ: Да. Это было воскресенье. Мы приехали, и нам сказали: «Ребята, ну всё, вам пора рожать». И процесс начался тут же. При этом в клинике, кроме нянечки, не было никого.

ЕД: Вы перерезали пуповину?

ПШ: Да…

ЕД: То есть ощущение, что там всё проще, демократичнее, отношение другое. Вам поэтому там понравилось?

ПШ: Вы, наверное, замечали, что люди за рубежом вообще больше улыбаются, какие-то они более позитивные. Они не пытаются лечить то, что не надо лечить. Они не пытаются продать тебе бахилы. Они исходят из того, какой ребёнок рождается. Если всё хорошо, значит, всё хорошо. А в наших клиниках, опять же, на примере старшего ребёнка, где всё было стерильно, по договоренности, ему порезали голову да ещё и заразили какими-то микробами, которые потом 21 день лечили.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Шестопалов Павел

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^