Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Лидер группы «Сансара» Александр Гагарин: «Мы играем рок и только таксистам говорим, что играем авторскую песню»

×
Разговор на Малине 27 декабря 2013 в 17:03
Проблемы с видео?
В материале:

Гагарин Александр

О совместной водке с Ильёй Лагутенко и о том, почему не страшно 15 лет быть «молодыми и перспективными».

Смотрите также:

Музыка на Малине. Сансара «Чёлка»

Дочь Александра Лебедева («Сансара») Марго: «У меня очень классный папа!»


Екатерина Дегай: Саша, привет.

Александр Гагарин: Здравствуйте.

ЕД: Группа «Сансара» недавно вернулась из большого совместного тура с «Мумий Троллем». Расскажи, как это происходило.

АГ: Это началось с Владивостока, с подводных лодок на горизонте и острова Русский. Мы в конце августа были там на фестивале, который устраивал Илья, он называется Red Rocks. Я очень надеюсь, что он будет продолжаться. Это большой трёхдневный фестиваль, где нет привязки к стилю музыки — это не рок-музыка, не поп, там все были. Там ночью в барах играл Муджус, было несколько сцен по городу… 

Илья пригласил нас туда, мы очень задорно себя показали, наверное, не подвели никого. Было очень весело, мы хорошо выступили. И когда началась история «SOS матросу»,«SOS матросу» — десятый студийный альбом группы «Мумий Тролль», который был записан в ходе кругосветного путешествия на паруснике «Седов». мы договорились о том, что возможно наше участие в этом проекте, нашли поддержку.

ЕД: И объехали вместе 13 городов.

АГ: Да, 13 городов, причём это была Сибирь. И у нас были ещё свои концерты. В итоге получилось за две недели 16 концертов. Отличный опыт.

ЕД: У вас длинный творческий роман с «Мумий Троллем». Был кавер на их песню,«Непокой. Эхом гонга» ты принимал участие в проекте«Горностай» Лагутенко, сейчас этот тур…

АГ: Мы очень не надоедали друг другу. Я узнал, что им понравился наш альбом, мы списались, Илья сказал спасибо, я тоже сказал спасибо. Потом я был в Камбодже, И Илья сказал, куда лучше не ходить. Это происходило примерно раз в полгода.

ЕД: Это можно назвать дружбой?

АГ: Когда спрашивают про человека, хороший ли он, наш директор Олег говорит: «Ну, я водку с ним не пил, не знаю». Я с Ильёй водку пил. Думаю, что он хороший человек, когда дело касается взаимодействий между людьми. А когда речь идёт о группе, он может быть разным. Я думаю, что и я такой же.

ЕД: Как думаешь, «Сансаре» прибавило аудитории участие в этой истории?

АГ: Думаю, да. Проблема современного мира в том, что все сидят в определённых кружках, и несмотря на то, что всё доступно, нужно донести то, что ты хочешь сказать. Бывает, люди живут рядом, но не знают, кто они. 

Мы смогли выйти на большую аудиторию. В Ледовом дворце в Питере на последнем концерте было 9000 человек. «ВКонтакте» есть кривая присоединения к группе, и она, начиная с лета, с нашего участия в Red Rocks, с совместных концертов со «Смысловыми Галлюцинациями» в Омске и с «Мумий Троллем», подрастает.

ЕД: Но это же всё равно получается играть на разогреве. Тебя это не задевает?

АГ: Нет, нисколько. Мы играли свои песни, мы говорили о себе. Играли мы не одну-две, а шесть-семь песен. И потом, публика группы «Мумий Тролль» достаточно более лояльна, чем группы «Король и Шут». В инстаграме мы на удивление нашли только один фак на фотографии с нами. Это хороший результат, я думаю.

ЕД: Ты за кадром мне рассказывал, что в Европе принято возить с собой группу.

АГ: Если смотреть афиши больших артистов и европейских туров, на них всегда есть подпись «старт-группа». На «Radiohead» играет Caribou.Caribou (настоящее имя Дэниел Снейт) — канадский композитор и исполнитель электронной музыки и психоделического попа. И хедлайнеры, и маленькие артисты имеют какой-то вес. А в России никто, насколько я знаю, так не делает. Группа «Чайф», например, не возила никого с собой в тур.

ЕД: То есть вас не возила?

АГ: В условиях российской действительности это выгодно, потому что это проблемы организаторам и менеджменту группы.

ЕД: Когда я готовилась к интервью, я поняла, что группе «Сансара» уже 15 лет. 

АГ: На самом деле больше. «Сансара» же такое понятие, бесконечное. 

ЕД: Меня даже эта цифра ошеломила.

АГ: Лучше по-другому говорить, как Гребенщиков про «Аквариум». Сколько лет группе «Аквариум»? Он говорит: 100 000, например. Или 250. Это примерно такая же история.

ЕД: У вас 11 студийных альбомов, куча синглов, клипов. Но вы ведь до сих пор молодые и перспективные. 

АГ: Это же прекрасно. Это, во-первых, говорит о том, что нам постоянно интересно что-то новое. Во-вторых, мы не устаём двигаться, искать, танцевать.

ЕД: Группе «Би-2» тоже 15 лет. 

АГ: Хорошо, про ту же группу «Мумий Тролль» везде написано, что она существует с 1984 года. А все её знают с 1996 года, по-моему. 

ЕД: У тебя есть амбиция стать федерально известным? Я очень люблю твою группу и очень уважаю тебя лично, и в нашем городе вы освоили всё, что могли. Но тебе хочется, чтобы вся страна о тебе знала?

АГ: Во-первых, да. А во-вторых, есть такая отличная поговорка: опоздавший получает всё. Я спокоен на этот счёт. Я понимаю, что я делаю то, что мне нравится, и хорошо, что это не нефть, не газ, а музыка. Я в этом смысле свободен. 

ЕД: Когда вам исполнилось 15 лет, «Афиша» написала про вас: «Они и правда играют на свой возраст, то есть так, как будто каждому участнику ансамбля 15 лет и есть, и это прекрасно». Ты себя на сколько лет ощущаешь? Ты вообще взрослеешь или остаёшься вечно юным?

АГ: Если это принятие чего-то нового, то, наверное, я остаюсь достаточно юным на этот счёт. Что касается опыта, то я более спокоен по отношению к тому, что происходят вокруг. У нас в группе сейчас самому молодому музыканту 21, а если учитывать звукорежиссёра, то самому старшему за 40. Это очень интересный разрыв, мне интересно наблюдать, как ведут себя люди моложе меня на 10 лет и как реагируют на что-то взрослые. 

ЕД: Очень сложно осознать, что у тебя есть дети и они уже достаточно взрослые. И ты сам уже взрослый человек, взрослый парень.

АГ: Хорошо. Наконец-то! 

ЕД: У тебя нет никакого когнитивного диссонанса?

АГ: Вообще нет. К тому же у нас сейчас есть возможность подвести итоги. Этой весной у нас выходит бест-альбом. Мы решили сделать это как в «Звёздных войнах» и начать рассказывать о себе с конца. В этот альбом войдёт история последних пяти лет, которые мне кажутся наиболее понятными и актуальными, потому что, на мой взгляд, до 2005 года мы не очень понимали, что происходит вокруг. Вместе с сайтом «Планета», который занимается краудфандингом, мы сделали акцию, и весной альбом выйдет и на пластинках, на виниле, и на сиди. И мы делаем концерт, для которого соберём 15 песен последних пяти лет, которые нам близки. Уже сейчас можно заказывать. 

ЕД: Краудфандинг реально работает?

АГ: Работает. Мы собрали половину суммы.

ЕД: Сколько это?

АГ: На всю эту историю нам нужно 200 тысяч. В это входит и изготовление винила, и съёмка концерта, и его организация в одном достаточно большом московском клубе. Мы хотим декорации и ещё что-нибудь необычное. Получается, что это не просто сбор: дайте нам денег, и у нас всё получится. Это по сути предзаказ альбома. Я думаю, это нормальная история. 

ЕД: Причём не единственная. Люди в нашей стране готовы в этом участвовать? Или так себе?

АГ: Когда появился iTunes, всё стало более понятно и легко. Видимо, к iTunes и Apple есть доверие, и очень много моих знакомых уже давно покупают там музыку. Я, правда, ещё не покупал… Но готов к этому. Наши альбомы есть на iTunes.

ЕД: Это приносит вам какие-то деньги?

АГ: Я думаю, пройдёт ещё года три или может даже меньше, и, когда будет анонс: «Земфира выпускает альбом!», люди будут его покупать. И это будут такие же продажи, как физические носители. 

ЕД: Ты прости, что я прилипла к тебе с вопросами про деньги, но у нас аудитория бизнесовая.

АГ: Нормально.

ЕД: Понятно, что ваша группа — не бизнес, а творчество. Но эта творческая единица должна аккумулировать какие-то материальные ресурсы, чтобы жить.

АГ: Обязательно. Тогда ты можешь делать то, что желаешь.

ЕД: Именно. Скажи мне по-честному: можно ли зарабатывать на музыке? Вы как, на концертах зарабатываете? 

АГ: Да, конечно, можно.

ЕД: Вам хватает, чтобы классно и без проблем существовать?

АГ: Не всегда. Но я понимаю, что при определённых условиях на музыке можно зарабатывать. Всё зависит от того, как ты построишь эту историю. Можно зарабатывать концертами, в первую очередь, потом покупкой альбомов. Можно с помощью Яндекс.Музыки, это ресурс, который платит музыкантам за то, что люди слушают музыку. 

ЕД: Какие это суммы, если не секрет?

АГ: Я думаю, что не очень большие. Всё зависит от аудитории. Понятно, что если «Мумий Тролль» выпускает «SOS матросу» и презентуют свой альбом на одном ресурсе, в данном случае на Яндекс.Музыке, то их слушает большое количество людей. Всё зависит от уровня группы. 

Я думаю, что со временем это всё придёт в более понятную форму, и даже независимые артисты, которые играют инструментальную музыку, в России никому не нужную, тоже смогут на это жить. 

ЕД: Было бы круто, если бы была индустрия, которая работает на самом деле, чтобы не надо было зарабатывать только на концертах.

АГ: Концерты — это же прекрасно. В этом и есть смысл: ты пишешь песни и поёшь их людям. Тут тоже нет никакого когнитивного диссонанса. Мне нравится кататься и играть.

ЕД: Ты говорил, что вы теперь не группа, а сообщество. Вы идеально вплетены в Екатеринбург. 

АГ: Ну а что ещё делать?

ЕД: Влад Деревянных из «Восхода», чьи услуги должны были бы стоить сумасшедших денег, вам делал дизайн «Иглы» практически за просто так.

АГ: Мне сложно это комментировать, мы друзья (смеётся). 

ЕД: Клип «Облака» для вас делал Red Pepper, и я думаю, там тоже были полудружеские договорённости. 

АГ: Это всё музыка, музыка. Я думаю, что мы счастливые люди. Я очень рад, что у меня есть такие друзья, и надеюсь, что я тоже им в ответ что-то даю. Да.

ЕД: Концепция «Сансары» — отсутствие постоянного состава. 

АГ: Я мечтаю об этом, если честно.

ЕД: Точнее, постоянный состав как бы есть, но вы постоянно кого-нибудь приглашаете: то у вас Лагутенко попел, то вы включаете в процесс Сергея Данилова. У тебя есть план пригласить ещё кого-нибудь к себе в ближайшее время?

АГ: Я не могу сейчас сказать, у меня нет сейчас таких мыслей. Если честно, этот год был очень громким, мы много и часто говорили о себе, это был такой рок. Сейчас мне очень хочется петь тихо. Ну, это нормальная история. Я не знаю, во что это выльется, к каким песням это приведёт. Может, как раз в этом возраст и отображается. 

ЕД: Ваша музыка — рок?

АГ: Мы сейчас рок. Мы играем рок, и только таксистам говорим, что играем авторскую песню. Потому что по сути это авторская песня, и им понятно, о чём идёт речь. Если говорить какие-то сложные слова про инди-музыку, люди не очень понимают. 

ЕД: У вас есть песня, которая состоит из одной цитаты Башлачёва: «Объясни, я люблю, потому что болит, или это болит от того, что люблю». Мне кажется, не вся твоя аудитория узнаёт цитату.

АГ: Да, это слова из песни Башлачёва, автора, которого я очень люблю. И я понимаю, что больше половины людей не знает, откуда это. Но так, наверное, и должны жить песни. Есть восточная теория о том, что творчество не принадлежит автору. Это европейцы кричат: я автор, я нарисовал это, я спел первый, придумал эту песню! А на Востоке ты транслятор, и что там с тобой, неважно. Если песня живёт, то отлично. БГ перепел Вертинского. Я вообще не знал, кто такой Вертинский. Услышал об этом от БГ, подумал: о, как интересно. Так и должно быть в культуре. 

ЕД: Эта песня состоит из одной строчки, как твит. 

АГ: Так и есть. «Игла»«Игла» — девятый (а по хронологии — одиннадцатый) альбом группы «Сансара» в 2012 году. вообще твиттер-альбом. Там всё очень ёмко, как будто надо уложиться в определённое количество символов для написания песни. 

ЕД: А почему? У твоих слушателей другое сознание, нужно по-другому писать, создавать?

АГ: Это, скорее, обратная сторона фразы «Краткость — сестра таланта». Надо очень кратко, ёмко донести то, что тебе бы хотелось. Многие, даже мои близкие говорят, что я бываю достаточно сложен. Мне хотелось доказать, что всё очень просто. 

ЕД: Все твои песни про любовь, про отношения…

АГ: Всегда про любовь. У всех причём.

ЕД: А сейчас Pussy Riot выпустили.

АГ: Это же тоже про любовь. 

ЕД: У тебя совсем нет потребности в политическом высказывании?

АГ: Потребности в чём?

ЕД: В политическом высказывании. Участвовать в акциях, что-нибудь заявлять, кого-нибудь поддерживать.

АГ: Нет, у меня нет такой потребности. 

ЕД: Почему?

АГ: Потому что мне кажется, я достаточно говорю о том, что я чувствую, когда пою об этом. Я чётко понимаю, что половина вещей, которые мы слышим о каких-то заявлениях или политических событиях, как правило, скоротечны и недолговечны.

ЕД: С другой стороны, это самый простой способ быстро привлечь к себе внимание.

АГ: (отрицательно качает головой)

ЕД: Нет, неинтересно? Окей. Хочу фотки показать. 

АГ: Боуи прекрасный мужчина.

ЕД: Это глэм-рок, когда многое значит визуальная составляющая? 

АГ: Не говори таких слов! Никто не знает, что такое глэм. Только мы с тобой знаем. 

ЕД: Хорошо. Но для тебя визуал — это важно?

АГ: Да, конечно.

ЕД: Вот эти шарфики, это всё не просто так?

АГ: Это такая штука, которая позволяет… Нет, я не готов к этому вопросу.

ЕД: Ты уже приготовил какой-нибудь шарфик на ближайший концерт, который будет 4 января?

АГ: Это будет спа-концерт. После новогодних бурных праздников нам всем захочется тихого спокойного настроения и релаксирующих музыкальных песен и нот. Мы придумали специальную программу, электронно-акустическую, вместе с Андреем Оренштейном, Серёжей Даниловым, Васей MTV. Вообще на спа-концертах одежда в принципе не требуется. 

ЕД: То есть ты будешь голый?

АГ: Я ещё не придумал. Вот ты сейчас сказал об этом, я задумался: а что делать? как? Посмотрим. Обычно на этих концертах я стараюсь показывать новые песни, чтобы потом с ними что-то делать весь год. Это тоже традиция, как и у группы «Курара», они 1 января играют, а мы чуть позже, 7 либо 4 января устраиваем такие акустики. 

ЕД: Тогда приглашай ещё разок.

АГ: Это будет в заведении на Малышева, 63, серое здание Пентагон. Мне показалось, что площадка, которая там есть, пригодна для концертов. Там два этажа, аппарат, звук, свет. Странно, что я там не был. Мне кажется, что городу не хватает такой маленькой концертной площадки. 

ЕД: Да, я как раз хотела спросить, где сейчас можно выступать?

АГ: В Ben Hall, но он иногда не подходит по каким-то причинам, может быть занят. А нашему городу надо больше. 

ЕД: А Дом печати?

АГ: Дом печати, Дом печати… Он большой для акустики, а у нас интимный концерт. Мы играли в Доме печати в мае, и мне нравится этот зал, но я считаю, что это площадка, которую мы потеряли. Люди, которые занимались Домом печати, были настроены на ночную историю. И несмотря на то, что все, кто в мае приезжали: «Мегаполис», «Ramona Falls», «On-The-Go» — они все были в восторге от площадки, потому что это центр города, внутри интересно, дизайн, всё такое, но…

ЕД: Почему ты говоришь, что потеряли? Это ведь очень серьёзная оценка.

АГ: Мне не хочется… Я занимался этими концертами в мае, но один в поле не воин, поэтому… Для таких объёмов нужна команда, а её создать не удалось. Поэтому концерты «Курары» и «Сансары» были последние, что тоже неплохо. 

ЕД: Не очень оптимистичная нота получилась у нас в конце. Давай с новым годом, что ли, всех поздравим, скажем людям что-нибудь хорошее.

АГ: Я не считаю, что это нота, это просто процесс, постоянно меняющийся. Смысл как раз в том, что независимо от того, что у нас: смена года или новый год — мы должны понимать, что это какой-то процесс, и… Не отчаивайтесь! 

ЕД: Это было поздравление в предкризисный год.

АГ: Несмотря на то, что Олимпиада закончится, всё равно — не отчаивайтесь. 

ЕД: Слушай, ещё про Олимпиаду.

АГ: Давай.

ЕД: Если бы тебя пригласили играть на Олимпиаде, ты бы пошёл?

АГ: А мы и должны были там играть.

ЕД: Как это так, расскажи.

АГ: Был фестиваль Red Rocks, который два года ездил по городам и привозил с подачи Сбербанка и на деньги Сбербанка совершено невероятные группы. В Тольятти, например, играл Black Rebel Motorcycle Club. Я понимаю, что в Тольятти это, наверное, мало что говорит людям, но это очень круто. Они выполнили культуртрегерскую миссию. 

Насколько я знаю, на Олимпиаде будут играть большие артисты. В общем, это всё ещё под вопросом. Это же Россия, тут всё может в последний момент… 

ЕД: А тебе интересно было бы? Как ты к Олимпиаде относишься? Ты любишь кричать про распил, или ты любишь спорт, или тебе вообще пофиг?

АГ: Я спокоен. 

ЕД: Мне кажется, это очень крутое состояние.

АГ: Да. Поэтому давайте так: я всем желаю в этом новом году осознанного спокойствия. Это когда ты не расслаблен, ты в силе, но не отвлекаешься на внешние раздражители и любишь тех, кто рядом с тобой.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^